Февраль 2014
Перейти в календарь →
Ждём Вас!
18
октября
в 19:00

«Своим семьем»: многодетные на колесах и главный лайфхак

Кирилл и Анна Яночкины – родители четырех детей и заядлые путешественники. Они объехали если не пол земного шара, то точно немалую его часть. Супруги делятся секретами, как спланировать путешествие с маленькими детьми, о чем не забыть?

Анна с детства знала, что такое большая семья: она – второй ребенок известного акушера-гинеколога Романа Николаевича Гетманова, в семье которого кроме нее выросло еще девять детей. Так что о многодетности она знала не из книжек и смотрела на нее без идеалистического флера.

– Мама с папой недавно оцифровали свои старинные видеозаписи, я взяла их посмотреть. И вот перед глазами один вечер семьи, папа тестирует камеру: мама с железным спокойствием делает уроки с одним из сыновей в крошечной комнате. Младшие дети прыгают вокруг по двухэтажным кроватям, годовалый стучит деревянным молотком об пол, летают яблоки, летает попугай и что-то кричит, одна из сестер вопит: «Уберите от меня камеру, не смейте меня снимать».

Со стороны, когда ты уже из этого вышел, это все выглядит безумно. Кажется, что мы давно должны были сойти с ума. Но почему-то этого не произошло и мы в какой-то степени повторяем путь родителей. Наверное, потом наши дети тоже будут говорить: как можно было выжить и не сойти с ума, – Анна рассказывает о своем детстве с юмором.

Кирилл старше Анны на двенадцать лет, они познакомились, когда его будущая жена заканчивала школу. Послушав совета духовников, они не встречались до того момента, пока Анна не поступит в университет, и писали друг другу письма. Бумажные. Поженились, когда Анна училась на первом курсе филфака МПГУ.

Первые полгода супруги жили в квартире одних знакомых, потом еще два года – у других, собственное жилье появилось через три года, к году старшего сына.

Адаптация к семейной жизни у Анны была своеобразная. Она привыкла жить в большой семье и, если готовила еду, то почти в промышленных масштабах. Противень мяса, пятилитровую кастрюлю супа – двоим точно не съесть!

– Психологически непросто было оказаться в ситуации без маленьких детей, – вспоминает Анна. – Когда я уезжала от родителей, младшим был Филя, и он ко мне каждое утро приползал в комнату, мы с ним по утрам валялись, играли. Мне очень не хватало дома какой-то движухи: детей, занятий с ними, шума. Я поэтому даже няней чуть-чуть поработала.

Одно из первых бытовых совместных супружеских приключений – заваривание новогодней елки. Кирилл и Анна решили, что просто выкидывать елку не интересно, надо заварить ее и принять полезную, дающую силы хвойную ванну. По дороге до ванной все до единой иголки осыпались и рассеялись по квартире. Но все-таки супруги решили заварить хоть какую-то часть елки, хотя бы ствол, и в итоге – засорился слив.

– Мы периодически тогда придумывали какие-то такие смешные дурацкие вещи, – смеется Анна.

Академический отпуск не брала, а диплом защищала с младенцем

Анна была уверена, что дети появляются сразу после венчания, но первый ребенок появился через два года, когда она окончила второй курс. Анна училась на вечернем отделении и в академический отпуск решила не уходить.

– Появился первый ребенок, и, конечно, было желание как можно раньше и разностороннее его развить. Я таскала его на бальные танцы, шахматы, изо, в группу раннего развития. Мне как раз сегодня сын напомнил: «Мама, а ты помнишь, что я занимался бальными танцами? Я нашел у себя какие-то грамоты». Помню, что надо было в 9 утра с ним куда-то далеко идти, в центр раннего развития, где в группе мы лепили из пластилина колбаски.

А через четыре года с месячной Ксенией я защищала диплом.

Пока училась, со старшими сидели все мои братья и сестры. Вот они – плюсы многодетной семьи.

– А потом была няня, – добавляет Кирилл.

– Да, когда мы поняли, что близкие уже начинают напрягаться от моих звонков, решили, что нужна няня.

Супруги в разговоре постоянно продолжают, подхватывают мысли друг друга – «а помнишь, как…», и улыбаются. Они вместе радуются, вместе переживают. Каждый по-своему – Анна открыто, эмоционально, Кирилл – внешне сдержанно, но не менее сильно. Так вместе они пережили потерю беременности – между первым и вторым ребенком.

– У нас каждый ребенок был долгожданным, – говорит Кирилл. – И я никак не могу понять фразы «перестраивать жизнь под детей». Здесь нет никакого насилия, что вот, резко ломается прежняя жизнь и родители, сжав зубы, принимают новые условия. Да, жизнь перестраивается, но это происходит естественно и само собой. Ну вот, например, пошли дети в школу, значит, надо теперь вставать на час раньше и отводить их, составлять собственное расписание так, чтобы суметь их забрать.

– Каждый ребенок – это благословение, – говорит Аня. – Каждый дался непросто, разница между вторым и третьим – семь лет. Ты – из многодетной семьи, вокруг все рожают, а ты рвешь на себе волосы, рыдаешь и не понимаешь, за что, что в тебе не так и почему. Мне, наверное, быть бездетной или малодетной – в сто раз тяжелее, чем быть многодетной. Так ты живешь и каждый Божий день разруливаешь какие-то проблемы, ставишь и решаешь определенные задачи, особенно не задумываясь, считая такую жизнь естественной.

– Мы не хотим никуда идти, хотим побыть все вместе, своим семьем, – бывает, говорят дети.

Или родители просят детей скоординировать планы, чтобы побыть «своим семьем».

Автор фразы – сын Саша. Когда он был маленьким и уставал от больших семейных праздников, он говорил фразу, ставшую в семье крылатой: «Я хочу побыть своим семьем».

Когда мужу надоедает беспорядок, он просто берет пылесос

Обязанности по дому – на обоих супругах. Только мебель для дома, шкафы-купе, например, Кирилл делает сам.

– У Кирилла только один недостаток, – смеется Анна, – он не готовит. Не очень давно, младшей тогда был месяц, Кирилл с Сашей уехал на Кавказ – в такой мужской горный поход, а я с тремя девочками осталась в нашем доме в деревне. В какой-то момент сломался водопровод, посудомойка замигала, что кончилась соль, и я просто села рядом с этой посудомойкой и стала плакать с мыслями, что я ничего не могу без Кирилла. Но потом пришлось собраться, залезть в колодец, надеть шланг на насос, разобраться, куда сыпать порошок.

Когда Кириллу надоедает, что что-то хрустит под ногами, а я не успеваю, он берет пылесос и начинает убираться.

Он много всего делает. Особенно ценно, что он не ставит все это себе в заслугу, не говорит, что вот, я сделал, а ты… Он просто берет и делает.

Анна – учитель русского и литературы, и только последние три года она в «декрете»: и со старшими детьми не уходили ни в академический, ни в декретный отпуск.

– Но это было не от каких-то амбиций. Скорее это было влияние мамы, которая говорила: «У женщины всегда должно быть что-то для реализации, кроме семьи». Мама всю жизнь преподавала в училище анатомию и не работает только последние десять лет, и то потому, что папа уже взмолился.

Но работала я с удовольствием, дети ходили в детский садик, иногда, когда болели, оставались с няней. А теперь я не вспоминаю об этом времени как о чем-то безвозвратно утерянном и не стремлюсь обратно. Да, наверное, должно быть еще что-то, кроме детей. Я, например, шью лоскутные одеяла и очень это дело люблю. С сентября хочу открыть семейный детский сад.

– Когда мы осознали неизбежность долгов в связи с покупкой квартиры, Аня начала продавать свои произведения, – говорит Кирилл.

– Да, мне заказывают, я шью. Это не то что серьезный заработок, но утешительно: вроде и ты вносишь свою лепту в семейный бюджет.

У супругов нет никакого специального планирования в смысле быта и финансов. Все вопросы решаются по мере поступления.

– Мы просто знаем, что такого числа придет аванс, такого числа придет зарплата, – говорит Кирилл. – Сейчас есть возможность заплатить за квартиру – заплатим. Есть возможность купить что-то – купим. Нет денег на «купить» – ждем зарплаты. Ничего не откладываем.

Что касается быта, например, Анне удобнее готовить обед во время завтрака, а ужин во время обеда – просто потому, что младшие при деле, а потом целый день с ними что-то приходится делать, трудно отвлечься. Вечернее время занимать готовкой невозможно, мама нужна школьникам, нужна малышам, надо, чтобы не было шума в квартире, потому что папа готовится к урокам. Но это сейчас, потом все может измениться.

Два дня в Москве за все лето

Яночкины любят путешествовать. Они даже создали сайт, на котором можно проследить по карте, где они побывали, и прочитать отчеты о поездках.

В первое семейное лето в 2003 году они только два дня были в Москве, между поездками, в которых – сходили в горный поход, сплавились на байдарках, съездили в Крым и в Армению, побывали в деревне.

Любовь к путешествиям и у Кирилла, и у Анны – наследственная. Папа Кирилла – мастер спорта международного класса по альпинизму, так что его сын с самого детства – в альпинистских лагерях. Родители Анны – заядлые путешественники, и в первый свой поход она отправилась, когда ей было две недели – родители привезли ее в корзинке на Бородаевское озеро.

Пока не было детей, ездили без машины, а потом поняли, что без нее никак, и стали автопутешественниками.

Фото: Анна Яночкина / Facebook

Старший сын Яночкиных впервые поехал в путешествие по Русскому Северу, еще не родившись – Анна была беременна, до родов оставался месяц. Но тогда поездка была недолгой, и с родителями Анны. То есть – под контролем Романа Николаевича.

Когда старшему сыну исполнилось два года, Яночкины купили первый автомобиль и через Румынию, Болгарию уехали в Турцию на месяц.

Именно путешествия – это то, что супруги планируют заранее. За полгода Кирилл обкладывается картами, книгами, разрабатывает маршрут.

Фото: Анна Яночкина / Facebook

– По корешкам книг, которые скапливаются на его столе, я могу предположить, куда мы отправимся, – смеется Анна.

Что брать с собой в путешествие – лайфхаки многодетной семьи

– Есть вещи, без которых не обойтись, например, страховки на машину, визы. Это делается заранее. Сейчас много различных программ, помогающих упростить путешествия, – говорит Кирилл. – Например, есть программы, которые позволяют найти аналоги тех или иных лекарств в разных странах. Ну и, конечно, те, которые мы знаем, что могут понадобиться, берем с собой.

Кирилл заранее просматривает, где в тех местах, куда они едут, есть автосервис, специализирующийся на машине их марки.

Берут Яночкины с собой двухконфорочную плиту и два пятилитровых газовых баллона – один про запас.

Фото: Анна Яночкина / Facebook

Еду чаще покупают в супермаркетах и на рынках, но какой-то запас непортящихся продуктов берут с собой. На всякий случай. Например, во Франции не раз сталкивались с тем, что в воскресенье ни один магазин не работает, а в Норвегии – еда очень дорогая.

Обязательно в машине должен быть большой запас воды – до 60 литров. И еду приготовить, и посуду помыть, и душ принять.

Кстати, вода оказывается нужна и если семья остановилась ночевать не у водоема. В машине есть автодуш, так что спать все ложатся чистые и довольные.

– У нас с годами менялся стиль поездок, – рассказывает Анна. – Мы начинали с того, что брали совсем мало вещей. Кирилл позволял с собой взять личных вещей не больше, чем помещается в небольшую пластиковую коробку. Строгим голосом говорил: «Носков не больше трех пар!» И ничего нельзя было протащить в машину контрабандой. Туристические палатки у нас были не кемпинговые, а совсем маленькие, горные.

Те же пластиковые коробки служили мебелью – столами и стульями. Теперь супруги возят складную кемпинговую мебель, большую семейную палатку с тамбуром, в котором можно спокойно всем разместиться во время дождя. А вместо пластиковой – стеклянную посуду. А иногда – всё вместе, потому что они любят делать вылазки в горы, тогда приходится оставить машину и дальше нести все на себе, вот тут пластиковая посуда оказывается кстати.

Пластиковая коробка легко превращается в детскую ванночку, когда нужно искупать малыша. Или служит тазом для стирки, которой с детьми всегда бывает очень много.

Очень помогает в поездках с детьми компрессорный автохолодильник, в котором можно хранить продукты. В поездках без холодильника молочные продукты и мясо можно покупать только на один день вперед, а с холодильником посещения магазинов становятся гораздо реже.

Для документов, которые не обязательно брать с собой, но иногда они могут пригодиться, таких как, например, медицинские полисы, Яночкины закачали специальную программу для телефона.

Вообще супруги стараются выезжать ночью – дети спят и их не нужно развлекать.

Но наступает время, когда дети просыпаются, и тогда пригождаются взятые из дома тетради, наклейки, фломастеры, раскраски, игры. Обязательно – перекусы.

– Задача мамы, – говорит Анна, – если она не за рулем, – беспрерывно следить: если дети пораскрашивали, начали фломастерами друг на друге рисовать – раз, всем по банану; начали шкурки от банана засовывать в вентиляционные отверстия, раз – все играем в «Смотри в оба» и так далее. Все это чередуется с какими-нибудь аудиокнигами, подборками песен, которые все любят петь.

Фото: kirill-anya.ru

Приехали люди и стали наши вещи к себе в машины складывать

Когда мы ездили с двумя детьми, еще до кризиса, мы оба работали, зарплаты были хорошими, и мы могли больше позволить себе в поездках.

– Но ко всему проще относиться философски, – добавляет Анна. – Нет денег, значит, надо ночевать в палатках.

– Если ехать в Европу, – продолжает Кирилл, – проблем с тем, где поставить палатки, вообще нет: во всех странах есть кемпинги. Во Франции они через каждые 40 километров, например. Так что мы планируем только маршрут. Опять же, в навигаторах есть специальные программы. Ты понимаешь, что в течение 40 минут надо делать остановку на ночлег, и смотришь, где ближайший кемпинг. Цены там более или менее стандартные, в некоторых странах подешевле, в некоторых подороже.

Останавливаются Яночкины и «дикарями», причем и в Европе, и в России, и в Азии.

– В Европе возникали разные милые ситуации, например, в Италии – приезжал какой-то фермер на своем тракторе, на земле которого мы остановились, и говорил: «Костер не жжете? Отлично, стойте дальше, пожалуйста!» А в Чечне, где мы были два года назад, нас пугали медведями, но мы их не встречали. В Краснодарском крае мы остановились однажды на краю поля, и вечером подошли мужчины: «Мы завтра в 10 утра косить будем, так что вы до этого времени уезжайте, чтобы не попасть под машины».

В Грузии один раз мы разбили палатку, как вдруг приехали люди на машинах, стали наши вещи брать и складывать в свои машины со словами: «Да вы что, вы же в Грузию приехали, вас любой в гости с радостью примет. Вы зачем в поле стоите? Пойдемте к нам, мы вас накормим, напоим». Еле сумели объяснить, с благодарностью, что нам так хорошо, комфортно.

Фото: kirill-anya.ru

– Надо знать, что говорится в законодательстве страны, в которую едешь, по поводу диких стоянок, – рассказывает Кирилл. – Например, в Норвегии есть так называемое право общего доступа. То есть ты можешь, независимо от статуса земли (государственная или частная), если это не заповедник, стоять с палаткой где угодно, лишь бы не на засеянных полях и не ближе 150 метров к какой-нибудь постройке. Но это если ты с палаткой пришел пешком. Частные дороги их владельцы имеют право перекрывать.

– В Дагестане, – вновь подключается к разговору Анна, – мы проснулись от звона коровьих колокольчиков: ко входу в палатку пришел пастух с ведром молока: «Куда вам его разлить?» В Азербайджане местные надавали нам буквально гору шелковицы.

Бюджет и безопасность в путешествии

Супруги просчитывают, сколько денег уйдет на бензин: смотрят цены на него в тех странах, куда отправляются, и сколько примерно планируется его потратить.

Уже несколько лет Анна ведет очень подробные таблицы Excel, куда записывает все расходы из путешествий по категориям. Сейчас уже проще рассчитывать, зная, сколько в процентном соотношении уходит на еду, на топливо.

Дополнительных средств «на всякий случай» супруги почти не берут. Если случится что-то непредвиденное, можно позвонить родственникам домой и они переведут на карту. Но никаких «если что», к счастью, не возникало.

На фотографиях из Норвегии Кирилл и Саша лазают по горам. Иногда таких крутых, что прямо дух захватывает. По крайней мере, у человека, не посвященного в тайны альпинизма.

Фото: kirill-anya.ru

– Мне тоже было страшно, – улыбается Анна. – Я не всегда видела на месте, куда они залезали: была беременна и иногда оставалась внизу с Ксеней. Потом просматривала фотографии с комментариями: «А-а-а, вы что делаете?! Куда вы залезли?!» Кирилл успокаивал, что все под контролем.

– В горах гораздо менее опасно, – поясняет Кирилл. – В городе можно под машину попасть, да что угодно может случиться. В горах ты лучше контролируешь ситуацию.

В этот момент Анна отодвигает младшую дочку, которая, сидя у мамы на руках, пытается дотянуться до электрической розетки.

– Важно, чтобы и в поездке, как дома, у детей были обязанности, у каждого свои, – говорит Анна. – Кто-то раскрывает походный стол, кто-то раскладывает коробки по палаткам, зная, где у кого что должно лежать. Конечно, все глобальное ложится на плечи родителей, но дети должны не просто болтаться, а участвовать в общей жизни. Лучше, если у каждого есть свои закрепленные обязанности, своя зона ответственности.

Фото: kirill-anya.ru

Главный лайфхак

С Яночкиными легко и радостно общаться. Может быть, потому, что они не пытаются жить по каким-то увиденным в книгах схемам, построенным образцам. Они просто живут, и потому их жизнь получается такой настоящей.

– Когда-то меня поразило, что на первом месте у женщины должен быть Бог, на втором муж, а на третьем дети, – признается Анна. – Поначалу кажется, что со вторым и третьим местом что-то не то. Вроде бы дети занимают все, оставляя совсем чуть-чуть места. На самом деле, если муж хороший, то легко получается, чтобы он был на втором месте после Бога, и это совершенно спокойно вмещается в семью.

Если возникают какие-то сложности между мужем и женой, тогда все это очень трудно правильно организовать. У нас таких сложностей нет, и как-то само все получается, без прикладывания титанических усилий и чтения книг по организации семейной жизни.

– Кирилл, а вы что не говорите, какая у вас чудесная жена?

– Так это и так видно…

Но уже после нашего разговора супруг заметил Анне:

– Да чего рассказывать про какие-то лайфхаки и секреты счастливой жизни. Мой главный лайфхак – жениться на тебе.

Фото: Ефим Эрихман

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
В ночь на пятницу на окраине Москвы умышленно подожгли храм - на Покров там служил епископ
Психолог Екатерина Бурмистрова о трудностях вхождения в материнство
Как разорвать зависимость от “чрезмерно онлайн” - 4 простых шага

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: