Главная Церковь

Священники уходят из Церкви. Протоиерей Константин Островский — о том, как это пережить

,
Даже через грешного человека можно прийти к вере
Фото: Юлия Маковейчук
Протоиерей Константин Островский
Снимают сан и уходят из Церкви священники, которые для многих были духовными авторитетами. Кажется, что пошатнулась церковная жизнь, но не происходит ничего нового, считает протоиерей Константин Островский. Он рассказал «Правмиру», из-за чего священники оставляют служение, почему их стоит жалеть, а не осуждать и как найти в себе силы не разочароваться и выстоять, если кажется — все вокруг рушится, а тот, кто привел тебя к Богу, оставил Церковь. 

— Не следует думать, что пошатнулась церковная жизнь. Зашатались отдельные люди — как раз те самые священники, которые уходят. И думаю, что нельзя говорить обо всех вместе, обобщать. Люди — они ведь все разные.  

Приведу положительный пример — преподобный Иоанн Молчальник. Он был архиереем в Армении. Чтобы углубиться в молитву, оставил кафедру, выдал себя за простого человека. Пришел в монастырь к преподобному Савве Освященному и там подвизался, как простой монах. И только позднее открылось, что он — епископ. И вот, казалось бы, он оставил свое служение, но его за это не упрекнешь. 

О грехах и ошибке

Бывает, что уводят от служения смертные грехи, тот же блуд, невыносимое пьянство и другие, которые совершенно не совместимы со священством. Бывает, священники уходят сами, бывает — церковные власти принимают решение о снятии с провинившегося сана.

Иногда человек рукополагается, вообще не отдавая себе отчета, что это за служение и для чего оно ему нужно. Здесь вопросы к тем, кто его рекомендовал к рукоположению и кто рукополагал. Я знал молодого священника. Не могу сказать, какова его судьба сейчас. Но когда-то мама буквально подбила его на рукоположение — нарочно увезла для этого в удаленную епархию, а через какое-то время тот несчастный человек понял, что не может и не хочет быть священником. 

О тех, кто пользовался авторитетом

Случается, что отказываются от сана те, чьи имена на слуху — очень известные, образованные люди, такие как, например, Андрей Конанос. Эти священники пользовались большим авторитетом. 

«Трус! Предатель! Туда ему и дорога!» Что не так с нашей реакцией на снятие сана священником
Подробнее

Но пусть люди, у которых они пользовались авторитетом, подумают: «А чего я искал в Церкви, раз меня так выбивает из себя то, что эти священники отказались от сана?» Вот житейский пример — человек пошел на рынок, и там сыграл с наперсточником и лишился всех денег. Из этого же не следует, что не надо ходить на рынок. Просто не надо играть в азартные игры. 

В Церкви, если человек ищет Бога, духовного пути, то обязательно найдет. Точнее, Бог найдет этого человека. В наших поисках возможны ошибки. Ищущий Бога человек может упасть, но ему нужно подняться, и Бог, видя его усилия, поможет ему. 

О пастырском выгорании

Случается и выгорание, о котором сейчас много говорят. Это бывает и у врачей, и у педагогов. Главная причина пастырского выгорания, мне кажется, — человек пытается выжать из себя добро, тратит свою душевную энергию, а она у всякого из нас ограничена. 

Если я не буду включать ноутбук, он никогда не разрядится, но будет просто без толку лежать. А включу и буду работать, не подзаряжая аккумулятор — он через какое-то время выдохнется и перестанет работать. От сети ноутбук будет работать до тех пор, пока не придет его срок. Так и человек, если он, образно говоря, подключен к Божественной сети, если через него действует благодать, может служить людям, не выгорая. Мы знаем примеры святых, например, праведного Иоанна Кронштадтского, служившего людям с утра до ночи, изо дня в день, и хватило его, пока он не преставился. 

А когда человек пытается делать дело Божие одними своими силами, когда ревность не по духовному разуму, то он может совершенно душевно опустошиться. Речь именно о ревностных священниках, у лентяев выгорания не бывает, как у выключенного компьютера. Прежде всего, нужно искать Божьего, искать Божью благодать, чтобы она через нас действовала. 

О раскаявшихся грешниках

Ничего особенного, того, чего не было бы раньше, в прошлом, в наше время не происходит. Приведу стандартный пример: Церковь — это духовная больница. Только в нашей больнице Врач — всемогущий, всеведущий. Если больной честно лечится, его обязательно вылечат. Но больные, бывает, нарушают режим. Если больной станет прыгать из окошка, употреблять наркотики, если больной отказывается лечиться, никакой врач помочь ему не сможет. 

Яркий пример, что ничего нового не происходит сегодня: среди 12 апостолов каждый шестой оказался предателем — Иуда и Петр. Только Петр покаялся, а Иуда — нет.

Иногда Бог хочет Свою благодать преподать нам через великого святого, иногда — через простого священника, а иногда — через грешного человека. Не будем отказываться от истины, даже если Господь возвещает ее через недостойного человека.

Осуждать никого не надо. Бывает, человек падает, а потом поднимается. Я сам знаю такие примеры. И, может быть, действительно, человек оставил священный сан, но через какое-то время он может покаяться, и Бог примет его покаяние, будем надеяться…

Людей, с которыми это случилось, нужно жалеть, не презрительно, а искренне. Повторяю, не осуждать. Но и хвалить, конечно, тоже не за что. 

О доверии к священнику

Вдруг священник сейчас говорит искреннюю проповедь, а потом выгорит и уйдет? 

Странно начать теперь с недоверием смотреть на всех священников, на духовников. Но опору надо искать в Боге, а не в людях. 

«Каждый век приносит нам свой особенный крест». Памяти протоиерея Георгия Бреева
Подробнее

Я сам имею такой опыт: когда пришел в Церковь, много общался с сейчас уже покойным отцом Георгием Бреевым. Он — мой духовный отец. Но опирался я не на мнение, что он — великий святой. Я надеялся на Бога, что Он будет руководить мною через духовного отца, и молился: «Господи, не дай нам с отцом заблудиться!» 

Прежде всего, надо искать Божьего. Хорошо почитать духовного отца, но надеяться надо все-таки на Бога. Всякий человек немощен. Даже великие святые могли оступаться. Пока человек здесь, на земле, он бывает немощным. 

Голову никогда не надо терять. Но это не значит, что мы должны с недоверием относиться ко всякому слову. Доверять надо, но и необходимо сопоставлять то, чему нас учат, с учением Церкви, со Священным Писанием, с наставлениями святых отцов. Тем более, что нужные книги можно приобрести едва ли не в любом храме.

О призывах к радости

А бывает, что человек впадает в прелесть — самопрельщение или бесовское прельщение. Когда я слышу, что кто-то очень много говорит о радости, всех радостно призывает радоваться, то отношусь к этому с осторожностью и недоверием. 

Одно дело — та радость, про которую писал апостол Павел: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите» (1 Фес. 5: 16–18). Дай Бог нам всем стяжать такую радость, но, думаю, большинству из нас до этого очень и очень далеко. 

А когда человек начинает выжимать из себя: «Я должен быть радостным», я смотрю на него с недоверием. В одном из рассказов Честертон написал: «Когда я вижу человека, постоянно находящегося в веселом, счастливом состоянии, я жду, что он вскоре покончит с собой».

Кроме того, желание получать от Церкви только приятное и чтобы люди вокруг были только хорошие, отношения сплошь задушевные — это само по себе прелесть, прельщение. Кстати, это все дается в некоторых сектантских общинах; еще более короткий и опасный путь — наркотики, на короткое время дающие утешение. Но это не путь к Богу. А искать надо — Божьего, полезного и спасительного для души. Взрослый человек с осторожностью должен относиться к тому, когда к нему обращаются чересчур ласково. 

Да, преподобный Серафим Саровский обращался к каждому приходящему «радость моя!» Его душа была преисполнена благодатью в результате многолетних великих подвигов самоотвержения, молчания, когда он жил и молился в лесу один. Он искал Бога, а не утешений, а с Богом обрел и благодать, и радость. Уже потом он эту настоящую, божественную радость изливал на тех, кто с ним общался. Но такая радость — большая редкость. 

Понятно, что в храме нужно относиться внимательно и бережно к людям. Духовенство и сотрудники храма должны помнить о том, что людей надо встречать по-доброму. Мы все должны друг к другу хорошо относиться — это естественно. Мы должны ободрить, утешить, не смутить тех, кто приходит в храм — это забота служителей Церкви и мы согрешаем, если поступаем иначе. 

Но человек, который идет в церковь, должен, еще раз повторяю, искать именно духовного пути. И этот путь всегда крестный.

Довольно часто приходится прихожанам, которые ропщут на Бога в скорбных обстоятельствах, объяснять, что здесь нам никаких благ не обещано, обещано в Царствии Небесном. А здесь — Сам Христос был распят и умер на кресте, и призывает нас идти крестным путем. 

О тех, кто приводит нас к Богу

Бывает, что выступления или книги тех, кто впоследствии снял с себя сан или вообще ушел из Церкви, привели кого-то в Церковь. Ничего в этом особенного нет. На меня, скажем, очень повлияла книга известного оккультиста Петра Успенского «В поисках чудесного». Читая эту книгу, я оставил свои моралистические заблуждения, решил искать духовный путь и нашел его в Церкви. Но это не значит, что книга — хорошая, а Успенский вдруг перестал быть оккультистом. 

«Я понял, почему не хожу в храм: там попы на мерседесе»
Подробнее

Бывает, что через священника, даже через грешного, человек может прийти к вере. Вера Верховцева, духовная дочь отца Иоанна Кронштадтского, когда-то вела распутную жизнь, затем покаялась и решила первую покаянную исповедь принести священнику, отцу Сергию, который крестил ее когда-то в детстве. Она пришла на исповедь, искренне рассказала всю свою жизнь, а потом обнаружила, что священник совершенно пьян. 

Но путь покаяния привел ее затем к отцу Иоанну Кронштадтскому, который пригласил к себе и того отца Сергия, и тот в итоге исправился. То есть, казалось бы, пьяный священник, в таком виде совершающий таинства, мог бы смутить, оттолкнуть от Церкви, но Бог помог Верховцевой даже через такого священника, потому что она искала Бога. Однако это не оправдывает наших грехов. 

Что касается книг — человек даже из состояния прелести мог писать верные слова. «Верую, что Бог есть» — вот этого бывает достаточно, чтобы привести кого-нибудь к вере. И пусть этот человек будет благодарен написавшему их священнику, этой книжке и пусть молится за автора.

О завышенных ожиданиях

Вообще пугаться происходящего не надо. Здесь как на войне, рядом кого-нибудь могут убить. Главное, самим стараться держаться, погибших товарищей жалеть, раненым стараться помогать. Это не шуточный бой, духовная жизнь опасна. 

Митрополит Антоний Сурожский говорил, что начать молиться — это как войти в клетку с тигром. Понимаете, с тигром, а не с ласковым олененком. Но если человек ищет Божьего, Бог ему обязательно поможет. 

Священники, о которых сейчас много говорят, которые по своей воле открыто отказались от своего сана, конечно, соблазнили своим поступком немощных людей. Но если человек излишне соблазняется недостатками, которые ему увиделись в церковной жизни, значит, у него заранее были ошибочные установки, завышенные ожидания, которые не оправдались. 

У меня как раз получилось наоборот, потому что, когда я пришел в Церковь, а крестился я в 27 лет, то ничего от нее хорошего не ожидал. У меня были представления, что в Церкви есть что искать, но к церковным людям я заранее относился с большим предубеждением. Но постепенно мне открылось, что эти предубеждения далеко не верны, что в Церкви много хороших, духовных людей. 

Протоиерей Константин Островский

Человеку, который начинает с восторга, бывает труднее. Он сразу встретился с замечательными церковными людьми и вдруг потом узнает, что среди них кто-то оказался не таким уж замечательным. Это искушение, которое нужно пережить. 

О подвиге духовной жизни

Человеку может показаться, что он — слабый, ничего не может. Но на войне слабых нет, раз тебя призвали, дали тебе ружье, садись в окоп. Конечно, есть генералы, офицеры, есть разведчики-спецназовцы с особыми дарованиями. Но и рядовой солдат — духовный воин, ему поручено Божье дело и нужно сражаться до победного. Малодушие — это плохо, это грех. 

Бог спасает нас. Может через хорошего священника, может через плохого, может и вообще без священника. Послал Бог достойного и опытного духовного отца — это великое благо. Надо идти и за ручку такого отца держаться. Это спасительно, хотя и бывает очень трудно. Если Бог не послал, значит, будет вести Сам как-то по-другому. Главное, искать именно Его.

А духовная жизнь — это подвиг, он предполагает от нас труд и терпение. Но идущему Бог поможет и падающего поднимет, если только человек не отрицается от пути. 

Вот если наоборот — это плохо. На войне, если мы продолжим метафору, солдат, который будет воинский долг исполнять, не будет оставлен, пусть даже и окажется ранен. Но если он сделается дезертиром — горе ему.

Вера не дается в духовных семинариях и богословских институтах, вера — это дело нашего произволения.

Поэтому нет оснований удивляться, что среди отпавших немало людей образованных. 

А вот осуждать никого не надо; если мы будем осуждать, то можем упасть туда же. Если отпадение от веры произошло с близким человеком, которому я доверял, надо тем больше молиться за такого человека. Если он говорил слова, которые и сейчас, после всего, кажутся правильными, надо быть благодарным за них. Если оказались неправильными, присмотреться, почему моя душа откликалась на них, и покаяться. 

Это и есть работа над собой, когда мы решаем, с Божьей помощью, поставленные Им задачи.

При поддержке Фонда президентских грантов
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.