Единый учебник истории

Павел Лукин: Идеологизация истории и непрофессионализм – две опасности для единого учебника
История — идеологический предмет в том смысле, что она использовалась и используется в идеологических целях. Вопрос, нужна ли такая история и, если нужна, то кому? Я думаю, что самостоятельно думающему человеку, а именно и только такой человек может что-то понять в истории, — не нужна.
Единый учебник истории — без нравственной оценки прошлого
К детям надо относиться серьезно. И стараться давать им максимум правды, честно подходить к отечественной истории. Не прятать какие-то факты, не стараться что-то лакировать. Важно говорить и о трагедиях, и преступлениях, и о достижениях. Всю правду, какая есть, какую мы знаем. Это особенно касается советского периода.
Единый учебник истории: pro et contra
На утверждение президенту отправлен окончательный вариант единого учебника истории. Проект разрабатывался представителями общественности и научной среды, и вызывал множество споров. Итоги дискуссии по поводу единого учебника истории комментируют эксперты.
Учебник истории – единый и неделимый?
Куцым выглядит список персоналий, о которых пойдёт речь в учебниках. Список составлен неаккуратно. Не значатся в списках по ХХ веку иерархи Русской православной церкви. Как вы представляете себе историю советской эпохи без патриарха Тихона, без патриарха Сергия?
Авторы концепции единого учебника истории заявили о начале ее обсуждения в интернете
Авторы концепции предполагают, что новый учебник должен формировать оценочное отношение школьников к фактам истории и способность искать информацию об историческом процессе в других источниках.
31 спорный вопрос по истории?
Я постарался выделить те болевые вопросы, при анализе которых следует соблюдать крайнюю степень осторожности. Ну, например: «Образование Древнерусского государства и роль варягов в этом процессе». Есть «Причины, последствия и оценки установления однопартийной диктатуры и единовластия Сталина».
Новое поколение снова собираются воспитывать на лжи, — прот. Кирилл Каледа об учебнике «без репрессий»
Мне это напоминает страшную картину из фильма 'Титаник', когда мама с детьми, понимая, что все гибнут, укладывает своих детей спать и успокаивает их: 'Все хорошо, все в порядке'. Мне кажется, авторы концепции хотят так же поступить с нашими детьми, сказать им, что все хорошо, когда корабль тонет.
Академик Юрий Пивоваров: Исключение из учебников памяти о сталинском терроре заведет в тупик
А Сталин проводил террористическую политику против своего народа. Другое дело, что Сталин и его приспешники – не какие-то прилетевшие марсиане, не воплотившиеся силы зла – нет, это люди из нашего народа, которые, к сожалению, для своего собственного народа устроили пыточную камеру.