Одиночество

Не зарастет народная тропа…
Самое страшное, до подступающего к горлу удушья, — заглянуть в глаза тем, кто заполоняет вторую половину празднично украшенного зала, в первой-то обычно сидят либо важные персоны, либо Артисты Арстистычи. 'Узнай меня, вспомни!', — с тоской молят они каждого.
Больше трех не собираться!
И вот закончилась пасхальная ночная служба, я из храма вышла и стою на ступеньках, чуть не плачу. Так не хочется домой идти. Представляю себе, как духовенство и хор сейчас пойдут разговляться в трапезную, постоянные прихожане разбредутся по своим веселым компаниям, а мне праздновать не с кем.
Одинокие и пугающие
В наше время выживание и даже благополучие вообще никак не связаны с семейным статусом. А древний, записанный в памяти многих поколений страх «остаться вековухой», которой в старости «некому стакан воды подать», продолжает влиять на ход наших мыслей.
Но одиночество прекрасней
Если человек живет один, он может использовать это время для спасения своей души, для покаяния, жить чистой, благочестивой жизнью, делать добрые дела, заниматься милосердием, помогать ближним и, конечно же, молиться.
За искушение паче, нежели за утешение
Но вот наступила Среда. А вместе с ней пришло какое-то странное, ни до, ни после не переживавшееся в такой мере состояние. Словно какая-то плита меня, душу мою, раздавила. Ощущение погибели. Точно на веки вечные определилась уже моя участь - погиб!
Маленький храм с большими чудесами
Мне ничего не пришлось делать. У нас оказались настолько религиозные, верующие, любящие Бога люди, что меня буквально носят на руках и все делают сами. Вагончик отреставрировали внутри, сделали похожим на храм снаружи. Все бесплатно, просто по любви к Богу и друг другу.
Дух празднословия не даждь ми…
Для того, чтобы было о чем говорить, нужно, чтобы было о чем молчать. Тихое и медленное созревание слова в тайном мраке внутренней жизни так же необходимо, как полносрочное донашивание ребенка. Иначе мир будет наполнен выкидышами, не способными выжить и окрепнуть.
Просто не досаждать друг другу
Сегодня мне хотелось бы напомнить вам об одной из тех важнейших вещей, от которых зависит наше спасение, – о нашем единстве. Но не просто о единстве как некой данности, а о единстве, если можно так выразиться, деятельном, созидательном, творческом.