В середине февраля на страницах новосибирских СМИ появились публикации: шестиклассник с ДЦП упал с крыльца школы. Упал не сам, его толкнул одноклассник. Может быть, так и осталась бы эта история частным случаем, если бы не два «но»: Егор получил серьезную травму – закрытый перелом копчика со смещением, а от толкнувшего его мальчика, назовем его Елисеем (имя изменено), не впервые страдают одноклассники.

В тот день, 14 февраля, Егор (настоящее имя названо с разрешения его мамы) собрался идти домой после уроков. Он оделся и вышел на крыльцо школы. Одноклассник Елисей, как рассказала его мама изданию «КП», посчитал, что мальчик идет слишком медленно, и подтолкнул в спину. Егор упал. Он сразу связался с мамой и классным руководителем. Просмотрев вместе с социальным педагогом запись видеокамеры, классный руководитель рекомендовала срочно обратиться к врачу. Мальчика отвезли в детскую больницу №1 – в травмпункт. Врач Н.Б.Осмоналиев поставил диагноз: перелом-вывих копчика.

Егор в больнице

Как рассказала «Правмиру» Ольга Волкова, мама Егора, у него до сих пор «сохраняется болевой синдром, есть отек». Из-за травмы сына у Ольги сорвался отдых, но она радуется, что в отпуске может заниматься лечением Егора: они вместе ходили в больницу на физиотерапевтические процедуры, дома выполняют назначения врача, соблюдают режим. Егору в течение месяца нельзя присаживаться: только лежать или стоять. Учится школьник дистанционно, стоять подолгу ему тяжело – ноги не такие сильные, как у здоровых сверстников, поэтому уроки делает с большими перерывами. В день, когда мы разговаривали с Ольгой, в Новосибирске была ненастная погода, и у мальчика болело не только травмированное место, но и спина. В этих случаях он принимает прописанные врачом обезболивающие препараты. Восстанавливаться после травмы Егору придется долго – до 4 месяцев.

Рваную губу пришлось зашивать в больнице

Новосибирская школа №212, в которой произошел инцидент – новая. Ее построили 3 года назад в быстрорастущем микрорайоне Горский. Елисей учится здесь с самого начала – с 3-го класса. И, по заявлению 17 родителей, все три года обижает одноклассников.

Татьяна Словягина рассказала «Правмиру», что ее сын тоже пострадал от Елисея. Мальчики не поделили парту на уроке рисования. Елисей стал бить соперника. Порвал мальчику губу и отколол зуб. Рваную рану пришлось зашивать в больнице. Татьяна сначала не стала раздувать конфликт и официально отказалась от претензий с условием, что с Елисеем проведут беседу. Пыталась поговорить с мамой Елисея, но понимания не нашла.

– До случая с моим сыном я старалась терпеливо к Елисею относиться. Мне казалось, родители принимают какие-то меры, стараются, но у них не получается. Когда меня близко это коснулось, я побеседовала с мамой и поняла, что изменений мы ждем зря. Мама Елисея говорит: мы все обманываем, что у него такие ситуации с одноклассниками бывают. Может быть, сейчас, после общественного резонанса, что-то изменится. 

Ребенок ползает на уроке и колет всех иголкой – перевоспитывать или лечить?
Подробнее

Татьяна стала инициатором коллективного заявления директору, которое подписали 17 родителей – ровно половина класса. В заявлении перечислялись все факты, накопившиеся за годы учебы с Елисеем в одном классе: бьет девочек в живот, мальчиков – в пах, разорвал губу одному однокласснику, травмировал глаз другому. Теперь к этому перечню можно добавить перелом копчика у третьего. Родители писали, что Елисей «…ведет себя крайне неуважительно по отношению к другим ученикам и учителям, часто употребляет ненормативную лексику, обзывается…». Не считая того, что он постоянно отвлекает детей на уроках, может выкрикнуть в полный голос. Неоднократно прятал вещи учеников, поэтому дети боятся оставлять их в классе. 

Заявление было составлено в январе. В школе приняли меры. По словам Татьяны, маму Елисея вызывали в школу, на Елисея особое внимание обратил социальный педагог, с классом работал психолог. Какие выводы после такого обращения сделал Елисей и его родители? Через месяц Егор получил травму копчика.

Заключение врача

– Я не собиралась ничего писать. Но в ходе разговора с мамой Елисея стало понятно, что наша встреча будет бесполезной. Она сказала мне: «А вы правда думаете, что это что-то изменит?» Тут я поняла, что сидеть и ждать нечего. И пришлось написать заявление, хотя мне это неприятно. Моё действие было больше направлено в сторону мамы, чтобы она серьезнее восприняла наши просьбы. Другие родители тоже ей звонили, обращались. Но просьбы были бесполезны. Никто из родителей не встречал от неё понимания или волнения. Я по себе сужу: если бы такое случилось с моим ребёнком, конечно, может в первый раз я бы и не поверила. Но когда это происходит неоднократно, надо уже посерьёзнее к этому отнестись.

Мы три года разговариваем, дисциплина не налаживается

Обе мамы мальчиков, пострадавших от Елисея, не винят в случившемся педагогов и в один голос говорят о бесправности учителей.

– Учителя теперь очень ограничены в методах воздействия на таких учеников, – говорит Татьяна Словягина, – мы, конечно, защищаем детей от неприятных случаев в школах, но бывают ситуации, когда надо и учителей защитить от детей, потерявших какой-то контроль. Я сама пыталась изучать, что могут предпринять учителя в школе, и нашла только один ответ: это разговоры, беседы.

То есть учитель вообще не может никак воздействовать. Он полностью ограничен.

Я читала, что подобных ситуаций много не только в нашей школе. 

– В школе есть психолог, социальный педагог, к школе должен быть прикреплен инспектор ПДН – специалисты, которые курируют такие ситуации. Сейчас беда школы в том, что её сделали бесправной, – соглашается с ней Ольга Волкова, – она не имеет права без определенной бумажки производить какие-то процессуальные действия. Значит, нужно оформлять нарушения молниеносно. Когда педагоги заставят родителей этого мальчика стабильно раз в неделю ходить на профсоветы в школу, когда мама будет вынуждена постоянно уходить с работы, тогда она задумается.

Директор школы №212 Дмитрий Шульга не стал комментировать ситуацию с Егором Волковым до окончания проверки материала в полиции и подтвердил:

– Основной инструмент воспитательной и социальной работы учителей в сегодняшней школе – это проведение воспитательных и профилактических бесед, доверительных бесед и выстраивание межличностных взаимоотношений с учащимися. По крайней мере, в своей образовательной организации мы на этом акцент делаем. Личное общение, личный контакт – первичен. Все административные меры воздействия, как то: замечания, выговоры – в плоскости административной работы. 

После уточняющего вопроса: «Какие меры воздействия на сложных подростков есть у педагогов?», Дмитрий Алексеевич повторил: «Административное разбирательство, а параллельно идет воспитательная и социальная работа». 

«Срывает уроки, посылает матом, а мы не имеем права ответить». Учителя — анонимно и честно об инклюзии
Подробнее

– Мы в нашем классе уже 3 года разговариваем, но дисциплина всё равно не налаживается. Наши учителя оказались заложниками ситуации. Забрали все права у педагогов. В школе учатся разные дети: с разным воспитанием, сложным характером. Но учителя не имеют права ни выгнать из класса за плохое поведение, ни принять другие меры. Про защиту медиков, работающих на скорой помощи, было много телепередач, у педагогов аналогичная ситуация. Нужно обратить внимание на защиту учителей и, как следствие, на защиту добросовестных учеников, налаживание благоприятной обстановки и дисциплины в школе, – попросила Татьяна Словягина.

О защите педагогов говорят не впервые и не только родители учеников новосибирской школы. В конце января зампред комитета ГД по образованию и науке Любовь Духанина сообщила ТАСС, что в Госдуме начали разрабатывать законопроект, который закрепит статус преподавателя. Такая практика уже существует в Ульяновской области, где действует закон «О статусе педагогических работников». Закон дает дополнительные организационные гарантии и прописывает меры стимулирования педагогов. В Казахстане тоже принят подобный закон: оскорбление учителя наказывается крупным штрафом, повторные злостные нарушения – административным арестом.

Пока готовился материал, в новосибирской школе №212 состоялся профсовет, на который пригласили обе стороны инцидента: и детей, и родителей. Как рассказала Ольга Волкова, Елисея на профсовете не было – он заболел. Решение вынесли в присутствии его законных представителей – родителей: с 22 февраля мальчика поставили на внутришкольный учет. Теперь информация о поведении Елисея в школе будет предоставляться родителям еженедельно. Если им понадобится помощь в воспитании сына – школа готова предоставить психолога.

– Семью оповестили обо всех дальнейших последствиях. Если в течение полугода Елисей совершит что-то противоправное или антисоциальное, документы автоматически уйдут в отдел по делам несовершеннолетних детей, – рассказывает Ольга Волкова.

В отделе полиции тоже бездействуют

Мама Елисея отказалась обсуждать инцидент с корреспондентом «Правмира», сославшись на свои комментарии в «Комсомольской правде». Она рассказала изданию, что травма Егора – стечение обстоятельств. Елисей объяснил родителям: Егор шел слишком медленно и он его подтолкнул. Егор упал на скользких ступеньках.

«Лишь бы сидел тихо». Почему школа не работает с трудными детьми, а просто их не замечает
Подробнее

«Если раньше дети толкались в игре и случайно получали травму, никто не бежал в полицию. Это же мальчишки! Сегодня они подрались, завтра – друзья. А сейчас на каждый чих родители требуют публичной порки. У меня же позиция другая. Если Елисея (имя изменено) обижают, я говорю: «Ты – мужчина. Не надо мне плакаться, ты не девочка». И публично ругать я его тоже не буду. Я не переживаю, что его на учет в ПДН поставят. Я переживаю, чтобы у него жизнь правильно сложилась, чтобы правильные человеческие качества развились. Я разговариваю с ним об этом постоянно…» По мнению мамы Елисея, Ольга Волкова хочет уничтожить их с сыном.

– Я не хочу никого уничтожить, – рассказала «Правмиру» Ольга Волкова, – моя цель – заставить работать инспекторов ПДН и родителей Елисея. Мой крик о помощи, в первую очередь, не к школе, а к 7-му отделению полиции, которое по настоящее время бездействует.

По словам Ольги, инспектор пришел опросить Егора через четыре дня после происшествия – 18 февраля. Егор в присутствии мамы сказал, что его толкнул Елисей. Несмотря на это, инспектор записала в протоколе, что Егор упал, поскользнувшись на ступеньках. Ольга Волкова заставила эту запись вычеркнуть из протокола: 

– Как мне сказал потом юрист, по-хорошему, нужно было заставить её переписывать протокол.

Егор Волков

Был толчок или Егор упал сам, выяснить несложно – крыльцо школы №212 под постоянным наблюдением видеокамеры. После заявления Ольги педагоги посмотрели запись и подтвердили: «Факт был». Ольга также подала заявление в полицию с просьбой изъять видеозапись для проверки.

Ольга Волкова – довольно известный в Новосибирске человек. Заведует библиотекой в Ленинском районе, больше шести лет была председателем общественной организации по территориальному управлению в городе. Вместе с инспекторами ПДН она ходила в школы, создавала отряды трудных подростков, поэтому о работе инспекторов знает не понаслышке. Ей непонятно бездействие отдела по делам несовершеннолетних:

– Сейчас от 7-го отдела полиции я вижу только разведенные руки.

У меня был вопрос к ним: «Я, может быть, в частную полицию пришла?»

Я работаю в государственной структуре, плачу налоги. Я имею право обратиться в государственную полицию за защитой для сына. А в полиции мне рассказывают, как защитить того мальчика, а не как защитить пострадавшего – вот в чём беда.

Ольга имеет в виду первую беседу с инспектором на следующий день после происшествия, когда она пришла в полицию подавать заявление. Ей пришлось выслушать: сколько проблем в отделе полиции, о нехватке инспекторов, о том, что сложных детей в школе контролировать некому. Кроме того, дежурный инспектор ПДН подробно перечислила варианты, которые позволят освободить Елисея от ответственности. В беседе мама похвалила другого инспектора, который был прикреплен к школе, где Егор учился прежде.

– На что действующий инспектор позволила себе обсуждать этого инспектора в моём присутствии, стала обвинять ее в отсутствии качественной работы и конфликтах с руководством. Это, как минимум, непрофессионально, – считает Ольга, – поэтому уже 15 февраля я написала жалобу в управление. И все-таки этого инспектора поставили разбирать наше дело.

Ударил учителя – в тюрьму? Педагоги не готовы ответить, а ученики привыкли, что последствий нет
Подробнее

По словам Ольги Волковой, в Ленинском районе должно быть 17 инспекторов ПДН, фактически работают трое. Редакция «Правмира» отправила запрос в ГУ МВД России по Новосибирской области с просьбой разъяснить: закреплен ли инспектор ПДН за школой №212, действительно ли в Ленинском районе нехватка инспекторов ПДН, по каким причинам пустуют рабочие места. 

– Проблема нашего общества в том, что люди не умеют добросовестно работать на своих должностях, – рассказывает Ольга. – Я знаю другие школы в Новосибирске, в которых инспекторы ПДН сопровождают сложных подростков в школу и обратно, где проводится работа, где дети боятся этого инспектора как огня. А я уже два раза слышала от инспектора о том, что у них маленький штат, работать некому, за вашей школой вообще не закреплен инспектор. Вроде, что вы от нас хотите?

Ольга не согласна с таким положением и собирается добиваться качественной работы инспектора. 

– В 7-м отделе полиции меня хорошо знают – знают, что я молчать не буду. Несмотря на это, реакция нулевая. Буду писать в главное управление Министерства внутренних дел. Может быть, постоянное написание бумаг подвигнет хоть кого-то обратить внимание на эту проблему.

В пресс-службе ГУ МВД России по Новосибирской области комментировать жалобу на инспектора ПДН пока отказались, уточнив, что «по указанному заявлению проводится проверка».

Проявить терпение и понимание

Мария Сёмочкина, психолог центра психотерапии доктора Ермакова, отмечает, что школа – это особый маленький мир, но все правила, которые возникают в школе, так или иначе берут своё начало извне. 

Мария Сёмочкина

– Каждый ребенок несёт часть своей семьи, своих рамок и традиций, которые преобразуются в школе в единую сеть. И если правила одного выбиваются из общего порядка, то требуется большая сила, чтобы ребёнку отстоять свои границы. Детям с ограниченными возможностями это сделать сложнее. Попадая в школьную среду, они огромные силы тратят не только на то, чтобы адаптироваться к процессу самого обучения, но и чтобы найти своё место в школьном обществе, – рассказывает психолог.

По ее мнению, важно родителям детей с ограниченными возможностями наладить контакт и с другими родителями, обсуждая эту тему на собраниях, в группах, лично, при необходимости привлекая школьного психолога и других специалистов. 

– Если будет найдено понимание с родителями, то и дети будут способны сопереживать и поддерживать. Проблемы могут возникнуть, когда взрослые люди будут настроены отстранённо или агрессивно – тогда отношение детей в школе будет носить аналогичный характер, – подчеркивает Мария Семочкина.

Столь же значимым этапом является и настрой учителей, занимающихся с классом. Они ежедневно вносят вклад в эмоциональное пространство. Искреннее, доброжелательное, спокойное отношение к ребенку, вне зависимости от его возможностей, дает платформу равного восприятия и окружающему растущему поколению. Ребенка необходимо включать в общую работу, проявляя терпение и понимание, вместе с тем учитывать его возможности при выборе приемов, используемых в процессе обучения.

Моя цель чтобы Елисей хоть что-то понял

Мама пострадавшего мальчика уверена, что сын мог бы избежать травмы, если бы инспекторы ПДН работали и проводили профилактику таких ситуаций:

Что делать, когда один ученик терроризирует целый класс
Подробнее

– Я не могу сказать, что в семье Елисея не проводится никакая воспитательная работа. Мама говорит: проводится, но результата нет. Может быть, правда ребёнок сложный, может быть, к нему нужно просто подход какой-то найти, но это тоже кто-то должен делать.

Травма сына сорвала отдых Ольги Волковой. С 19 февраля она в очередном отпуске и должна была улететь в Дубай. Вместо отдыха Ольга лечит сына, ходит в полицию, дает интервью.

– Маме очень повезло, что мне другая сторона полностью возмещает денежные средства, страховая компания уже возместила, частично авиакомпания «Сибирь» возместила. На возмещение стоимости билетов я подала, но там своя бюрократия, – говорит она. – Пока все идут навстречу. А моё время? А мои желания? А мои интересы? Они никого не волнуют. Ждешь этого отпуска, но жизнь меняется в какой-то момент, и отпуск срывается.

Сначала с Ольгой связался отец Елисея, после публикаций в СМИ позвонила мама и предложила оплатить все убытки от пропавшего отпуска и возместить расходы на лечение Егора.

После травмы Егор не может сидеть

– Человек переводит разговор в финансовую плоскость. Я ей ответила, что моя цель – чтобы ее сын хоть что-то понял. Елисей, судя по словам инспектора ПДН, не понимает, что это действительно серьезно, не понимает, какой ущерб нанес здоровью, – считает Ольга.

Спустя 12 дней после травмы у Егора начали отекать ноги – не выдерживают нагрузку. Ортопед прописал лекарство для сосудов, мальчику приходится лежать с поднятыми вверх ногами. Делать уроки стало сложнее: лежа он писать не может, приходится вставать на колени или стоять. 

СМИ в публикациях сделали акцент на диагнозе Егора. Ольга Волкова подтверждает, у сына ДЦП: ноги слабоваты, математика плохо дается из-за нарушений в коре головного мозга. У Егора статус ОВЗ. Но, к счастью, нарушения не самые серьезные: мальчик хорошо ходит, нормально социализирован. По заключению психолого-медико-педагогической комиссии, сопровождение в школе ему не требуется. Егор мечтает стать актером, увлечен театром, учится в киношколе.

Егор

– Но вопрос в другом: мой ребенок пострадал не от того, что у него диагноз «ДЦП», а потому, что родители не работают с Елисеем, – уверена Ольга.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: