Главная Церковь
Толпа туристов Господу не помешает
История одной блондинки, которая могла заблудиться по пути ко Христу.

Толпа туристов Господу не помешает

Он ведет каждого, но мы со своей нелюбовью встаем у Него на пути
Фото: patriarchia.ru
История одной блондинки, которая могла заблудиться по пути ко Христу.

Путь в Церковь мог бы затянуться

«Едут тут, платок на бриджи намотала, юбку надеть сложно, что ли. О, еще спрашивает, куда свечку поставить, чтоб успехи в бизнесе были. И вообще – это просто некрасиво – какая-то тряпка вместо юбки», – на территории одного известного монастыря я чувствовала себя как рыба в воде и с «сестринской любовью» смотрела на тех, кто шел в главный храм поклониться святыне. Мысль я тогда не додумала. Вспомнила себя, почти двадцать лет назад – пергидролевую блондинку в мини-юбке в Троице-Сергиевой лавре. И что бы было, если бы меня встречали тогда с теми же «добрыми» мыслями, которые возникли у меня при виде паломницы, мечтающей об успехах в бизнесе…

В Сергиевом Посаде жила мамина подруга детства, нас, конечно, повезли смотреть достопримечательность. «Подскажите, где свечку поставить, чтобы учеба хорошо шла. А какую икону Ксении покупают?» – это уже мои вопросы. Причем вроде барышня образованная, с высшим гуманитарным образованием, крещенная по собственному желанию.

Удивительно, на мои дурацкие вопросы я получала добрые хорошие ответы. Мне были рады. Радость была в самом монастыре, я как будто действительно пришла в гости к родным и дорогим людям. Надо ли сомневаться, что услышав: «У вас замечательная, удивительная святая – Ксения Петербуржская», – я заинтересовалась, нашла и прочитала житие.

Через полгода мы с мужем, тогда еще – женихом, собрались в Петербург. Узнав об этом, моя воцерковленная соседка по комнате в общежитии Суриковского попросила передать «записочки» в часовню. Ее подруга (темная юбка в пол, платок почти всегда) с ужасом развернулась ко мне: «Так это ТЫ едешь?!»

По ее выражению лица выходило, что молиться в часовню собрался крокодил или неистовая грешница из страшного притона.

А я всего лишь оставалась блондинкой (причем уже даже не пергидролевой) в мини-юбке. Скрепя сердце, она-таки отдала мне «записочки», но, видимо, опасалась, что я их съем.

Вскоре мы с мужем поженились, а через год – решили венчаться. Я по работе оказалась на службе в одном из московских храмов, в старом разрушенном, прониклась атмосферой службы и привела мужа. Мы явно представляли идеальный пример совсем не разбирающихся в церковной жизни людей. «Как вас зовут? Нет такого имени – Оксана, есть только Ксения. А зачем вы пришли именно в этот храм?» – священник говорил с нами свысока, мы чувствовали, что чем-то ему мешаем.

Наше робкое бормотание в ответ его не убедило, точнее, благодаря ему он окончательно уверился в том, что пришли мы зря – толком не знаем ни о Церкви, ни о церковной жизни. А мы понимали, что венчаться нам необходимо. Потом я долго боялась представляться Оксаной, хотя в паспорте стоит именно это имя.

А на следующий день муж пошел в храм Спаса Нерукотворного Образа в Андрониковом монастыре. Вернулся – с сияющими глазами: «Такой храм, такой священник!» Пошли вместе, и отец Анатолий Копалкин встретил нас так, будто всю жизнь ждал, когда же лично мы, Альберт (в крещении Алексей) и Оксана (в крещении Ксения), придем в храм. Как дорогих родственников. Мы почувствовали любовь – и пошли за ней. Исповедались, причастились, венчались, стали ходить на богослужения…

Сейчас муж – художник, делает мозаичные иконы для храмов, я – журналист, пишущий на темы православия.

А ведь если бы не отец Анатолий, встретивший нас с любовью, которую мы точно не заслуживали, путь в Церковь мог бы затянуться…

 

Господь Сам ведет каждого, и мы не должны Ему мешать

Одна моя знакомая поняла что-то про Бога, про православие после экскурсионной поездки в ту же Троице-Сергиеву лавру и Ростов Великий: на нее подействовала древнерусская архитектура.

Недавно чудо произошло с другой молодой женщиной – у нее много проблем со здоровьем, кроме того, она не видит. Совсем. Прошлым летом она поехала на Святую землю. Долгий подъем по непомерной жаре, служба в душном храме. И вдруг стало легче: подул легкий приятный ветерок. «Если бы он не подул, я бы не выдержала. Вы, наверное, тоже», – сказала она спутникам после службы. Те удивились: «Какой ветерок? Душно было всю службу».

Знакомая экскурсовод из Троице-Сергиевой лавры вспоминала, как в один праздничный день, когда на территории монастыря яблоку негде упасть – столько народу, – японка из группы упорно хотела подойти к мощам преподобного Сергия. Попасть в Троицкий храм было невозможно. Но тут к группе подошел охранник и предложил помочь пройти. Обычно такие исключения не делаются даже для духовенства. А тут… И в итоге японка молилась у раки с мощами, а с ней и вся группа.

Господь Сам ведет каждого.

Кто знает, к кому Он постучится в сердце среди разноликой толпы паломников? Может быть, все приехали ради вон того не худого ворчащего мужчины или девушки, которая говорит «звОнит» и «ложит»?

Он-то ведет, но мы можем Ему мешать – своей нелюбовью, высокомерием отводить людей от верного пути. Господь все равно их направит, а вот мы – с чем останемся?

Кстати, та история, о которой я написала в самом начале, произошла несколько лет назад в Киево-Печерской лавре. Я была в платке, в пальто ниже колен. То есть вид приличный и благопристойный. Но только я подумала, как это некрасиво – наматывать вокруг себя какие-то тряпки, как услышала в свой адрес от стоящего при входе в Ближние пещеры: «У вас юбка недостаточно длинна, возьмите покрывало».

Даже мысленно ворчать не стала, потому что вот он был, ответ на мою нелюбовь в адрес ближнего. И явно ответ не от этого конкретного инока.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.