Требуя найти и сжечь виновных, люди пытаются вернуть себе контроль над жизнью

|
О трагедии в Кемерове размышляет психолог, сотрудник Русской гуманитарной миссии, бывший начальник отдела экстренного реагирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России Ольга Макарова.

Ольга Макарова. Фото из личного архива

Трагедия в Кемерове ударила по каждому из нас. Все хотят найти и наказать виновных. Это правильно, потому что такого не должно было произойти. И никогда не должно повториться. Невыносимо, больно, горько и страшно.

Я не знаю, как себя чувствуют те, кто на самом деле виноват в случившемся, но я знаю, кто сейчас больше всех винит себя. Винит до такой степени, что дальнейшая жизнь теряет всякий смысл.

Это родители погибших детей. За годы работы в МЧС я приняла участие в очень большом количестве массовых опознаний. Авиакатастрофы, аварии на шахтах, теракты и т.д. И всегда, всегда в своей работе я сталкивалась не только с болью от потери близкого, но и с огромным чувством вины, что не уберег, не предусмотрел, не остановил, не почувствовал беды, не был рядом, остался жив… Это чувство вины абсолютно иррационально. Не имеет под собой никакой реальной вины. Но оно поглощает человека полностью. Не дает ему дышать, жить.

На одной из авиакатастроф я работала с женщиной, у которой погибла дочь-школьница. Им нужно было возвращаться домой после каникул. Начиналась учеба, а билетов не было. Женщине удалось обменять один билет на день раньше. Она отправила дочь, а сама должна была улететь на следующий день. Самолет с дочерью разбился. Она говорила: как я могла!? Это я виновата! Я ее сама убила!

Вина – это составляющая часть горя. Но это самое разрушающее чувство, которое не дает пережить потерю, отгоревать и рано или поздно, но вернуться к нормальной жизни. Так, как было, уже никогда не будет, но может быть по-другому. И радость еще может вернуться к тем, кто потерял близкого человека. Люди находят новые смыслы, находят себя и свое новое место в жизни. Они не забывают любимых, но жизнь идет дальше.

Чувство вины, как паутина, окутывает человека, сковывает его, заставляет разрушать себя. Вариантов деструктивного поведения много: от алкоголизма и наркотиков до суицида.

Я уверена, что сейчас родители погибших детей, в первую очередь, считают виновными именно себя. Зачем отпустили? Зачем оставили одних? Почему мы не предчувствовали беду? Как же я не смог прорваться сквозь пожар?! Как я могла спокойно, ничего не почувствовав, отпустить ребенка на смерть? Именно такие вопросы сейчас терзают их.

И очень важно, чтобы рядом нашлись люди, которые бы в первые же часы и дни помогли трансформировать это убивающее чувство вины в чувство сожаления: да, есть ситуации, в которых мы бессильны, есть обстоятельства, над которыми мы не властны. Мы не можем все предвидеть, предсказать и контролировать. Не все в этом мире зависит от нас. Я очень рада, что в Кемерово улетели работать мои коллеги. Я уверена, они сделают все, что в их силах, чтобы помочь родителям пережить этот ужас.

И еще…

Мы живем в этом мире с двумя базовыми иллюзиями. Первая о том, что мир справедлив. Если я правильно живу и не делаю зла, то и со мной все должно быть хорошо. Поэтому так часто мы слышим вопрос «За что?» от людей, переживающих утрату. Получается, что никакой справедливости нет. Что бы я ни делал, как бы ни поступал, я могу потерять самое дорогое. От меня ничего не зависит!

Вторая иллюзия – “Я бессмертен”. Ну то есть мы все вроде бы знаем, что когда-нибудь умрем. Но сознание не принимает этого. Мы рожаем детей, строим планы, мечтаем о чем-то в будущем. Но вдруг происходит нечто, и мы понимаем, что смерть реальна, она внезапна, она рядом, она неразборчива. Я ничего не контролирую!!

Такие трагедии, как в Кемерово, мгновенно подрывают обе наши иллюзии. Появляется страх за себя и за близких. Нигде нельзя чувствовать себя в безопасности. Самолеты падают, метро взрывается, театр может быть захвачен террористами. Опасность повсюду. Даже в кино, даже на детском дне рождения. Даже дома, ведь дома обрушаются.

Мы теряем контроль, появляется тревога и агрессия. Именно поэтому так много сейчас злых постов с требованием найти и сжечь виновных. Нужно их наказать, обеспечить безопасность в ТЦ и тем самым хоть как-то попытаться вернуть себе контроль над жизнью.

Но кроме агрессии и злобы ощущение контроля над жизнью нам дает еще и любовь. Мы можем каждый день быть рядом с родными людьми, обнимать их, говорить добрые слова, давать им тепло и заботу, ценить. Да, никто не вечен, но пока мы живы, нет ничего важнее доброты и человечности.

Источник

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Одно свидание за полгода и 30 кг передач в СИЗО - носить тяжести ей помогает сын
У кого больше прав, как не лишишься жилья и помочь тем, кто уже оказался на улице

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: