Мы реже отпускаем детей одних на улицу и стараемся максимально обезопасить их. Это приводит к неожиданному итогу – современные подростки вырастают хрупкими и не могут бороться с проблемами в жизни. Возможно, в этом причина растущего уровня депрессий и самоубийств среди подростков, считают профессор Нью-Йоркского университета Джонатан Хайдт и старший научный сотрудник в Фонде прав личности в образовании Памела Парески.

Мы постоянно говорим о том, как бы сделать наших детей более «устойчивыми», но что бы мы ни делали, это не работает. В среде подростков увеличились показатели тревожных расстройств и депрессии, а американские университеты не могут так быстро выпускать специалистов-терапевтов, чтобы удовлетворить требованиям времени. Что мы делаем неправильно?

Нассим Талеб придумал понятие «антихрупкость» и использовал его в своей книге под тем же названием, чтобы описать способность к извлечению выгоды из потрясений, проблем и беспорядка.

Два примера – кости и банковская система. Оба становятся слабее и более склонны к «поломке», если в течение длительного периода не подвергались стрессам, а затем столкнулись с серьезной проблемой.

Иммунная система – пример еще лучше: в детстве необходимо воздействие определенных видов микробов и потенциальных аллергенов, чтобы она заработала в полную силу. Родители, которые относятся к своим детям, как к хрупким сосудам (не разрешают возиться в грязи или держат подальше от потенциальных аллергенов, например, запрещают есть арахис), лишают незрелые иммунные системы своих детей опыта обучения, который необходим этим системам для развития их максимальной защитной способности.

Детские социальные и эмоциональные способности столь же антихрупки, как и их иммунные системы.

Если мы чрезмерно защищаем детей и оберегаем их от неприятных социальных ситуаций и негативных эмоций, мы лишаем их возможностей для развития навыков, необходимых для того, чтобы вырасти сильными.

Такие дети будут более уязвимы позже в неприятных, но, в общем-то, обычных жизненных ситуациях, например, когда их дразнят или при социальной изоляции.

Здесь нужна оговорка: конечно, детям нужны друзья и любящая и надежная фигура для привязанности. Дети, выросшие в страхе, в непредсказуемой или насильственной среде, испытывают повышенный уровень стресса в течение длительного периода времени. Такое длительное воздействие может навсегда изменить развитие мозга и повысить стрессовую активность, вызвав пожизненные последствия для психического и физического здоровья.

Но кратковременные стрессовые периоды не вредны, они необходимы. В 2013 году в обзоре исследований о стрессе под названием «Понимание устойчивости» была проведена аналогия с иммунной системой: «Прививка от стресса – форма иммунитета против дальнейших факторов, вызывающих стресс, она действует так же, как вакцины индуцируют иммунитет против болезни». Что же произойдет, если мы внезапно прекратим иммунизацию детей стрессом?

Недавно мы в соавторстве с Грегом Лукианофф выпустили книгу под названием «Изнеживание американского разума: как благие намерения и дурные идеи создают поколение неудачников». Это книга о культуре, которая возникла в американских университетских кампусах около 2014 года и распространилась на некоторые кампусы в Великобритании и Канаде.

В книге мы описываем, как они начали использовать язык безопасности и опасности для описания идей и требовать политики, основанной на предпосылке, что некоторые студенты являются хрупкими (или «уязвимыми»). В язык вошли такие термины, как «безопасное пространство», «триггер-предупреждения» и «микроагрессия».

Мы считаем, что это требования поколения, которое было лишено необходимого количества социальной иммунизации. Студенты теперь реагируют со своего рода эмоционально-аллергической реакцией (часто называемой «срабатыванием») на вещи, от которых предыдущие поколения либо отмахнулись бы, либо опровергли в споре.

Это не вина детей. В 1980-е и 1990-е, с появлением кабельного ТВ, в Великобритании, как и в США, родители стали бояться за детей гораздо больше, а с появлением интернета – еще больше, хотя все эти редкие случаи жестоких преступлений и странных происшествий сейчас встречаются все реже и реже, как мы рассказываем в нашей книге.

Фото: unsplash

Игры на свежем воздухе без присмотра родителей сегодня практически ушли в прошлое; время за экраном гаджетов и активности под контролем взрослых, напротив, возросло.

Тем не менее, игры без присмотра взрослых, в которых дети сами устанавливают правила, сами справляются с небольшим риском и небольшими опасностями (например, игра в снежки), оказываются решающими для развития социальных и даже физических способностей. Лишение же детей подобных игр тормозит их социально-эмоциональный рост.

Поколение iGen страдает от депрессий чаще, чем предыдущие

Норвежские исследователи игр Эллен Сандсетер и Лейф Кеннэйр писали о «антифобических эффектах захватывающих переживаний». Они отметили, что дети спонтанно стремятся добавить риск в свою игру, что затем увеличивает их защитные способности, а потом дает им возможность принять еще большие вызовы.

Они предупредили: «Если детям мешать участвовать в играх, обладающих адекватным для их возраста риском, в обществе начнется усиление невротичности или психопатологии». Они написали эти слова в 2011 году. В течение следующих нескольких лет их предсказание сбылось.

Это подтверждает статистика психического здоровья в США и Великобритании: дети, родившиеся после 1994 года – iGen, или Gen-Z – страдают от тревожных расстройств и депрессии гораздо чаще, чем предыдущее поколение (поколение «нулевых») – люди, родившиеся между 1982 и 1994 годами.

Тенденции к росту депрессии среди мальчиков и девочек-подростков наблюдаются и в Великобритании. Ежегодные показатели роста депрессии в Великобритании не доступны, но Национальная служба здравоохранения Великобритании (NHS) дает статистику психического здоровья за 2004 и 2017 годы, что позволяет нам сравнить показатели. Если использовать более строгий критерий, который учитывает более низкие общие показатели, картина аналогична: немного выше для мальчиков, почти вдвое для девочек.

Эти тревожные показатели не только отражают рост готовности подростков говорить о своем психическом здоровье, но и перемену в их поведении, особенно – рост числа девочек-подростков, поступающих в больницы из-за умышленного причинения себе вреда, главным образом через нанесение порезов.

Крупные исследования в США и Великобритании с использованием данных до 2014 года показывают резкий рост депрессии после 2009 года, с увеличением более чем на 60% в обеих странах. Исследование Guardian 2017 года подтверждает рост госпитализации английских девочек-подростков из-за самоповреждений за предыдущее десятилетие на 68%.

Еще более трагично, что подобная же тенденция наблюдается в уровне подростковых самоубийств, который растет в США и Великобритании. Уровень самоубийств среди мальчиков-подростков в США вырос на 34% (в 2016 году по сравнению со средним показателем 2006-2010 годов). Для девочек этот показатель вырос на 82%. В Великобритании соответствующий рост для мальчиков-подростков до 2017 года составляет 17%, а для девочек – 46%.

Никто не знает наверняка, почему в последние годы изменения сильнее коснулись девочек, но на первом месте в рейтинге причин – появление смартфонов и социальных сетей. Девочки используют социальные сети чаще, чем мальчики, и, похоже, на них больше влияет постоянная тенденция к сравнению себя с другими, акцент на внешность, игнорирование и социальная или реляционная агрессия, которую стимулируют социальные сети.

Мы должны отпустить детей и позволить им расти

Что мы можем сделать, чтобы обратить эти тенденции вспять? Как нам вырастить наших детей достаточно сильными, чтобы справиться с обычными и необычными жизненными проблемами? Народная мудрость гласит: готовьте ребенка к дороге, а не дорогу для ребенка. Как только вы постигнете концепцию антихрупкости, вы поймете, почему эта народная мудрость верна.

Конечно, мы должны стараться сделать жизнь безопаснее, борясь с пьяными водителями и педофилией. И конечно, надо учить детей относиться друг к другу с добротой и уважением.

Но мы также должны позволить нашим детям выходить в странствие по дороге без нас.

Мы сами, люди, которым сейчас больше 40, так жили (даже в гораздо более опасные по уровню преступности десятилетия), и большинство детей хотят так жить. Прежде всего, отпускать ребенка – стресс для родителей. Но когда семилетняя девочка подпрыгивает от волнения и гордости после самостоятельно выполненного поручения, становится легче отпустить ее поиграть в соседнем парке с друзьями, где все они учатся присматривать друг за другом и улаживать свои споры.

Фото: unsplash

Мы не можем гарантировать, что предоставление детям младшего школьного возраста большей независимости сегодня снизит уровень подростковых самоубийств завтра. Связи между чрезмерной опекой и подростковыми психическими заболеваниями наводят на размышления, но не являются однозначно доказанными, существуют и другие вероятные причинно-следственные связи.

Но есть веские основания подозревать, что, лишая наших врожденно антихрупких детей обширного опыта, благодаря которому они станут сильными, мы систематически сдерживаем их рост. Мы должны отпустить их и позволить им расти.

Перевод Марии Строгановой

Источник

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: