Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
Главная Человек Инвалиды

«У меня обнаружили рак, и я сказала — ампутируйте ногу». После этого 22-летняя студентка стала звездой волейбола

И создала фонд, который исполняет мечты

«Большинство людей думает, что после ампутации их жизнь остановится. Но у меня появилось еще больше возможностей». Джиллиан Уильямс потеряла ногу из-за саркомы. После этого она стала профессиональной волейболисткой, получила медаль «За мужество» и открыла фонд, который исполняет заветные желания подростков и молодых людей с тяжелыми заболеваниями.


Джиллиан Уильямс считала, что гольф не для нее. Общительная, легкая на подъем, неутомимая, она занималась самыми разными видами спорта, в том числе баскетболом, легкой атлетикой, спортивной стрельбой, чирлидингом и волейболом. В 2015 году она осуществила свою мечту и присоединилась к волейбольной команде Техасского лютеранского университета.

Но гольф? Нет. Гольф — никогда.

— Я слишком громкая, слишком сумасшедшая для гольфа. Меня бы выгнали с поля, если бы я стала игроком, — говорила Уильямс.

До болезни Джиллиан увлекалась чирлидингом

Но именно благодаря гольфу 22-летняя Джиллиан сумела принять верное решение. Когда в феврале 2016 года врачи диагностировали у нее саркому Юинга — редкий вид рака костей — девушка выбрала ампутацию. Без колебаний.

Боль не испортит мне игру

Во время разминки на предсезонном турнире в 2015 году Уильямс, первокурсница и центральный блокирующий, наклонилась, чтобы поднять мяч, и почувствовала, как что-то щелкнуло в колене.

У нее уже много раз были травмы. Она даже перенесла операцию на том же колене из-за синдрома малоберцового нерва всего шесть месяцев назад. Джиллиан решила, что не позволит небольшой боли испортить ей первый сезон волейбола в колледже. Она скрывала травму так долго, как только могла.

— Странно, я могла тренироваться весь день и играть много часов подряд, не чувствуя никакой боли, но как только я приходила домой и ложилась, подняв ноги, чтобы отдохнуть, боль резко усиливалась, — говорит Уильямс.

«Бегите так быстро, как только можете». Слабовидящий стал одним из лучших спортсменов Австралии
Подробнее

Несколько недель спустя она наконец обратилась за помощью. Но врачи только руками развели. Потребовались месяцы тестов, а потом, наконец, биопсия, чтобы определить причину боли. 

Все оказалось гораздо хуже, чем просто порванная связка или перелом. Джиллиан нужна была химиотерапия, а затем операция на колене для удаления опухоли. 

Врач Уильямс, Валерия Льюис из Онкологического центра имени Монро Д. Андерсона, рассказала о вариантах лечения. Врачи могли попытаться сохранить ногу. Но тогда рак мог бы вернуться с большой вероятностью. А о высокоэффективных видах спорта и физических упражнениях не могло бы быть и речи.

— Я бы не смогла бегать, прыгать… Гольф, ходьба и плавание — все, чем я могла бы заниматься, — говорит Уильямс.

А как вы помните, о гольфе не могло быть и речи.

Другим вариантом была ампутация — либо выше колена, либо ротационная пластика. 

Справка: Ротационная пластика — процедура, при которой часть бедренной кости и колено удаляются, а нижняя половина ноги поворачивается на 180 градусов и снова пришивается, причем стопа обращена назад, а лодыжка функционирует, как колено.

Льюис сказала Уильямс, что, если та выберет ротационную пластику, у нее будет больше возможностей для нормальной жизни после операции, в том числе для занятий спортом.

Решение Уильямс было почти мгновенным.

В июле 2016 года, через пять месяцев после постановки диагноза, Уильямс сделали ротационную пластику.

— Я не хотела ограничивать себя. И понимала, что если бы сохранила ногу, то моя жизнь бы изменилась, а к этому лично я не была готова, — говорит Уильямс. — Поэтому, когда мне сказали про ампутацию и про то, что потом я смогу делать все, что захочу, я подумала: «Ок, отлично, тогда давайте отрежем ее».

После ротационнаой пластики

Выбросила бутсы и поступила в сборную США

Большинство людей думают, что онкологический диагноз и ампутация сильно ограничивают пациента, но для Уильямс верно обратное. С того самого дня в феврале 2016 года, когда она получила результаты биопсии, границы ее мира только расширялись.

Например, Уильямс присоединилась к женской сборной США по сидячему волейболу. Она даже вошла в заявочный список чемпионата мира по сидячему волейболу 2018 года и путешествовала с командой США в Нидерланды прошлым летом.

— Когда я вернулась в больницу для ампутации [в 2016 году], моя подруга по команде Бетани попала в Sports Illustrated, и кто-то отправил этот журнал мне, — вспоминает Уильямс.

Уильямс уже как раз мысленно закрыла для себя дверь в волейбол, выбросила свои волейбольные бутсы и начала думать о возвращении к спортивной стрельбе. Но статья о Бетани заставила ее задуматься.

— Я подумала: “Ха! Может быть, это то, чем я должна заниматься”, — говорит Джиллиан.

Спустя несколько месяцев после ампутации, пройдя через изнурительную физиотерапию и научившись пользоваться протезом, Уильямс уже осваивала сидячий волейбол.

На волейбольной площадке. Фото: today.com

— Я смотрела видео на YouTube, и я пыталась двигаться — просто для себя, — говорит она. — Такие волейбольные штуки, как пас, доводка, атака, удавались нормально, но вот движения… Так как у вас больше нет ног, нужно, чтобы ваши руки и плечи двигались, как ноги. Например, нужно использовать запястья вместо лодыжек. В общем, это было немного странно. И довольно трудно.

«Самый сильный яд — это жалобы на жизнь». Как человек без рук и ног стал лучшим футбольным тренером в Калифорнии
Подробнее

Уильямс начала изучать основы сидячего волейбола и тренироваться, чтобы стать сильнее — поднимала тяжести, занималась йогой и кроссфитом. Затем обратилась к Лоре Уэбстер, члену сборной США по сидячим видам спорта, у которой также была ротационная пластика. Уэбстер не только отозвалась, но и посоветовала Уильямс, как пройти отбор в команду.

Во-первых, Джиллиан должна была пройти предварительную программу для зачисления в национальную команду. Она приехала в Оклахома-Сити — родину национальной команды по сидячему волейболу, — чтобы пройти обучение в трех разных лагерях, и пока она была там, тренеры и сотрудники уговаривали ее переехать в Оклахому, чтобы улучшить свои шансы на попадание в команду.

Уильямс только недавно вернулась к занятиям в Техасском лютеранском университете, но так же, как и при принятии решения о ротационной пластике, она почти не колебалась и сказала родителям: «Я переезжаю в Оклахому».

— В глубине души я действительно жаждала вернуться в волейбол, – говорит Уильямс.

Первый прыжок за три года

Через два с половиной года после постановки онкологического диагноза, после мыслей, что ее волейбольная карьера закончилась, Уильямс прошла путь от спортсмена III дивизиона до профессионального волейболиста, соревнуясь на самом высоком уровне в этом виде спорта.

— Конечно, все мечтают когда-нибудь стать профессиональным спортсменом, но, если бы на первом курсе колледжа вы сказали мне, что я когда-нибудь буду заниматься профессиональным спортом, я бы подумала, что вы сумасшедший, — говорит Уильямс.

— Я просто хотела играть в волейбол в колледже. Это действительно просто безумие. Совершенно нереально.

Набирая силу, Уильямс становилась все ближе и ближе к тому, чтобы снова играть и в обычный волейбол. Пару месяцев назад она даже сделала свой первый прыжок на тумбу с протезом.

— Ребята, я действительно готова расплакаться! — написала она в Instagram. — Уже больше трех лет я не прыгала на тумбу! Когда-то я была чирлидером, прыгуном в длину и высоту и волейболисткой, поэтому было сложно не прыгать с момента моего диагноза и ампутации.

Уильямс также создала фонд Live n Leap Foundation, организацию типа Make A Wish (международный благотворительный фонд, помогающий исполнять желания смертельно больным детям. — Прим. ред.) для подростков и молодых людей с тяжелыми заболеваниями. Фонд исполняет мечты тех, кто уже слишком взрослый, чтобы обратиться в Make А Wish. Он уже организовал путешествие на Гавайи, два круиза в Диснейленд и одну свадьбу.

Джиллиан. Фото: jk_williams_0 / Instagram

Тренируясь с национальной сборной по сидячему волейболу, Уильямс также собирается получить степень бакалавра в Университете Оклахомы. Она поделилась своей историей на TODAY Show и в журнале Shape, а в 2017 году AVCA — Ассоциация тренеров Америки по волейболу — удостоила ее награды «За мужество».

— Было бы безумием сказать, что я столько всего добилась благодаря ампутации, ведь большинство людей думают, что, когда ампутируют ногу, жизнь останавливается, — говорит Уильямс. — Но у меня после ампутации действительно появилось гораздо больше возможностей.

Перевод Марии Строгановой

Источник: Volleyballmag

Фото: Ruaridh Connellan/BarcroftImages

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: