Игумен Нектарий (Морозов) перенес коронавирусную инфекцию —50% поражение легких, пневмония и то самое «матовое стекло» на компьютерной томографии (КТ). Ее, как и тест на ковид, пришлось делать платно — в Саратовской области многим заболевшим эти диагностические инструменты недоступны. Людей с высокой температурой и кашлем нередко оставляют лечиться дома, предлагают обильное питье и арбидол. Игумен Нектарий рассказал «Правмиру» о том, что он узнал о борьбе с пандемией, пока лечился сам.

Вкратце картина в нашей саратовской реальности такая. У человека появляются симптомы, приходит врач и советует пить… арбидол и много жидкости. Про тест речи в абсолютном большинстве случаев нет.

Заболевший пытается сделать тест платно (если у него достаточно средств, разумеется: в некоторых лабораториях в Саратове стоимость теста доходит до 3000 рублей), но если у него хоть какие-то признаки ОРВИ, то в сдаче теста ему отказывают. Ему становится хуже, он пытается сделать КТ, слыша отовсюду, что главный способ понять, каково реальное его состояние, это именно компьютерная томография. Однако с признаками ОРВИ нельзя и на КТ (реальность такова, что иногда в платных клиниках на симптомы закрывают глаза, иногда нет, но в любом случае очередь растягивается на долгие дни, порой — на неделю).

В довершение к этому прибавляются случаи, когда пришедший по вызову врач, узнав, что у пациента уже несколько дней как пропали обоняние и/или вкус, но нет температуры, не считает нужным выдавать лист нетрудоспособности, и носитель ковида по необходимости и «по долгу» отправляется на работу заражать коллег.

Но и это еще не все: у многих из тех, у кого выявлена пневмония очевидно коронавирусного происхождения, нет возможности попасть в клинику — количество мест ограничено, а вал заболеваемости растет, в нашем случае уже официально превышая майские показатели. 

В этом я убедился, когда заболел сам.

Дышать было все труднее, а слабость нарастала

Господь милостив – при поражении легких до 50% я переболел коронавирусом достаточно благополучно. Но даже такой ограниченный в хорошем смысле этого слова опыт вызывает желание поделиться им с теми, кто его еще не имеет и кому он хотя бы отчасти может пригодиться.

У меня был ковид. Но пять тестов оказались отрицательными
Подробнее

Заболел я, скорее всего, 21 сентября, на Рождество Божией Матери, во всяком случае, недомогание и ломота в теле начались тогда. Перестраховался: сдал тест — но окольным путем, исключительно благодаря добрым друзьям. Ответ пришел отрицательный, и я успокоился. Тем более, что почувствовал себя лучше, температура, которая и так не повышалась выше 37,4, нормализовалась. 

Но потом, день за днем, картина стала меняться. Температура опять поднималась до 37,4, дыхание стало затрудняться, слабость нарастала. Решил записаться на КТ. И здесь пришлось идти теми же окольными путями, записываться в платную клинику, не объясняя, в чем причина моего намерения, и уповая на то, что у меня забудут измерить температуру (как и случилось). И, конечно, чувствуя укоры совести и не зная, однако, как еще в такой ситуации действовать

Спустя сутки получил на почту описание: «Уплотнения легочной ткани по типу “матового стекла”, двусторонняя полисегментарная пневмония, высокой степени вероятности коронавирусная». К этому времени пульсоксиметр показывал 94 единицы, но дышать уже было тяжеловато. Слава Богу, в больницу удалось попасть быстро — но опять же, если бы не помощь близких людей, то трудно сказать, как бы все обернулось. И даже по дороге туда я именно об этом и думал — о тех, о ком в подобной ситуации позаботиться особенно некому.

Плохо по-настоящему было только два первых дня: действующие протоколы лечения, судя по всему, все же гораздо эффективнее и, если ситуация не совсем запущена и нет отягчающих течение болезни заболеваний, улучшение приходит достаточно скоро. В нашем случае этот протокол был таков: внутривенно медаксон (антибиотик) и дексаметазон (гормон — достаточно жесткий, со многими побочками, но хорошо снимающий воспаление), подкожно — антикоагулянт (нам кололи фраксипарин, то также используют клексан или гепарин или что-то из аналогов), в таблетках — азитромицин. Ну и на уровне рекомендаций — витамин D 10 000 и дважды в день по грамму витамина С и цинк (это надо было находить самим). 

Реальность после ковида пронизана болью
Подробнее

Особенно важен тут, как мы поняли, антикоагулянт, поскольку именно гиперкоагуляция становится причиной так называемой пневмонии, забивая легкие кровью, она же приводила зачастую у инсультам и инфарктам, вызывала тромбоз. С введением в протоколы низкомолекулярных гепаринов стало все же существенно легче. Это та ценная информация, которой я успел здесь за это время обогатиться.

Были, разумеется, советы больше лежать на животе, чтобы легкие наполнялись кислородом, и это правда ощутимо помогало. Ссылку на дыхательную гимнастику прислал друг из числа переболевших ранее, фитнес-тренер, она тоже пришлась очень кстати.

Но, конечно, находясь в палате, невозможно было вполне отключиться от жизни тех близких и просто хорошо знакомых людей, которые заболевали в это же время сами, писали, звонили мне, о которых я узнавал от кого-то еще. И, соответственно, невозможно было не переживать.

Обильное питье и арбидол

Врачи объясняют, что при средней степени поражения, до 30% необходимости в экстренной госпитализации нет. Нет, если не нарастает отрицательная динамика, если пациент получает адекватное лечение. 

Но вот в чем беда: ни один из моих знакомых не услышал от пришедшего по вызову врача про существующие протоколы лечения пневмонии. Тот же арбидол, кагоцел, обильное питье… И ни слова про антикоагулянты. Приходилось постоянно связывать со знакомыми врачами, работающими в ковид-центрах, устраивать «заочные консультации», пересылать «рецепты» и радоваться, когда это приводило к положительному результату. 

Я переболел коронавирусом — как восстанавливаться?
Подробнее

И недоумевать, задаваясь очередными вопросами — насущными и при том очевидно риторическими. Из которых самый очевидный и наболевший такой: как же можно остановить распространение пандемии в российских регионах при таком уровне организации «карантинных мер»? 

Я убежден, что носить маски в местах скопления людей решительно необходимо (делаю это сам и, с какими бы протестами мы не сталкивались, не разрешаю впускать в храм человека, отказывающегося надеть предложенную ему маску). Обязательно нужно соблюдать дистанцию, мыть руки и не пренебрегать прочими гигиеническими мерами. Но все это становится тщетным при отсутствии массового тестирования, оперативного и правильно осуществляемого отделения инфицированных от здоровых и, конечно же, при условии того, что огромное количество участковых врачей до сих пор (!!!) не знают действующих протоколов лечения ковида и рекомендуют, по сказанному выше, бороться с ним с помощью арбидола или кагоцела.

И ведь мы не в начале пути: оно было в марте. Мы то ли подходим к пику второй волны, то ли нас вновь накрывает первая, но факт остается фактом — то, о чем я пишу, происходит несмотря на то, что вот уже семь месяцев коронавирус является темой номер один в мире и в России.

И никак я не могу поверить, что все с нами настолько плохо, что решительно никак нельзя изменить эту ситуацию, в которой мы все так или иначе находимся, что способов для этого не существует. Потому что иначе это не просто какой-то абсурд пандемии, а самая настоящая захлестывающая нас пандемия абсурда.

При поддержке Фонда президентских грантов

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.