Не учить половину предметов, делать их «левой ногой», забросить физику на два месяца, дать ребенку поиграть в компьютерные игры и накормить шоколадками? Ага, а дети за это время отобьются от рук, разучатся нормально заниматься и останутся неучами на всю жизнь! Что же тогда главное в дистанционном образовании, на чем сосредоточиться и как не дать разрушить наши отношения в семье и здоровье? Размышляет  заведующий кафедрой математики и учитель школы «Летово» Дмитрий Шноль.

Отметки и вообще успехи в школе в ситуации неопределенности и общей нервозности — не главное. Они не приоритетны даже в рамках нормальной жизни и при фокусе учителя на ученике. Мы же попали в ситуацию, которая не позволяет нам добиваться тех же образовательных результатов, что раньше. Значит надо на это трезво посмотреть и признать: пока мы такой же эффективности, как ранее, возможно, не добьемся и у нас есть более важные цели.

Сохранить здоровье

В каждой семье сегодня главная цель — сохранить психическое здоровье своего ребенка и не испортить с ним отношения. Если при этом придется сказать: «Половину предметов ты не учишь или учишь вполсилы» — значит так и надо сделать. У школ бывают разные требования, учителя тоже находятся в нервной обстановке, могут вести себя неадекватно, это вполне естественно. Поэтому наша всеобщая задача — сохраниться. Выжить. Выйти в нормальном здоровом состоянии в тот период, когда начнется более естественная и привычная жизнь. 

Определитесь – а что вам нужно?

И здесь возникает вопрос: «А как сохраниться?». Я абсолютный приверженец того, что школьная жизнь ребенка — это его личная жизнь и родитель в ней не должен участвовать никогда. За редким исключением, когда происходят срывы и нештатные ситуации. Но в принципе, это не дело взрослого — лезть в школьные дела ребенка.  

Если школа понимает, что всю программу при дистанционном обучении не пройдешь, она ее сокращает. В таком случае, придется уповать, что за лето ребенок что-то почитает, что-то сам нагонит. Если школа требует невозможного, придется с ребенком сесть и определить степень загруженности по каждому предмету. Она должна быть адекватна состоянию психического и физического здоровья ребенка и вашим образовательным целям. 

Российская школа, особенно средняя, очень широка, дети у нас изучают 14 предметов. И идея, что надо хорошо учиться по всем предметам, странная. Поэтому важно определиться — что нам нужно? Английский наверняка, если он интересно и хорошо в школе преподается. От русского и математики никуда не денешься, их придется сдавать и в 9, и в 11 классе. Выбираете еще пару интересных предметов, остальные можно делать левой ногой.

Дайте право на ошибку

Но если ребенок сидит дома, а родители ездят на работу, непонятно, как отследить эту норму. И эта ситуация покажет степень доверия и взаимопонимания между ребенком и взрослым. Здесь могут подстерегать две разные опасности. Бывают ответственные невротичные дети, которые будут делать все, что им задают, и умрут около компьютера. А другая опасность — ребенок скажет: отлично, у меня уроки закончились, я буду играть, я пойду гулять, я сяду и порисую. 

Если родители рядом, они смогут отследить одно и другое, сумеют дозировать нагрузку, имея в виду поставленные цели. Если родители работают не удаленно, это труднее. А ребенку надо дать возможность ошибиться, иногда — заиграться в т же компьютерные игры.  В каком-то разумном пределе, конечно. Четких правил здесь нет, все зависит от того, какие у вас отношения с ребенком сегодня, как вы их хотите строить дальше, какие вы себе задачи поставили и т.д.

Не нужно родителю включаться в физику. В литературу тоже

Школа так должна организовывать процесс с 1 класса, чтобы ребенок мог все делать сам, а родитель с ребенком на школьные темы никогда не разговаривал. Понятно, что это некий идеал, как его перевести в реальность? Ребенок приходит и говорит: «Я не понимаю физику». Самое неправильное родителю в таком случае — включиться в физику. «Давай, я буду с тобой сейчас эту физику учить». Родитель может начать раздражаться, потому что у него может не быть ресурса, у него могут быть проблемы с бизнесом, который сейчас опять просел, или сокращения на работе. То есть не нужно физику понимать как обязательную задачу. 

Нужно сесть и сказать: «У тебя не получается физика. Извини, у меня нет ресурса тебе помогать. Поэтому мы забиваем на физику на 2 месяца». Или можно написать учителю: «К сожалению, в таком режиме мой ребенок не может освоить курс физики. Либо присылайте дополнительные задания, либо снижайте требования. Но у меня тоже нет ресурса учить с ребенком физику, у меня бизнес горит, мне не до этого». 

Ну не сошелся свет клином на физике, если это не физика, которая нужна для поступления. Физика или литература не должны быть причиной дополнительного стресса, на мой взгляд, только так. Поэтому нужно выбрать то, что при дистанционном формате легко получается и усваивается, и получать от этого удовольствие.

С девятиклассниками все и так случится

Почему надо особенно волноваться за учебу в 9-м классе, я не понимаю. Если только ребенок в другую школу собрался поступать, или уже учится в сильной школе, где жесткий отсев между 9 и 10 классами, но это большая редкость сегодня. Чтобы сдать ОГЭ на 2, это надо специально постараться, а все остальное с ними и так случится. После дистанционной учебы весной этого года ОГЭ вообще отменили.  Для старшеклассников дистанционная учеба может быть даже и плюсом. Они не ездят в школу, не тратят время на дорогу. 

Во время первого дистанта я заметил: некоторые ученики улучшили свои результаты. Разговорился с одной ученицей, которая на моих уроках не успевала, а во время дистанта стала все задания вовремя присылать. Оказалось, что девушка — сова, уроки ей было проще делать в ночное время. Смена режима оказалась для этого человека прекрасной вещью. Так что дистант — это еще и история узнавание себя в новых условиях жизни. Школьникам подросткового возраста как раз интересно про себя что-то понять: кто они такие, как устроены, почему у них не так, как у других? И им эту задачку тоже надо подбросить.

Паровые котлетки и всяческое внимание — одиннадцатикласснику

А 11 класс по российской традиции — судьбоносное время. К сожалению, это так, нет у человека возможности годик-два определиться с профессией, как это бывает в других странах. Одиннадцатиклассники и их родители особенно нервничают, ребятам все-таки поступать в вузы летом. А ситуация непонятная и довольно сложная – а если ЕГЭ перенесут? А как будет с олимпиадами? Состоится ли Всероссийская олимпиада, а если да, то в каком виде? 

Но здесь, мне кажется, все должны понимать: как бы ни было, школы все дети закончат. А это значит: нужно выбрать свои 3-4 предмета и по ним заниматься. Все остальное пусть будет для души. Школьник выйдет с дистанционки, что-то нагонит, что-то ему автоматом поставят. Не надо слишком серьезно относиться ко всей этой школьной истории, потому что школа — это не совсем про оценки, а про социализацию, друзей, мягкие навыки. 

Почему нам всем так трудно дистанционно? Потому что все убрали, осталась только сама учеба, оказалось, что это маловыносимо для человека. Поэтому с точки зрения подготовки  к конкретным экзаменам беспокоиться не надо, а волноваться нужно с точки зрения того, что они в первый раз заканчивают школу и в первый раз поступают, да еще и попали в пандемичную историю, когда неопределенности очень много. И чиновники от образования говорят не всегда правильные и продуманные вещи. 

Паровые котлетки, шоколадки и всяческое внимание одиннадцатикласснику – полезно. Им тяжелее всех в каком-то смысле. Они жизнь себе выбирают и еще взрослый мир с ума сходит.

Выйти и прогуляться

Мне кажется, мы особенно устаем, если долго находимся в помещении нос к носу. Мы устаем от гиподинамии. Поэтому надо просто выйти из дома на полчаса и пройтись, продышаться. Нервозность снизится и будет уже не так страшно. Мы устаем не только от монотонности, отсутствия впечатлений, неопределенности, но и от отсутствия физической нагрузки и притока кислорода. Сейчас, когда размыта граница между домом и рабочим местом, важно задавать временные рамки. Как для себя – выключать ноутбук, рабочие чаты, так и для ребенка. У гиперответственного ребенка можно просто выключать компьютер. Поскольку педагогика — частично искусство обмана, я бы точно манипулировал здоровьем глаз: «Ты испортишь зрение, а я не хочу тебе покупать очки». Никакая дистанционка в нормы СанПина не вписывается.

Отнестись к происходящему, как к эксперименту

Мы все сейчас невольные участники всеобщего эксперимента: словно в космическом корабле летим, непонятно, когда день, когда ночь, и сколько полет продлится. Можно вспомнить знаменитый пример психиатра Виктора Франкла. Он смог выжить в концлагере, потому что сумел сменить оптику и фокус: из объекта стал субъектом-исследователем того, что происходит вокруг. Тема выживания в концлагере стала для него интересным психологическим экспериментом. Это жесткий пример, но мы можем взять принцип выживания Франкла за основу. 

Родители могу спросить себя: в этих условиях что мы узнаем про себя и своих детей? Про наши отношения? Что мы можем сделать для того, чтобы они не ухудшились, а, может, и улучшились? И тогда относиться к происходящему будет легче. Если говорить о высоких формах, это и называется словом «смирение».  Ты просто принимаешь все, как есть, и думаешь — а что дальше? Что нам Бог хочет сказать? Посадили нас всех на карантин, о чем нам сообщает небо в этот момент? Когда есть источник дополнительного напряжения, как мы умеем друг другу помогать? Как мы видим проблемы другого? Как у нас вообще выстроена иерархия в семье? Может, школьные отметки важнее, чем хорошее настроение? А давайте сначала поужинаем, затем обсудим, что нам со школой делать. 

В этих условиях семье приходится выстраивать собственную стратегию взаимодействия со школой. Нужно одновременно получать от школы то, что нам нужно, и не давать школе лезть в семью и разрушать внутри семьи отношения. Семья важнее, поэтому мы эти 3 предмета, по которым нам задали невыносимые домашние задания, просто не будем делать. А когда мы вернемся с дистанта, что вы нам скажете? Поставите двойку? Хорошо, пусть будет двойка и мы будем работать дальше. Но сначала надо себя спросить: вы готовы к такому простому отношению? Ничего же страшного не произойдет, если кто-то что-то не выучит по какому-то предмету в течение года.

Оглянуться на историю

Последние годы были настолько благополучными, только поэтому такая не очень серьезная вещь, как карантин, вызывает такие эмоции. Чтобы осознать это, достаточно посмотреть на русскую историю 20 века. Социальный эксперимент происходит, но он не кажется мне экстремально страшным. Это не гражданская война, не эпидемия испанки, не 90-е, где люди в моногородах не получали зарплату. Я думаю, эти раны довольно быстро зарубцуются.

Опять дистант! Врачи, педагог и рекрутер — о том, каким он будет для старших школьников Москвы
Подробнее

При поддержке Фонда президентских грантов

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.