Учителя: Выражаем недоверие дополнительной экспертизе учебников по литературе

В 2014 году президент поручил Минобру уточнить содержание школьного образования. И хотя подобного требования не было, образовательная бюрократия отправила все линии учебников, уже прошедших экспертизу, на новую проверку. Для чего, и почему новая экспертиза не заслуживает доверия - рассказывают авторы учебников по литературе.
Учителя: Выражаем недоверие дополнительной экспертизе учебников по литературе

До сообщества родителей, как эфирные волны с помехами, долетают обрывки профессиональных педагогических новостей. То бурные споры о новых стандартах, то новости о дополнительных экспертизах всех учебников, благодаря которым удалось отсеять треть новых «линий», то возмущение Академии Наук самим фактом повторной экспертизы, то ответные шаги Российской академии образования…

Не специалисту трудно разобраться. И все это говорится в проброс, между делом. Словно вопрос об учебниках не касается каждого. Учителя, ученика, родителя. Страны.

А интересует только жадных и непрофессиональных составителей пособий, которые хотели проскочить на красный свет и заработать денег, но их остановили вовремя. Ну, и чересчур сговорчивых ученых.

Руководитель Рособрнадзора, замминистра образования и науки Сергей Кравцов в своих майских интервью сразу нескольким изданиям так прямо и говорит: «большинство получивших отрицательную экспертизу учебников практически не продавались и не печатались. Возможно, предлагая их к включению в федеральный перечень, издательства рассчитывали получить бюджетные продажи продукции, на которую нет спроса на рынке».

Сергей Кравцов, конечно, знает, что учебник должен в этот самый перечень войти, прежде чем начать печататься и продаваться, иначе школам не позволено использовать его в качестве основного пособия. Но задача интервью совсем другая: оправдать решение о новой экспертизе, даже ценой дискредитации издателей и авторов. Та же задача – у Российской академии образования, проводившей дополнительные экспертизы; она передала агентству ИТАР-ТАСС красивую презентацию о некачественных учебниках, которые удалось остановить на пути в школу.

Каких именно учебниках – в презентации не говорится; кем они изданы – не указано; приведены отдельные ошибки в пособиях по разным предметам. Зачем? Видимо, чтобы бросить тень на всех «отверженных». И затем, чтобы возникло ощущение, что школе грозила опасность. И ее удалось спасти от некачественных учебников (как подытожила одна чиновница).

А теперь пришла пора разоблачиться: мы, пишущие этот текст, и есть те самые вредители, которые (по версии Минобра и РАО) готовили диверсию против российского школьного образования.

И сейчас попробуем конкретно, внятно и спокойно, как на родительском собрании, рассказать, что было, чего не было – и что предстоит предпринять. Что за экспертизы, кто их проводил, для чего и как. На каких законных (или не очень) основаниях.

Не смешивая в кучу разные предметы, а сосредоточившись на собственной предметной области: литературе. И отчасти русском языке. Среди нас есть как «проигравшие», так и «выигравшие», то есть прошедшие заслон повторной экспертизы. Мы связаны с издательствами, конкурирующими между собой на рынке.

Что же нас объединяет? Принадлежность к общей профессии. У каждого из нас есть заработанная годами работы репутация, которая для нас дорога. И которую чиновники пытаются сейчас поставить под вопрос своими рассуждениями о «вообще» плохих учебниках и «в целом» недостойных авторах.

В поручении президента ни слова не было о том, что нужна еще одна экспертиза

Итак, дорогие родители! В 2014 году президент поручил Минобру уточнить содержание школьного образования. То есть поточнее описать, что именно по каждому предмету изучаем. В 2016 году поручение было выполнено – и снято с контроля: приняты примерные образовательные программы, в том числе по русскому и литературе. Был объявлен конкурс на новый федеральный перечень учебников, в соответствии с примерными программами и законом об образовании.

Но тут произошло назначение нового министра, Ольги Васильевой, и внезапно все застопорилось. Министерская комиссия собрала учебники, прошедшие жесткую экспертизу РАН и РАО, после чего внезапно умолкла. Итоги не были подведены ни в 17-м, ни в 18-м году. Тем временем Минобр получил еще одно поручение президента: подготовить предложения о том, как следует улучшить экспертизу учебников. Теперь внимание.

В поручении ни слова не было о том, что нужна еще одна экспертиза, не предусмотренная законом; разработать и представить предложения по улучшению – совсем не то же самое, что отменить результат предшествующей экспертизы и провести ее заново. Тем не менее, как говорит Кравцов, «Президент поручил министерству повысить качество экспертизы учебников, входящих в федеральный перечень. С этой целью министерство заказало дополнительную экспертизу учебников…». То есть это не мы захотели, это президент нам приказал. Но, повторимся, ничего подобного не было; ссылка, что называется, битая, ошибка 404. Впрочем, Сергей Кравцов свой пост занимает с недавнего времени; возможно, он просто не в курсе.

Так вот, прикрывшись поручением, в котором говорилось совсем о другом, образовательная бюрократия отправила все линии учебников на новую проверку. Причем, и снова вопреки закону, только в одну организацию, РАО; тем самым Академии наук было выказано публичное недоверие.

Но главная проблема в том, каково качество этих новых рецензий. Вы думаете, там приводятся списки ошибок, на чем настаивает в своей презентации РАО? Или многочисленные примеры недопустимого содержания? Ничего подобного. Никакой конкретики – вообще никакой, одна неполная страничка общих слов. Например, об учебнике для 5-го класса: «…учебное издание не обеспечивает: в сфере личностных результатов – сформированность мировоззрения, соответствующего современному уровню развития науки и общественной практики, основанного на диалоге культур, а также различных форм общественного сознания, осознания своего места в поликультурном мире; сформированность основ саморазвития и самовоспитания в соответствии с общечеловеческими ценностями и идеалами гражданского общества…». И далее в том же духе. Общими словами.

Поверьте, так построены практически все «дополнительные экспертизы» в нашей предметной области. Если положить рядом многостраничные, детальные рецензии академических институтов РАН, отвергнутые министерством, и новые, напоминающие отписки, отличие будет разительным. Но вряд ли члены комиссии по федеральному перечню станут сверять все 1 800 отзывов; у них просто не будет такой физической возможности.

Тем, кто получил «добро», подставили умелую подножку

Какие же учебники пали жертвой этой самодеятельной инициативы? Глава Рособрнадзора подчёркивает, что речь идёт только о новых линиях; это не так. Вот всего лишь несколько примеров. «Завернутая» новой экспертизой линия учебников по литературе за 10 и 11 классы под редакцией Б. Ланина, В. Шамчиковой, Л. Устиновой (издательство «Вентана-ГРАФ») – не новая, а обновленная. Линия известная, авторы – по большей части – сами работают в РАО. Ровно та же история – с линией профессора филфака МГУ Г. Москвина, профессора МПГУ Е. Ерохиной и доцента МГУ Н. Пуряевой («Вентана-ГРАФ»). И с линией учебников по русскому языку Львовых («Мнемозина»), которая фактически создавалась в лаборатории РАО, в прежнем виде выходила не раз, полюбилась учителям. Ещё один пример погибшей (точнее – погубленной) линии – учебники по русскому языку для 5-9 классов под редакций Г. Граник («Мнемозина»). Автор – известнейший практик и авторитетный ученый; учебник был приведен в соответствие с примерной программой, а вообще-то его давно знают и любят в школе.

То же и с линией для 10-11 класса под редакцией А. Архангельского и В. Агеносова («Дрофа»). В числе авторов – директор Гослитмузея Д. Бак, известный писатель и филолог М. Кучерская. Предшествующая версия учебника в школе уже много лет; авторы обновили линию, представили на экспертизу, прошли ее, но были погублены – новой.

Более того, даже тем, кто получил «добро», по пути подставили умелую подножку: их линии поддержаны лишь отчасти, например, допущены 10 и 11 классы. Но без всей предшествующей цепочки, с 5 по 9, это почти бессмысленно.

Школа нуждается в целостном курсе, и завтра можно будет развести руками и сказать: ну что же, не берут ваши учебники, нет на них спроса.

Действительно новыми линиями, уничтоженными дополнительными экспертизами, можно считать только две. Обе – по литературе, обе созданы известными авторами, обе охватывают классы с 5 по 9 и должны были быть продолжены в 10 и 11-м. Линия профессора А.  Архангельского и директора православной гимназии Т. Смирновой («Дрофа»), а также линия Е. Абелюк, А. Леоновой, М. Павловой, О. Смирновой, Н. Шапиро, под общей редакцией Л. Вербицкой («Просвещение»). Ну, самим себя хвалить – последнее дело; спросите в учительском и читательском сообществе, знают они эти имена или нет – и что думают.

Все отвергнутые учебники по литературе рецензировали одни и те же эксперты

Теперь детали. Дорогие родители, не начинайте скучать, мы постараемся быстро, – но без фактов никуда. Линия Архангельского-Смирновой сначала дважды прошла экспертизу, включая всемирно известный Пушкинский дом РАН, потом была обсуждена с такими разными ассоциациями учителей литературы, как «Гильдия словесников» и АССУЛ, пошла на апробацию в 50 регионах. На основе этой линии был разработан, отснят и предъявлен стране курс литературы для 5 и 6 класса в Российской электронной школе, которой гордится Минобр.

Линия Абелюк и ее коллег задумывалась и создавалась как «народный» учебник. Школы, в которых преподают ее авторы, – известные по всей стране – от московской 1514 до Свято-Петровской православной школы. Но и здесь та же история: учебники прошли первоначальную экспертизу, были обсуждены с учителями Москвы, Петербурга, Новосибирска, Южно-Сахалинска и многих других городов, пошли на апробацию в регионы, и были развернуты в воздухе, отправлены на запасной аэродром.

На каком основании? Кому-то приписали отсутствие толерантности (это про учебник, в котором стихи Пушкина читаются на фоне их источников, из Ветхого завета, Евангелия и Корана). Кому-то неправильную иерархию классиков (знать бы еще, что такое правильная иерархия). Причем все отвергнутые учебники по литературе рецензировали одни и те же эксперты.

Их имена нам знакомы не были, но зато мы узнали, какова сфера их научных интересов. Один из них – специалист по «синтаксической специализации обобщающего местоимения «все» в предложении и в тексте», а другая – по «невербальному компоненту и его функции в коммуникативно-прагматической организации дискурса: на материале жанра интервью». Сами по себе темы с научной точки зрения важные, но при чем тут школьная литература?

Кстати, лингвистическая специализация не помогла, отзывы изобилуют грамматическими и синтаксическими ошибками. Например: «Выбор пиктограмм «Задания для работы в паре», «Задания для работы в группе» представляется не соответствующих возрастной группе учеников.» Именно так: «представляется не соответствующих». Или: «В учебнике есть Рубрика “Проверь себя», но работа с терминами, предлагаемыми в данной рубрике затруднена.» Где, спрашивается, запятая? Видны следы страшной спешки: «… сама терминология не всегда может быть воспринята и осмыслена пятиклассником», – говорится в рецензии на учебник для 6-го класса.

И это не единственный конфуз и свидетельство организационного неблагополучия. В числе авторов линии Абелюк и ее коллег «эксперты» почему-то указали известного учителя и лидера «Гильдии словесников» С. В. Волкова. Уж видели ли эксперты учебник вообще? Потому что никакого Волкова там нет. Сергей Владимирович (к нашему общему сожалению) не занят составлением учебников.

Или перед ними лежала шпаргалка – кого ни в коем случае нельзя пропустить? А Волков, от имени значительной части учительского сообщества, постоянно публично возражал министру Васильевой, критиковал политику и практику возглавляемого ею министерства? Как, впрочем, и многие авторы отвергнутых учебных линий.

По большому счёту, упоминание С. Волкова в официальном отзыве – это повод усомниться в легитимности экспертизы как таковой. Как теперь быть уверенным, что рецензенты имеют в виду именно этот учебник, а не какой-то другой?

Мы выражаем недоверие дополнительной экспертизе

Есть и другое основание потребовать отмены дополнительной экспертизы. Не только потому, что она отступает от формальных правил. Не только потому, что многие отзывы не соответствуют реальному содержанию учебников и вынуждают подозревать, что авторы рецензий их не читали, а листали. И не только потому, что она – по крайней мере в нашей части – декларативна и бездоказательна.

Но и потому что ее следствием будет передел рынка учебников. «…на присутствие издательств на рынке проведенная экспертиза никак не повлияет», – говорит Сергей Кравцов. Ну как же не повлияет? Все пострадавшие учебники подготовлены «Дрофой», «Вентаной-ГРАФ» и «Мнемозиной». Присутствие в этом списке «Просвещения» – пикантное исключение, лишь подчёркивающее общую закономерность.

Учитывая, что и другие линии по литературе, представленные этими издательствами, были вычеркнуты новой экспертизой, то ни в «Дрофе», ни в «Мнемозине» практически не окажется линий по русскому языку и литературе для 5-9 классов. Весь рынок будет поделен между тем же «Просвещением» и «Русским словом», которым не только сохранили все привычные учебники, но и добавили новые.

Тут не действует правило, сформулированное образовательным начальством: «Главная проблема текущего перечня – его переполненность». Требуйте долива после отстоя; было такое советское правило.

Итак, дорогие родители, собрание наше подходит к концу. Хотим ли мы сказать, что в старых и новых учебниках не может быть ошибок, что дополнительные рецензии не нужны? Нет, не хотим. Как не хотим и того, чтобы в школе были только новые и «прогрессивные» учебники; школа разная, она нуждается в здоровом сочетании консерватизма и прогресса, старого и нового.

Но мы не хотим и другого: чтобы тень от чужих ошибок ложилась на нас. Дополнительные рецензии хороши, если цель их – исправить досадные ляпы (для понимания – одна линия учебников это почти 4 000 книжных страниц, любой дополнительный взгляд – только в пользу). Отловить халтуру. Если они преследуют совсем другие цели, то цена им грош.

Мы выражаем недоверие дополнительной экспертизе. И призываем коллег поддержать нас в борьбе за доброе имя в профессии.

 

Авторы и редакторы учебников по литературе: 
Евгения Абелюк, Светлана Красовская, Оксана Смирнова, Марина Павлова, Надежда Шапиро (“Просвещение”)
Александр Архангельский, Татьяна Смирнова (“Дрофа”)
Елена Ерохина (“ВЕНТАНА-ГРАФ”)

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Почему дети могут сделать то, что приказывает чужой взрослый, и не рассказать об этом вам
Я очень хочу, чтобы министр просвещения принесла всем приемным родителям извинения за свои слова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: