Уклейка

У каждого есть увлечения или увлечение. Хотя бы одно. Священники не исключение. В светских и сугубо мирских кругах эту увлеченность называют – хобби, но в наших, церковных реалиях как-то не принято это слово использовать. Ведь хобби – это не только любимое дело, которым на досуге занимаются, но еще и пристрастие, а со «страстями» мы, по умолчанию, должны бороться и всячески их избегать.

Отец Петр и верные рыбалке

Протоиерей Александр Авдюгин

У моего давнего друга-священника, отца Петра, также в наличии увлечение, которое он преодолевать не желает, так как пребывает в абсолютной уверенности, что оно вполне евангельское, благословленное, нужное и полезное. Да и как иначе, если он рыбак заядлый, а первые апостолы практически все именно рыбаками были?

Аргументы матушки, некоторых прихожан и соседних священников вкупе с благочинным о том, что в его сане ловить надобно лишь души человеческие, а не рыбу в прудах и речках, отец Петр воспринимает без раздражения и обид.

Он лишь благосклонно, добродушно и с любовью объясняет, что Господь рыбу именно для постных дней (а их, как известно, в году больше, чем скоромных) сотворил, и ему как священнику сподручней есть ту, которую сам поймал, а не из банок жестяных и прилавков рыночных.

Поняв, что аргументация у отца Петра непробиваема, а рыбалка в то нечастое свободное время, что бывает у священника, есть залог не только духовного, но и физического здоровья, от батюшки с упреками постепенно отстали, а некоторые даже интересоваться стали, каковы итоги его очередной рыболовецкой путины.

С несведущими отец Петр по этому поводу краток и конкретен. Тем, кто реально заинтересован, всё подробно расскажет, покажет и посоветует, ну а тем, кто его увлечение полноценно поддерживает, все в красках с подробностями опишет, нюансы разъяснит и с очередной рыбалки фото в Telegram или на худой конец в Viber пришлет.

Как известно и повсеместно на приходах происходит, вокруг каждого священника всегда группа «верных» образуется, в хорошем и добром понимании данного объединения. Это не те, кто, раскрыв рот, внемлет каждому слову священника и возносит его «до степеней известных», а вполне обычные люди. Они родственную душу в батюшке находят, с кем им интересно и полезно.

Таковые и у отца Петра были. Среди них как-то само собой и приверженцы ловли рыбной объявились, конкретно сплотились, самоопределились и сгруппировались. Настоятель прихода, где все данное действо происходит, изначально немного встревожился, боясь внутреннего церковного сепаратизма, но видя вдохновленные и сугубо воцерковленные лица приверженцев апостольской профессии, а также уху и жареных карасей в приходской столовой, успокоился и даже подарил отцу Петру дорогую удочку.

Рыбацкое приходское объединение, избегая формалистики, устава не сочиняло, в фискальных органах не регистрировалось, а лишь, испросив благословения, купило вскладчину старенькую синюю «копейку», которая до ближайших водоемов добраться могла, топлива тратила не много и не ломалась никогда, так как в ней уже давно все было поломано.

Очень скоро данное средство передвижения советского автопрома получило свое собственное имя. Ведь нельзя же выдвигаться к промыслу рыбному на колесном механизме, утерявшем свою изначальную идентичность! Машину назвали просто – Уклейка. Почему Уклейка? Так на наших водоемах (по-местному «ставками» именуемых) этой рыбки более всего обретается. Небольшая рыбешка, но для любого рыбного блюда пригодная. Липкая, вкусная представительница семейства карповых, хотя на вид неказистая. Когда же ее подсушишь, точь-в-точь на латки многочисленные, что на колесах приходского транспортного средства налеплены, похожа.

“Солнце освещало верхушки деревьев”

Очередной выезд на рыбалку отец Петр после Успения наметил. Вместе с собой и водителем Уклейки, который, кроме шоферских обязанностей, является приходским алтарником, а также, в свободное от послушания и рыбалки время, преподает информационные технологии в местном университете, было решено в сугубо миссионерских, воспитательных и просветительских целях взять двух прихожан.

Один из них – Александр, второй – Геннадий. Причем первый из избранных практически ничего не видит, а второй на коляске передвигается, так как с детства к ней прикован, да и удочку в руках не удержит, по причине все той же врожденной инвалидности. Но у Геннадия есть особенность, которая у Александра отсутствует: он видит зорко, объемно и четко. В итоге сформировался тандем, друг друга дополняющий. Несмотря на отклонения от обычности, и первый, и второй – несомненные и обязательные прихожане, без которых не только службы, но и прочие приходские мероприятия не обходятся.

Загруженная по самые скрипящие рессоры Уклейка, ведомая Степаном Федоровичем, именно так величают водителя, алтарника и знатока информационных технологий в одном лице, выдвинулась ранним утром от приходских врат к не столь далекой водной рыбной среде.

Как пишут школьники и студенты в сочинениях, описывающих утренние реалии: солнце освещало верхушки деревьев, раздавались трели птиц, город пробуждался от недолгой летней ночи.

Фото: unsplash.com

На утреннюю зорьку ватага рыболовов не успела, но это сильно их не расстроило, так как после военного донбасского 14-го года рыба в наших прудах и озерах понятие времени утеряла и ловится практически в любое время суток.

Место, где, по уверениям отца Петра, клев должен быть неукоснительный и многократный, располагалось в стороне от проселочных дорог и тропинок, в небольшом ерике, вклинившемся в каменный разлом высокого оврага. Ставок (пруд), заросший по берегам камышом и прочей прибрежной растительностью, как бы указывал промышляющим, что именно здесь, в этой тихой затоке, рыба обязательно должна быть.

Расположилась братия во главе с пастырем недалеко друг от друга. У отца Петра две удочки с четырьмя крючками, у алтарника, водителя и лектора, естественно, одна удочка с двумя крючками, у Александра с Геннадием – также одна с червяком, на одном крючке нанизанным. А как иначе? Александр удилище держит, а Геннадий за поплавком смотрит и командует, когда тянуть, а когда подсекать.

Ловись, рыбка, большая и маленькая

Пред началом действа по извлечению ничего не понимающей и не подозревающей рыбы из среды ее обитания осенил отец Петр водную гладь пруда с произнесением не только положенного «Господи, благослови!», но и с прибавлением житейским: ловись, рыбка, большая и маленькая.

Степан Федорович укоризненно посмотрел в сторону священника, достал из кармана смартфон и прочел предусмотрительно скачанную из православного интернета молитву о успехе в рыбной ловле.

Александр же с Геннадием только лишь перекрестились и, усердно поплевав на червяка, отправили снасть в воду озерную.

Ожидание длилось недолго.

– Подсекай! Вправо! – раздался возглас Геннадия.

Александр умело и резко повел удилище.

– Тяни!

Мелькнуло в воздухе серебро настоящего карася с ладонь величиной. Через несколько секунд он уже трепыхался на прибрежной траве.

– Во дают! – промолвил Степан Федорович.

– Слава Тебе, Господи! – помолился батюшка.

Через полчаса возгласы от священника и водителя Уклейки стали звучать иначе. Да и как им не измениться, если со стороны приходского тандема то и дело раздавалось: «Тяни! Подсекай! Попусти! Червяка давай!», а поплавки зачинателей рыбалки пребывали в тишине и гладком спокойствии?

Постепенно расстояние между священником, Степаном Федоровичем и Александром с Геннадием сократилось, и скоро их поплавки оказались рядом.

Тщетно!

Клев был только у приходского содружества, в инвалидном чине пребывающего. И когда их поплавок закрутила юлой, а затем потянула далеко в глубину полуметровая щука, оказавшаяся скоро в содружестве выловленных карасей и красноперок, не выдержал Степан Федорович. Он вытащил снасть с дуэтом промокших и невостребованных червей, горько на них посмотрел, хмыкнул с грустью и непониманием и пошел к Уклейке.

– Ты куда? – спросил отец Петр.

– Колеса подкачаю, – буркнул Степан Федорович.

Батюшка был терпеливей, не уходил, хотя ничего понять не мог. Да и как понять, если на четыре наживки на дорогих и современных удилищах, с профессиональными поплавками и выверенными грузилами рыба внимания не обращала, а устроила рыбную трапезу на соседнем обыкновенном крючке, на толстую леску привязанном.

Фото: unsplash.com

Терпение священническое, которое, как мы знаем, сопряжено со смирением, было вознаграждено. Качнулся один из поплавков отца Петра, а потом и вовсе под воду ушел. Встрепенулся священник, радостью засветился, даже воскликнул:

– Щука!

Ловко подсек, подтянул и выудил!

На солнце сверкнула… маленькая уклейка.

* * *

Объезжая колдобины и ямы, неторопливо добиралась приходская Уклейка к родному храму. Сзади весело обсуждали перипетии рыбалки Александр с Геннадием, а впереди отец Петр рассуждал со Степаном Федоровичем о бренности человеческого жития.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: