«Умрет этот детдом – умрет деревня»

|
Зачем жители деревни Ченцы встали грудью на защиту местного детдома, почему они отказались от новой школы и «оптимизации» и что говорят выпускники о своем директоре – после первого выхода этого материала Ченцы посетил губернатор и было решено, что детский дом продолжит работать в прежнем режиме.

Власти просто заявили, что будут закрывать

– Мы возмущены, почему власти решили расформировать именно наш детский дом – один из лучших в Костромской области. Никакого экономического обоснования нам не представили. Просто заявили, что нас будут закрывать, – шумят и волнуются жители деревни.

Люди собрались на площадке перед детдомом – селяне, педагоги, депутаты, родители с маленькими детьми на руках, выпускники приюта. Все они пришли на встречу с журналистами для того, чтобы донести до властей свое мнение: детдом в Ченцах закрывать нельзя.

От Костромы до деревни Ченцы Красносельского района – 26 километров. Разбитая дорога пролегает мимо заброшенных полей и разрушенных ферм. Единственным островком благополучия в Ченцах выглядит двухэтажное кирпичное здание детдома, покрытого новой сверкающей оцинкованной крышей. Во дворе детдома – добротная баня с дровником, арки для вьющихся кустарников, летние веранды, детские игровые домики и футбольные ворота. Газоны утопают в цветах, на клумбах – яркие ирисы и кусты белых роз.

– Нам предложили вариант открытия в этом здании начальной школы, мы не согласились. Рядом есть школа в Иконникове. Она рассчитана на 320 мест, но она не заполнена и на треть. Автобус в школу ходит постоянно, возит детей и из Гущино, и из Ченцов. Мы не понимаем, зачем тут вторая школа и как ее можно сделать на этой базе. Тут все придется сломать! Мы стучались во все окна власти, но нас не слышат, – рассказывает воспитатель детского дома и депутат районного собрания депутатов Наталья Сесенина.

Губернатор “проинформирован и разберется”

В апреле нынешнего года неожиданно, без объяснения причин, чиновники уволили бессменного директора учреждения Любовь Семенову. Она создавала детдом с нуля, а воспитанники называли ее мамой.

– Любовь Геннадьевну уволили в апреле. Когда мы об этом узнали, то испытали настоящий шок. Вы много знаете детдомов, куда воспитанники даже через много лет после выпуска продолжают ездить семьями, приезжают со своими детьми, как к родной маме? А к Любови Геннадьевне – ездят, – рассказывают жители деревни.

Кроме того, Ченцовский детский дом – это единственный центр, куда бесплатно для дополнительных занятий ходят деревенские дети. Досуга больше здесь нет.

Пытаясь повлиять на ситуацию, жители деревни отправили коллективное письмо губернатору:

«Наличие детского дома в нашей деревне имеет огромное значение в жизни наших детей. На базе учреждения они имеют возможность получения дополнительного образования (изостудия), заниматься спортом (футбол, теннис, тренажерный зал). Дети из малообеспеченных семей имеют возможность посещать цирк, театр, зоопарк и т.д. <…> Также под одной крышей с детским домом находится детский сад.<…> Наши дети дружно живут в социуме и получают друг от друга взаимное воспитание. Просим Вас откликнуться на нашу беду и прислушаться к мнению детей деревни!» — написали в открытом обращении жители Ченцов.

Из администрации региона пришел ответ, что губернатор о планах перепрофилирования детского дома «проинформирован». Чиновники сообщили, что Сергей Ситников «запланировал рабочую поездку в район, чтобы на месте разобраться в ситуации».

Жители: нам не нужна школа, кто будет в ней учиться и преподавать

Все здание, где сейчас расположен детдом, раньше занимал детсад. В 1990-е годы рождаемость упала, и на опустевших площадях организовали приют для сирот. Ребятам обустроили спальни, душевые, столовую. Открыли для них мастерские, библиотеку, кружки кулинарии и рукоделия, танцевальный и тренажерный залы. Для работы с травмированными детьми, пережившими смерть близких, голод, насилие и побои, оборудовали сенсорную комнату, пригласили в штат психолога.

– У меня четверо сыновей, и они все выросли с этим детским домом. Благодаря этому детскому дому я приобрела себе дочку Катюшеньку, мою любимую. Если детский дом закроют, здесь все будет разрушено. Вы же мимо проезжали, сами видели – колхоз уничтожен, фермы разрушены, на крышах лес вырос, коров нет, – сетует местная жительница Галина Леонидовна. – У нас четыре выпускницы нашли здесь свою судьбу, свои вторые половинки. Они вышли замуж за наших деревенских парней. В двух семьях уже по двое детей, а в двух семьях – по одному ребенку.

Вчерашние выпускницы детдома стоят рядом.

– У меня есть с чем сравнить. Мы приехали сюда из Нейской школы-интерната. Мы были поражены, какие здесь прекрасные условия и добрые люди. Здесь и одевают, и кормят, и общаются совсем по-другому с детками. Если бы я была еще ребенком, и мне сейчас сказали, что этот детдом расформировывают, и мне придется ехать в какое-то другое место, для меня бы это было страшной бедой. Когда я здесь жила, у меня было чувство, что это моя семья. А в других детдомах этого не было, – делится своими переживаниями сноха Галины Леонидовны Катя.

Рядом со вчерашними воспитанниками стоят воспитатели и учителя. Они настроены решительно и уверяют, что вторая школа здесь не нужна.

– Это говорят только ради того, чтобы поставить галку, что «сохранены рабочие места». Но нет такого количества детей, чтобы наполнить вторую школу, – считают педагоги.

Кроме того, в школе много учителей пенсионного и предпенсионного возраста, но никто не рвется на место пенсионеров.

– У нас и на одну школу не хватает педагогов. Физику к нам ездят преподавать из Караваево. Английский – приезжают из Костромы. Если учительница уйдет в эту школу работать – ее предмет в той школе кто будет вести? Придет прокуратура – скажет, что школа не выполняет образовательный стандарт. А полтора километра туда-обратно учителю сбегать – это нормально? – недоумевает учительница сельской школы.

Педагоги: все дети из гостевых семей вернулись сюда

Обсуждая закрытие детдома, жители Ченцов подняли проблему неудачной передачи детей усыновителям, о которой в последние годы говорить «не принято». Педагоги один за другим приводят свои аргументы:

– Почему-то у нас замалчивают, что, когда детей отдают в семьи, многих детей возвращают. К нам приехала девочка, возвращенная из приемной семьи. Она сказала: «Я больше никогда не пойду в семью, я буду здесь жить». И таких – далеко не единицы. Но статистику возвращений нам почему-то не сообщают. У нас все дети ездили в гостевую семью и вернулись сюда. Все там побывали, вернулись и сказали: «Мы туда не поедем, мы будем жить здесь».

По словам учителей, все дети были возвращены из замещающих семей.

– Девочка пришла 5 лет назад из замещающей семьи гадким утенком. Она превратилась у нас в лебедя. Ей нашли спонсоров, которые оплатили ей брекеты, репетиторов. Девочка успешно сдала экзамены. Я не понимаю, как можно все это разрушить, – рассказывает педагог.

– У нас есть приемная мама, которая приняла двух девочек. Это ее племянницы. Она болеет за них душой и сердцем. У нее быть мамой получается. Это уже ее родные девочки. Она их не вернет в детдом, даже если будет жить на хлебе и воде. Но быть родителями получается не у всех. И детей возвращают! А каждое возвращение – это трагедия для ребенка.

По словам педагогов, дети, пережившие по два-три возвращения, теряют все социальные привязанности. Они замыкаются в себе, перестают доверять людям, им потом очень сложно адаптироваться в жизни. Каждое возвращение – это очень большая травма.

– Нам говорят – всех детей надо в семьи. Появилась передержка. Полгода держат – а потом отдают. Это что, как собаки, что ли? Уехал на юг – передержал собачонку – вот так и деток наших, что ли? Надо решать проблему. Мне кажется, что наши чиновники не так истолковали путинские слова. Он же не говорил: «Все, прикрыть все детские дома!» Каждый чиновник трактует по-своему. Нельзя так! Дети не должны страдать, – считает многодетная мать из Ченцов.

Выпускники: мы как будто потеряем маму

На собрание во дворе детдома пришли не только жители Ченцов. Среди участников схода – вчерашние сироты, которые теперь сами стали родителями.

– Я сюда пришла в 2003 году. После окончания школы поступила в сельхозакадемию, получила высшее образование. Сейчас я работаю в детдоме бухгалтером, – рассказывает сирота Надежда Сесенина. – Первые год-два после выпуска детям тяжело. Они приходят сюда, в детдом, за помощью, за советом. И преподаватели ни в чем не отказывают. Если детдом закроют, у детей такой возможности уже не будет. Особенно тяжело будет тем, кто выпустится в этом году.

Сирота Евгений Маликов попал в детдом вместе с сестрой Галей, когда ему не было и семи лет. Сейчас Евгений – владелец собственного дома, счастливый муж и отец троих детей.

– Многие воспитанники нашего дома закончили университет, открыли собственное дело. Кто-то за границу уехал. Я встречаю воспитанников других детдомов – а они и курят, и пьют. Им от государства дали квартиру, а они ее пропили, продали. А у нас выпускники все успешные. Мы сами купили свой дом в деревне благодаря помощи Любови Геннадьевны, которая вовремя нам подсказала, что нужно встать на очередь, чтобы получить от государства жилье. Если детдом закроют, мы не знаем, куда будем ездить. Мы как будто потеряем маму, родителей, которых могли навещать, – считает Евгений.

Его хрупкая, как тростиночка, сестра Галина Гаврилова после рождения ребенка тяжело заболела. Несмотря на слабое здоровье, она приехала в Ченцы вместе с братом и его семьей с единственным желанием – поддержать свою воспитательницу, которая стала для нее второй мамой.

– Я была в приемной семье у Ольги Геннадьевны, которая дала мне будущее. Она по сей день поддерживает и любит меня, как мама, и я ее тоже люблю. Мы постоянно сюда приезжаем, – говорит Галина.

– Женю и Галю мы воспитали со всей душой с детского сада. Теперь у Жени самого трое детей. К сожалению, социальных сирот не становится меньше. Сейчас в нашем районе 1257 детей находятся в социально опасном положении. Вот наша газета «Красное Приволжье». Вы почитайте: «Безопасность детей под вопросом». Пять детей из ближайшей деревни Сопырево находятся в трудной жизненной ситуации. Жители деревни написали, насколько плохо детям. Так почему бы не изъять детей из такой семьи и не поместить временно к нам, чтобы родители смогли встать на правильный жизненный путь? Пять детей могут жить недалеко от своей деревни, – рассказывают воспитатели.

Священник: если детдом закроют, мы сделаем его приходским

Через некоторое время после начала собрания к детскому дому подошел священник местной церкви протоиерей Георгий Эдельштейн.

– У директора Любови Геннадьевны есть только этот детский дом, это ее единственные дети. Так жить нельзя! Она живет только для этого детского дома. Я бы отказался, прошу прощения, быть ее мужем, – с иронией, но серьезно говорит отец Георгий. – Она страшно боится самолетов. Но когда выпускник этого детского дома в Хабаровске женился (у невесты есть родственники, а у него – нет), она села в самолет и полетела. Я ее спрашиваю: «Зачем?» – «А как же? У него на свадьбе не будет ни одного человека родни!»

– Тут говорили о том, чтобы на этом месте открыть школу. В Григоркове была школа – заросла лесом. В Гущине была – то же самое. Это все вешают людям на уши лапшу.

Я не хочу ни хвалить этот детдом, ни ругать. Я позитивист, люблю факты. Давайте посчитаем, сколько человек из шести действующих детдомов Костромской области получили высшее образование, сколько проституток из них вышло, сколько детей попали в заключение? Если отдел образования не может ответить – это позор отдела образования.

Зайдите сюда в детдом и спросите Любовь Геннадьевну: «Где ваши выпускники?» Она вам сейчас же даст справку обо всех до единого 100 детях и покажет фотографии. Ни одна девочка из этого детдома не стала проституткой и ни один мальчик не сел в тюрьму.

Из Судиславского детдома сюда привезли девочку, которую изнасиловал отчим. Страшная трагедия была! Она сидела в углу как звереныш, боялась слово сказать. Сейчас она нормальный человек, полезный гражданин. И все 100 человек, воспитанных Любовью Геннадьевной, — это достойные граждане нашего государства, — рассказал отец Георгий. – Но если учреждение закрыть, то работающих там 11-12 человек придется выгнать. В Ченцах работы нет.

Как заявил священник, если будет принято решение закрыть Ченецкий детский дом, то Карабановский приход с 1 июня 2019 года сделает его приходским. Недавно приход уже взял на себя обязательство содержать Ивановский дом престарелых, который власти также решили закрыть.

– Мы сохраним всех работников и готовы будем содержать до 30 воспитанников. Сразу два учреждения не потянуть, поэтому нам нужен год. Если наше государство бедное и если у нас не хватает денег, я найду деньги в Норвегии, в Соединенных Штатах, в Ирландии. Хотя мне всегда стыдно говорить, что мы бедные, а Норвегия, где три поколения женщин носили одни и те же деревянные башмаки-сабо, – богатая. Но это Норвегия сделала крышу детскому дому. Это норвежские пенсионеры собирали деньги нашим воспитанникам на Новый год и Рождество и организовали несколько поездок наших ребят в Норвегию.

По мнению священнослужителя, прежде чем закрывать какой-то из шести костромских детдомов, их надо сравнить по объективным показателям. Священник уверен, что Ченецкий детдом превзойдет все остальные детские дома области.

Аурика Дроздник, директор департамента по труду и социальной защите населения Костромской области:

– Приоритет государственной политики – семейные формы устройства детей. На сегодняшний день в замещающие семьи устраиваются 91,4% всех выявленных детей-сирот. В 2013 году этот показатель составлял 80%. За пять лет количество детей-сирот, воспитывающихся в государственных учреждениях, сократилось в 3 раза – c 454 в 2013 году до 153 – в 2018-м.

В Ченцовском детском доме в настоящее время воспитывается всего 12 воспитанников в возрасте от 14 до 18 лет. 5 из них выпускаются в этом году, 1 ребенок – находился в учреждении временно. Из шести оставшихся ребят четверо выпускаются в следующем году.

В связи с сокращением воспитанников и низкой наполняемостью рассматривается вопрос о перепрофилировании учреждения. Здесь разместится начальная школа и детский сад. Оставшиеся в Ченцовском доме ребята будут переведены в другие детские дома по своему выбору.

В учреждении работает 22 сотрудника, 10 из них – пенсионеры, 4 – работают по совместительству. С каждым из 8 человек, которые нуждаются в трудоустройстве, проводятся индивидуальные консультации. Перепрофилирование учреждения позволит сохранить рабочие места.

Губернатор послушал жителей

Губернатор Сергей Ситников лично приехал в детский дом, чтобы на месте разобраться в ситуации, сообщил 15 июня портал СМИ44. Глава региона пообщался с воспитанниками, провел рабочую встречу с сотрудниками учреждения и руководством муниципального района.

Учитывая интересы детей, принято решение детский дом не закрывать. Губернатор поставил задачу региональному департаменту по труду и социальной защите населения обеспечить полную загрузку учреждения.

Сергей Ситников обратил внимание работников учреждения на то, что приоритетом государственной политики является семейная форма устройства детей. Детский дом должен быть временным местом пребывания детей, оставшихся без попечения родителей. Все силы педагогов должны быть направлены на устройство воспитанников в замещающие семьи, так как это лучший способ социализации и подготовки к взрослой жизни для детей.

Сергей Ситников, губернатор Костромской области: «Дети в детских домах – это очень непростые дети. И для работы с ними требуются педагогические умения, навыки, умение обогреть, приласкать, подготовить их к взрослой жизни. Сегодня мы приняли решение – детский дом остается. Через год в сентябре я приеду сюда вновь и посмотрю, как он работает».

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: