Западные препараты уходят с российского рынка – это, в общем-то можно расценить как итог года. Остаются отечественные аналоги. Чего им не достает? Комментирует Евгений Ледин, врач-онколог, Главный специалист по профилю «химиотерапия» ГК Медси.

Без конкуренции нет качества

Евгений Ледин

Для медицинских госучреждений ничего не изменилось: они как покупали отечественные препараты на государственных аукционах, так покупают и сейчас. 

Но представители частной медицины, имеющие выбор, что покупать, и физические лица, пациенты, видят, что многие  препараты уходят с российского рынка. Потому, что иностранные производители поставлены в условия, когда их продукцию не закупают только потому, что в системе тендеров предпочтение отдается отечественным производителям. Иностранцам нет смысла  даже заявляться на аукционы. 

Ситуация с фармацевтическим рынком созвучна той, что, например, мы видим в автопроме. В 2008 году одна известная немецкая фирма ушла с российского рынка. Кто от этого выиграл? Да никто. А если бы ушли все западные производители? Понятно, что мы продолжали бы передвигаться из точки А в точку Б, но исключительно на отечественных автомобилях. Они уже тоже умеют неплохо ездить, но у нас не было бы выбора. И неплохими они стали только в конкурентной среде, и вот эта-то среда сейчас рушится.

Что стоит за обозначенным составом?

Дженерики как “русская рулетка”
Подробнее

Последняя история, которая буквально выбила из колеи, — это препарат «5-Фторурацил», который мы покупали у австрийской фармкомпании и лечили им пациентов в рамках ОМС. Месяц назад получаем письмо, что препарат уходит с российского рынка. Остается только российский аналог. Безальтернативно.

А «Фторурацил» — один из базовых противоопухолевых препаратов на протяжении десятилетий. Он используется для лечения многих онкологических заболеваний и считается одним из основных для лечения рака толстой кишки. Российский аналог – вроде точно такой же по составу, во всяком случае, по документации. Но вот хорош он или нет, я точно не могу сказать. Просто не на что сослаться, кроме информации от производителя. Основная проблема российской  фармацевтической продукции – в том, что мы реально не знаем, что стоит за обозначенным составом. На бумаге состав западного препарата и российского аналога абсолютно равнозначны. А де- факто мы не знаем, что находится внутри флакона. 

Появление дженерика стало научной сенсацией

Да и в принципе вся система оригинальных препаратов и дженериков — это маркетинг. Производители оригинальных препаратов пытаются донести до медицинского сообщества, что их препараты лучше, а производители дженериков о том, что они, как минимум, не хуже. И единственным признанным механизмом доказательства идентичности является их прямое сравнение. 

Лекарство от болезни есть. Но как умирают люди, если не получили важную информацию
Подробнее

Поэтому в западном мире для того, чтобы дженерик вышел на рынок, он тоже должен пройти клиническое  исследование, только не такое масштабное и многоступенчатое, какое проходил в свое время оригинальный препарат. Вот очень яркий пример: несколько лет назад  мы участвовали в клиническом исследовании по изучению западного аналога «Герцептина» — ключевого препарата для лечения рака молочной железы. Это было крупное клиническое исследование, когда на двух больших группах пациентов, о результатах было доложено на главной мировой онкологической конференции в Чикаго два года назад. Эффективность аналога и его безопасность оказались идентичными исходному препарату. Выход этого дженерика стал сенсацией для фармацевтического мира, он позволил сделать лечение более доступным с финансовой точки зрения, но при сохраненной эффективности и безопасности. 

Нет достоверных данных

Но знаете, в чем фишка? На тот момент уже в течение как минимум года на российском рынке присутствовал российский аналог «Герцептина», который вообще никто не проверял. Минздрав просто зарегистрировал его на основании документов, которые представил завод.  И мы вынуждены поверить производителю и Минздраву, что во флаконе с препаратом-дженериком – то же самое, что и в оригинальном препарате. 

«Лечат тем, что дают»: онколог Михаил Ласков — о том, есть ли смысл жаловаться на некачественные препараты
Подробнее

В этом проблема всех российских дженериков. За ними, кроме регистрационных данных, не стоит ни-че-го. 

В  неоригинальных препаратах как таковых нет ничего  плохого, наоборот, они лечение доступным. Есть другая крайность, когда мы слышим от какого-то врача или пациента, что использованный аналог хуже или более токсичен. Но на такие высказывания тоже нужно смотреть сквозь пальцы, это лишь субъективная оценка конкретного человека, его мнение. Меня же интересуют только достоверные данные, доказательная база, полученная в хорошо спланированных исследованиях со статистическим анализом. 

Что же касается ухода западных аналогов с российского рынка… С австрийским «Фторурацилом» у нас был выбор: закупать его или верить российскому производителю. Теперь же остается только верить.

Записала Оксана Головко

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.