В Тюмени состоялась необычная социальная акция – на улицах города появились плакаты с портретами людей, оставшихся без крыши над головой. Это пациенты «Богадельни», которых нарисовала тюменская художница и волонтер Анастасия Чигридова. В течение 10 месяцев она приходила к бездомным, помогала им, беседовала и параллельно делала наброски. Возле каждого портрета уместилась небольшая история жизни каждого, вернее, только ее основные факты – самые яркие и страшные.

Рисунки получились сами собой

Изначально Настя Чигридова не предполагала, что ее рисунки будут участвовать в акции. Просто девушка больше года приходила в тюменскую «Богадельню» в качестве волонтера – помогала по хозяйству, приносила ее обитателям гостинцы, разговаривала с ними, слушала истории. Параллельно она рисовала портреты обитателей «Богадельни»: мужчины с обгоревшим после пожара лицом, дедушки, мальчишкой пережившего блокаду и потерявшего почти всех родственников, женщины, которая раньше работала медсестрой в онкоцентре, а теперь сама борется со злокачественной опухолью.

Каждая история – это боль, надежда и страх перед будущим.

Настя

– Я не хочу идеализировать и романтизировать героев портретов, это значит бросаться из крайности в крайность, – рассказывает Настя Чигридова. – Но пока я с ними общалась, поняла, что даже в людях, дошедших до самого дна, сохраняется свет души, доброта, исконно заложенные в нас хорошие человеческие качества. Это меня поразило, обрадовало и дало силы мне самой двигаться дальше. Если, даже пройдя через такое, люди сохраняют душу, значит, есть смысл жить.

По ее словам, сначала даже мысли о каком-либо публичном выставлении портретов не возникало. В первую очередь, говорит Настя, она делала это для себя самой, искала ответы на вопросы и почему-то знала, что найдет их у тех людей, которые оказались в очень тяжелой жизненной ситуации.

– Это не было какой-то миссией, целью «причинить добро». Мне были искренне интересны эти люди, устанавливались с ними связи, меня ждали, как внучку. Портреты стали даже не вторичны, а десятеричны, главное – общение с этими людьми. А рисунки рождались попутно, сами собой и помогали такой вот обоюдной терапии. На них люди с судьбами, по которым можно писать книгу.

Всего Настя Чигридова в беседах с пациентами «Богадельни» провела 10 месяцев и нарисовала 12 портретов. И они вряд ли появились бы на улицах города, просто в это время сотрудники «Богадельни» как раз разрабатывали идею проведения акции – разместить в Тюмени плакаты социальной тематики, чтобы привлечь внимание к проблемам бездомных людей. Вариантов было много. И тут Настя предложила показать портреты пациентов «Богадельни».

В результате родилась идея акции под названием «Портреты говорят» – рисунки пациентов «Богадельни» и краткую историю их жизни напечатали на плакатах и разместили на улицах города. Зачем? Чтобы люди знали, как живут те, кого многие в обществе не привыкли замечать, и уж тем более думать о том, как они находят ночлег, переживают зиму, моются, что едят и что думают о своей дальнейшей судьбе. Подобная акция – это только начало диалога о людях, нуждающихся в помощи.

– Часто в адрес пациентов «Богадельни» можно услышать слова о том, что они сами виноваты в своей жизни. Но когда я рисовала, то просто хотела помочь увидеть не мертвые, а живые души, уйти от шаблона «сам виноват». И я очень рада, что история с портретами получила продолжение, – говорит Настя Чигридова.

Простых случаев здесь нет 

В тюменской «Богадельне» постоянно находится 20 человек – если кто-то уходит, его место сразу же занимает следующий пациент. Да и учреждение не является богадельней в привычном понимании этого слова. Здесь стационар, где бесплатно оказывают медицинскую помощь. Функционирует кухня благотворительной выездной столовой – сюда за горячими обедами шесть дней в неделю приходят несколько десятков человек. У «Богадельни» есть медицинская лицензия, также организация входит в общероссийский реестр поставщиков социальных услуг. Существует она в основном за счет благотворителей (это денежные пожертвования, еда, предметы быта и многое другое), финансовая доля участия государства составляет около 30%.

Кормление

История «Богадельни» началась еще в 2007 году, когда активные и отзывчивые люди поставили около Вознесенско-Георгиевского храма в частном секторе города старенький автобус, внутри которого установили столы, привезли бэушную электроплиту и уговорили хозяев окрестных продуктовых магазинчиков не выкидывать, а отдавать бедным еду, у которой истекал срок годности. Хозяйство получилось суматошное – в день за едой к автобусу подтягивалось больше сотни человек. Нужен был смелый и бойкий человек, который бы смог управиться с этим новым проектом. Им стала Галина Паршуткина.

А хозяйство разрасталось – в 2008 году после долгих обиваний порогов город предоставил в безвозмездное пользование «Богадельне» помещение – старую «заброшку», бетонную коробку со следами пожаров и горами мусора внутри.

Галина Паршуткина нашла строителей-волонтеров и благотворителей, взяла счета на стройматериалы и работу и поехала в крупные города Югры и Ямала, чтобы просить северные организации оплатить ремонт. Помощники нашлись, и в 2013 году «заброшка» превратилась в больницу с лицензией, палатами, пищеблоком, процедурными кабинетами, офисом.

Сейчас здесь оказывают медицинскую помощь, проводят реабилитацию, занимаются паллиативным уходом. Простых случаев нет – лежат люди после ампутации конечностей, инсультов, с онкологией и тяжелыми хроническими заболеваниями. В «Богадельне» также помогают восстанавливать документы, оформлять инвалидность и путевки в дома-интернаты, ищут средства. Все это называется тюменской областной общественной организацией «Будущее начинается сейчас».

– Сначала мы не знали, как работать – с госструктурами, с медицинскими и социальными организациями, – рассказывает Галина Паршуткина. – А медикам как было трудно! Поступает тяжелый пациент, его необходимо отправить в поликлинику на обследование, а там не принимают, потому что нет не то что полиса, а даже паспорта. Действовали любыми способами, лишь бы помочь – складывались из своих кошельков, организовывали срочный сбор, отправляли человека на платную диагностику, покупали дорогие лекарства. Тут ведь так – стоит замешкаться, и помощь может уже не понадобиться.

Галина Паршуткина

Приходилось работникам «Богадельни» и перевоплощаться в детективов, чтобы восстановить документы. Почти каждый раз это «бой»: некоторые пациенты – иностранцы из бывших союзных республик, приходилось делать запросы, месяцами ждать ответа. Или поступает человек после инсульта, говорить не может, даже имя назвать не в состоянии, родственников не найти – даже чтобы анализы взять, нужно каждый раз индивидуально договариваться с клиниками.

– Бывали и такие случаи, когда оформишь кипу документов, а потом одной запятой не хватает в какой-нибудь справке, нам обратно все отправляют, а в это время срок годности анализов истек. Приходится начинать все заново, – вспоминает Галина Паршуткина. – Или привозим пациента с путевкой в интернат, а нас разворачивают, потому что не хватает какой-то бумажки, которая вообще не нашей организацией делается. Мы в панике начинаем выяснять, кто ее оформляет, обзваниваем все структуры – такие вот ребусы приходилось решать. Поэтому в первый год работы путевки могли оформлять по девять месяцев. Теперь не так – появилось к нам доверие, мы стали для госструктур полноценными партнерами, и дело пошло быстрее – к нам направляют бездомных из стационаров, мы их лечим, восстанавливаем документы, а нам содействуют в оформлении их в дом инвалидов.

Главврач Людмила Сосновцева

Только ему здоровье поправили, сразу захотел «на волю»

Кажется, все просто – нужно каждого пациента подлечить, сделать документы, оформить в интернат, и ему будет хорошо, человек больше не окажется на улице, у него появится шанс на нормальную жизнь. И, по сути, это конечная цель «Богадельни» – сделать так, чтобы у бездомного появилась крыша над головой, чтобы за ним был уход.

Галина Паршуткина у пациента

– А человек не принимает эту позицию, там другие ценности – как только на улице становится тепло, у него голова кругом идет, ему нужно на свободу бежать, – рассказывает Галина Паршуткина. – И таких случаев немало. Был у нас мужчина – ног лишился, обморозил, когда на улице жил, передвигается на коляске.

Мы ему оформили инвалидность, подлечили, а он решил, что на свою пенсию минимальную сможет квартиру снимать и жить, как хочет. Что тут сделаешь? Говорят же, что есть «ген бродяжничества», похоже, что это так.

Не может забыть Галина и о другом подопечном «Богадельни» – Жене, которому отняли кисти рук, он их отморозил на улице. Только ему здоровье поправили, сразу захотел «на волю». На следующую зиму Женю уже привезли с ампутированными ступнями. Его снова подлечили, он начал с удовольствием помогать – красил теплицу, неумело, культями, но старался. Но пришла весна, и Женя снова ушел на улицу. А следующей зимы для него уже не наступило – уснул в колодце теплотрассы, а там случился прорыв. Его приятели выбрались, а Женя, без рук и без ног, не смог – сварился в кипятке.

– Как к таким людям относиться? А вот как к детям относятся? Плачет ребенок, значит, его нужно успокоить, пожалеть, накормить. Слезы высохли, он в тебе больше не нуждается – хорошо, отпусти. Так и здесь – человек пришел, ему нужна помощь, мы сделаем для этого все возможное. Не будет больше в нас нуждаться – отпустим, никто силой держать не будет. Вернется, опять примем. Ведь нас Бог сделал свободными, у нас свободная воля. Он сам нашу волю не насилует, и мы точно так же не насилуем волю других людей, – говорит Галина.

Не от хорошей жизни

Жить в «Богадельне» пациенты не могут – негде, ведь это не приют, а медучреждение. Поэтому главная задача сотрудников учреждения – помочь тяжелобольным бездомным хоть частично подсобрать по крупицам рассыпавшуюся жизнь, восстановить утраченное здоровье, утерянные документы, по возможности разыскать родных (изредка бывают и такие счастливые случаи). Обычно пациенты «Богадельни» уезжают в дома-интернаты, и это – настоящая победа. Историй с хорошим концом за годы работы с бездомными здесь немало.

Руководитель и главврач на съезде сестер милосердия

Например, Петр Павлович. Несмотря на то, что родился он в 1958 году, в «Богадельне» его называли Петенькой и относились как к ребенку. Он поступил в 2014 году из городского стационара, отделения хирургии, после сложной травмы головы – такие обычно не восстанавливаются. Петенька не умел ничего – сам не ел, не мог даже ложку держать, не ходил и не мог связно говорить. Еще и без документов – в общем, человек-невидимка.

Петенька

Чтобы восстановить ему паспорт, ушел год, позже Петенька научился самостоятельно есть, сидеть и даже вставать на ноги. Но уходить ему было особо некуда, нужно было оформлять в интернат. Сначала год оформляли инвалидность, потом ждали, когда в интернате освободится место. За это время Петр Павлович стал всеобщим любимцем, его все баловали. А потом он переехал жить в Лесновский психоневрологический интернат в 200 км от Тюмени. Для команды «Богадельни» это еще одна история со счастливым концом.

Еще один пациент «Богадельни» – Антонида Ивановна, которую привезли сюда еще в 2015 году. У женщины был инсульт, ей нужен был медицинский уход, а домой забирать ее никто не спешил.

– Мы всегда ищем родственников, это целая спецоперация, но без этого никак, ведь наша задача – выписать человека в хорошие условия. А если не в интернат, то либо в приют, либо домой. Последний вариант в нашей работе – почти чудо, – рассказывает Галина Паршуткина.

Из дома Антонида ушла много лет назад, документов у нее не было, из-за инсульта она совсем не помнила свою прошлую жизнь. В «Богадельню» ее, худенькую, слабую после удара, привезли на носилках. Сначала она вообще не передвигалась, да еще пораженные артритом пальцы и суставы не двигались. Ей пришлось заново учиться есть, говорить. Потом Тоне дали книжку, чтобы проверить, какие способности у нее сохранились после инсульта. Она ее мгновенно прочитала! Дали другую – снова «проглотила». Врач подумала: может, она их не читает, а просто смотрит? Начали расспрашивать про содержание, она все рассказала. Так Антонида перечитала всю библиотеку в «Богадельне» – от православной литературы до «Сталкера» Стругацких.

Антонида

Со временем Тоня начала понемногу садиться, научилась есть – правда, с трудом держала ложку, стала говорить и уже могла ответить на вопросы и попросить о помощи. Впрочем, про семью особо ничего выяснить у нее не удалось – она не вспомнила, где жила, есть ли у нее дети. Правда, рассказала, что тяжело и много работала. Документов при Тоне никаких не было, так что восстанавливать их пришлось три года. Сотрудникам «Богадельни» удалось выяснить, что у нее был зарегистрирован брак, есть ребенок, она пила, как оказалась на улице – неизвестно. А потом Антониде сделали инвалидность и путевку в Истошинский дом-интернат оформили.

– Когда они к нам поступают, они вообще ничего не говорят, – рассказывает Галина. – Мы к ним с расспросами и не пристаем, знаем, что не от хорошей жизни к нам попадают. Потом, когда уже адаптируются, отогреются, отъедятся, почувствуют отношение человеческое, вроде как дома, могу и вопросы задавать. Тогда рассказывают уже не потому, что «надо», не боятся больше. Но не особо в подробности вдаются, бывает, выдумывают. Это не от того, что они хотят нас обмануть или приукрасить свою жизнь, просто, чтобы выжить там, где им пришлось бывать, в том окружении, нужно уметь «держать язык за зубами», вот и сочиняют по привычке – мало ли что…

За плечами еще одного пациента «Богадельни» Юрия Дерусова было три инсульта, семь лет полного паралича. Он не говорил, мог двигать только одним пальцем и немного шеей, смеялся и все помнил. Друзья из прошлой жизни сделали ему что-то вроде азбуки на куске картона, по которому он водил пальцем, так и общался.

В тюменскую «Богадельню» Юрий Николаевич попал в 2014 году из больницы, в которой пролежал парализованным три года. Его нужно было выписывать, но ни документов, ни семьи, ни дома у мужчины не было. Раньше он жил в Сургуте, имел дом, руководил бизнесом, был женат, а в Ташкенте его ждали мать, сестра, братья. Но он не давал о себе знать уже много лет. Со временем жена ждать устала, родные объявили Юрия в розыск. В «Богадельне» его навещали друзья и благодарные пациенты, которые рассказывали, что уже в новой жизни, куда он сбежал от прошлого, Юрий Дерусов был первоклассным массажистом и ставил на ноги парализованных.

Юра Дерусов

С документами Юрия социальным работниками «Богадельни» пришлось повозиться больше четырех лет. Сразу же оформили ему инвалидность.

Но история пациента на этом не закончилась. Как-то о нем написали журналисты проекта «Благотворительные гастроли» фонда «Нужна помощь». Историю Юрия прочел Дмитрий Попов, его двоюродный брат, который оказался заслуженным тренером России по джиу-джитсу в Санкт-Петербурге.

Сначала Юрий наотрез отказывался от встречи, не хотел, чтобы его видели таким беспомощным. Но постепенно смирился. Дмитрий приехал с племянником Юрия, который живет в Ташкенте, все плакали, звонили по скайпу сестре в Ташкент. А вот его мама встречи с сыном не дождалась, хотя искала его все это время, даже обращалась в программу «Жди меня» – так и не поверила, что сын умер.

Юрий часто ездил к родственникам в Ташкент, потом возвращался в Сургут. А однажды просто вышел из дома и не вернулся, оставил всю прошлую жизнь. Почему это случилось – остается только гадать, сам он не рассказывает.

Брат и другие родственники планировали забрать Юрия к себе, но выяснилось, что это очень дорого и тяжело, мужчина бы не перенес транспортировку в Санкт-Петербург. Пациент теперь в интернате.

– Эти люди всегда были и будут. Общество, когда доходит до высшей ступени развития, гибнет, нравственность пропадает. Я думаю, мир спасет только любовь. Хоть ты в общественной организации трудишься, хоть ты политик, на любом уровне нужно оставаться человеком и с любовью к людям подходить. Если все будут уважать человеческую личность, жить будет легче, – говорит Галина Паршуткина.

Елена Сидорова

Фото предоставлены Домом милосердия «Богадельня»

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: