Главная Семья Многодетные семьи

«Все деньги ушли на похороны, а муж заболел пневмонией». Многодетная семья из-за ковида потеряла родных

Работы нет, а зима будет долгой
В семье Евгении и Василия Рябчун трое детей. Осень и зима выдались для них очень тяжелыми: умерли родители Евгении и Василия, а сам глава семьи заболел пневмонией. Евгения в декретном отпуске, Василий временно без работы, похороны, болезни — семье нужна помощь, чтобы пережить трудный период.

— Осенью наши с мужем родители начали уходить один за другим, — рассказывает Евгения. — Сначала умерла моя мама, потом отец, а в ноябре — отец мужа. Похороны шли за похоронами. Мы были истощены и морально, и материально. А потом муж не выдержал напряжения — свалился с пневмонией. Врачи сказали: «невыявленный ковид». Шесть дней он пролежал в больнице, подняли кислород в крови и выписали — пандемия, мест нет. Дома муж проболел еще два с половиной месяца. Мы остались совсем без средств к существованию — я в декрете, муж без работы, на больничном.

«Я тебе отомщу, я на тебе женюсь!»

Семья Рябчун, Евгения и Василий, живут в Алтайском крае, в городе Славгород. «Город у нас маленький, все друг друга знают», — говорит Евгения. В семье трое детей: Даше 15 лет, Ксении — 10, а Мише — год и семь месяцев. Они живут здесь уже 29 лет, с тех пор, как в 1991 году семья Евгении перебралась в Россию из Узбекистана в статусе беженцев.

Евгения и Василий

В августе 1991 года Узбекистан стал независимым государством. В стране выросла преступность. Русские стали покидать Узбекистан. Очень многим пришлось едва ли не бежать, бросив свое имущество или, в лучшем случае, продав его за бесценок. Семье Евгении повезло — они смогли продать дом достаточно выгодно и купить жилье в Алтайском крае.

«Вы что, не видите, куда дети бегут, — домой!» Как живет многодетная семья сельского священника во время пандемии
Подробнее

— Мы приехали летом — мама, папа и мы, трое детей. Отец устроился работать электриком и по совместительству слесарем в местную школу, мама — туда же, техничкой. Для отца это, конечно, был удар, в Узбекистане он был начальником, а теперь все потерял, — вспоминает Евгения. — И вообще 90-е годы были очень тяжелыми. Зарплату родителям задерживали по полгода, мы едва выживали — нам помогали в соцзащите, и мама с папой вертелись, как могли, чтобы нас прокормить.

В то же лето Евгения подружилась с соседским мальчиком — Васей. А потом, когда осенью пошла в школу, очень удивилась, что они учатся в одном классе, да еще и сидят за одной партой.

— Помню, как я его «мучила», козни всякие строила, а он на все мои шалости отвечал: «Я тебе отомщу, я на тебе женюсь!» Потом он мне расскажет, что влюбился — «как увидел эту девочку с длинными волосами, сразу решил: все, моя невеста».

В декрет уже поздно, а на пенсию рано

Всерьез Евгения и Василий начали встречаться уже после школы. Евгения тогда поступила учиться на пекаря — она на всю жизнь запомнила, как в голодные 90-е мама пекла хлеб и лепешки. Запомнила и полюбила, мечтала открыть собственную пекарню. Василий учился в сельхозтехникуме. Поженились они в пятницу, 13 августа. 

Евгения с мужем

— Нам с мужем было по 23 года. Помню, как спустя некоторое время я спросила маму: «Как же ты мне позволила выйти за Васю, у нас же не было ни дома, ни работы, ни профессии?!» А она ответила: «Я всегда знала, что у вас все будет хорошо». И правда, мама всегда верила в нашу семью, даже когда мы были маленькими, говорила про Васю: «Вот, зятек пришел».

Через год в семье родилась первая девочка — Даша. К сожалению, с патологией новорожденных — в первый год жизни Даша перенесла четыре операции на кишечнике.

Дети с бабушкой

— Хорошо, что мы жили в доме мужа — свекровь и свекор окружили меня заботой, а я все время посвящала ребенку.

Врачи строго-настрого нам сказали: «Смотрите, чтоб только девочка не плакала, иначе швы разойдутся», — в результате Даша ни в чем не знала отказа, — смеется Евгения.

— Сейчас уже выросла, а знает: если что, все для нее сделаем.

Второй родилась Ксюша. Евгения говорит: «Это наша самая упертая девочка, с характером. Если что-то не получается — будет плакать, рыдать, а своего добьется. Например, за два дня научилась кататься на велосипеде, за день — на роликах. Вся убилась, изранилась, но научилась».

Сама Евгения, пока росли дети, сменила несколько профессий — работала и в пекарне, и продавцом, и парикмахером, получила высшее образование менеджера по туризму. «Я люблю учиться», — говорит она. А после рождения Ксюши устроилась на должность соцработника.

Даша и Ксюша

— Работа тяжелая, с семьями на учете из-за алкогольной зависимости, с трудными подростками и правонарушителями. Я все пропускаю через себя, не могу быть равнодушной, а отдача есть не всегда. Даже смеюсь, что мы «причиняем добро» — не всем наша забота по нраву. Но зато какая радость, когда какую-нибудь семью удается «вытащить», спасти: встречаемся потом в городе, здороваемся, я вижу, что все у них хорошо».

Василий сначала работал администратором в магазине, потом устроился на молочный комбинат слесарем-ремонтником. Семья купила собственный дом — по соседству с домом родителей. Казалось, жизнь наконец наладилась.

С дочками

— Я даже говорила подругам на работе: «Ну все, в декрет мне уже поздно, на пенсию рано, наконец-то спокойно поживем-поработаем». Тут-то и узнала, что беременна третьим ребенком…

Мише сегодня год и семь месяцев. Он заводной, неусидчивый, озорной. «Мне уже неудобно его ругать, вроде как мама почтенного возраста, — улыбается Евгения. — Вот он из нас веревки и вьет».

Миша

В конце 2020 года на семью обрушились испытания. Сначала умерла мама Евгении, затем отец, а в ноябре — отец Василия. Евгения с мужем хоронили одного родителя, не успевали оплакать, как уже надо было хоронить другого.

Из опеки звонили: «Не хотите еще взять двоих?» Как живет в пандемию семья с 11 приемными детьми
Подробнее

В конце года еще и Василий заболел пневмонией, не мог работать два с половиной месяца. Евгения в декрете, муж без работы, на больничном, а все средства ушли на похороны и лечение.

Город Славгород занесло снегом, стоят сильные морозы. Евгения рассказывает, что до сих пор переписывается с одноклассниками из Узбекистана: «У вас сколько градусов, минус пять? А у нас минус 35!» 

— В первую зиму, еще девочкой, я так радовалась снегу, — вспоминает она. — А потом поняла, что его вообще-то еще и убирать надо, снег все прибавлялся и прибавлялся.

Сегодня семье Рябчун очень тяжело. Но если мы поможем, в заснеженный город придет продуктовая помощь. Евгения, Василий и трое детей смогут спокойно переждать и эту зиму, и морозы, и временное безденежье. А потом придет весна. 

Из-за пандемии коронавируса финансовые проблемы настигли каждого второго жителя нашей страны, по данным опроса Национального агентства финансовых исследований. Многодетные семьи — одна из наиболее уязвимых групп, которые в числе первых и очень остро чувствуют на себе любые кризисы.

Проект комплексной продовольственной и юридической помощи многодетным семьям благотворительного фонда «Правмир» выиграл в конкурсе Фонда президентских грантов. В его рамках помощь получат 100 многодетных семей, члены которых потеряли работу или остались без кормильца во время пандемии.

Продовольственные наборы, которые участники проекта будут получать в течение 4 месяцев, включают самые необходимые продукты — крупы, чай, молоко, консервы — из расчета на каждого ребенка в семье. Одновременно юристы Фонда расскажут многодетным родителям, как защитить свои права, получить положенные льготы от государства, бесплатную медицинскую и другую помощь.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.