Летом и осенью 2019 года Комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований провела уникальную кампанию. Она обратилась к редакциям научных журналов с предложением отозвать (ретрагировать) те статьи, которые содержали нарушения научной этики. После интенсивного общения с членами Комиссии к декабрю 2019 года редакции добровольно ретрагировали более 800 статей.

О том, как эта работа проводилась и можно ли считать ее завершенной, мы поговорили с членами Комиссии РАН – физиками, соорганизаторами Диссернета Андреем Ростовцевым и Андреем Заякиным и социологом, председателем Совета по этике Ассоциации научных редакторов и издателей (АНРИ) Анной Кулешовой.

— В журнале Science была опубликована статья, в которой ваша работа по отзыву (ретракции) более 800 статей сравнили по значимости с громом среди ясного неба. Они не преувеличивают? Чем важна эта работа?

Анна Кулешова

Анна Кулешова: Произошедшее вызвало резонанс, поскольку перевернуло представления о нормальном и типичном для российской науки. Все в некотором смысле смирились и с плагиатом, и с тем, что у массы сотрудников в университетах статьи и диссертации списанные, а они учат студентов, у некоторых из них есть власть распределения финансовых ресурсов. Смирились и с многочисленными изданиями-хищниками, публикующими статьи без рецензирования. Все всё знали и понимали, что ситуация не изменится, обратите внимание, Минобрнауки даже практику ретракции (отзыв статей, содержащих плагиат, фальсификации и фабрикации) никогда не внедрял, фундаментальную вещь, без которой невозможно двигаться дальше, это сделал по своей инициативе Совет по этике АНРИ в 2017 году.

Но вдруг стало ясно, что правила игры поменялись, что научное сообщество достаточно сильно, чтобы самостоятельно остановить замусоривание российской науки недобросовестными статьями и экспертами, недостоверными знаниями. Именно это стало сенсацией.

Этика научных публикаций на жизнь простых россиян влияет колоссальным образом. Переоценить произошедшее трудно. Откуда-то ведь появляются эксперты, благодаря которым выводятся на рынок неработающие лекарства; по чьим-то экспертизам люди получают сроки за репосты (а мы видим, что эксперты, привлекаемые для гуманитарной экспертизы в судах, нередко имеют списанные диссертации); принимают управленческие решения в отношении профессорско-преподавательского состава ректора со списанными диссертациями (таковых у нас более 60).

Уверена, что для учёных, которые не собираются уезжать и менять Родину, мы сделали большое дело. Да и для всех россиян тоже. Странно прозвучит, но отзывы фальшивых научных статей дают надежду на перемены.

— Является ли отзыв (ретракция) статей общемировой практикой?

Андрей Ростовцев

Андрей Ростовцев: Да. Ретракция научных статей – привычная для научного мира процедура. Но только в России к вопросу проверки научных журналов на предмет грубых нарушений публикационной этики подошли столь систематически и масштабно. Других подобных примеров из мировой практики мне пока неизвестно. Обычно научные статьи отзываются единично по инициативе авторов или редакции. Реже проводятся исследования нарушений публикационной этики на довольно ограниченном объеме публикаций.

— Как количество фальшивых публикаций в российских научных журналах выглядит на фоне всего корпуса научных статей мира?

Андрей Ростовцев: Исследований по этому вопросу, насколько мне известно, не проводилось. Однако можно с уверенностью сказать, что корпус научных статей мира крайне неоднороден. Есть страны, которые по количеству фальшивых публикаций, очевидно, не уступают России.  Вопрос скорее в том, как выстраивается отношение к этому явлению в разных странах. К сожалению, в этом вопросе Россия – аутсайдер мирового тренда.

— Как шла подготовка к процедуре отзыва статей? Из чего эта работа состояла? Что это за журналы, с которыми вы взаимодействовали? 

Диссернет. Не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но обличайте
Подробнее

Анна Кулешова: Отбор статей, рекомендуемых к ретракции, вёлся с опорой на данные Диссернета. Журналам были разосланы письма от лица Комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований с предложением проверить имеющуюся информацию и принять самостоятельное решение по текстам. Если информация подтверждалась, но журналы настаивали, что публикация недобросовестных статей – часть их бизнеса, отзывать статьи они не будут, тогда Комиссия рекомендовала их исключить из Российского индекса научного цитирования (РИНЦ), поскольку интересы подобных изданий лежат вне плоскости научных ценностей. 

— Как осуществлялось взаимодействие Диссернета и Комиссии РАН?

Анна Кулешова: Диссернет предоставил данные по научным статьям, которые прошли независимую проверку членами Комиссии. В 5% случаев мы увидели ошибки в данных Диссернета, они были скорректированы, а журналам принесены извинения.

— Какими силами велась эта работа?

Анна Кулешова: В Комиссию РАН входят представители Совета по этике АНРИ, РИНЦ и Диссернета. Председатели этих трёх структур вели свою работу под руководством академика РАН Виктора Васильева. Серьезную помощь оказали волонтеры Совета по этике АНРИ и Диссернета. Непосредственную переписку с журналами вела я, председатель Совета по этике АНРИ.

— Были ли какие-то курьезные случаи взаимодействия с журналами?

Анна Кулешова: Да, было много смешных ответов. Но серьезные курьёзы состояли в том, что сотрудники Рособрнадзора, у которых обнаруживался плагиат в статьях, угрожали университетам тем, что они не пройдут аккредитацию, если их тексты из университетских вестников будут отозваны.

Владимир Миронов: Необходимо создать атмосферу нетерпимости к плагиату в науке
Подробнее

Реакция на ретракцию много говорила о журналах: кому-то было стыдно за допущенные ошибки, они с энтузиазмом их исправляли; кто-то начинал возмущаться фактом проверки, будто плагиат публиковать можно, а выявлять его – нельзя.

Есть журналы, сделавшие дополнительные проверки: мы обратились к ним по 3-4 текстам, а они проанализировали архив, нашли ещё штук 40 с недобросовестными заимствованиями.

Был случай, когда по итогам проверки текста на плагиат в одной из структур МВД выявили «оборотня в погонах». Нам прислали благодарность.

— Встречались ли вы с редакциями очно? 

Анна Кулешова: Да, 1 октября 2019 года в Академии наук были проведены слушания для 50 редакций научных журналов. Участники говорили, что ехали к нам в очень мрачном настроении, но в ходе слушаний узнали много нового и полезного, пересмотрели взгляды на работу журналов. Также были индивидуальные встречи с редакциями журналов, которые получали угрозы от людей, обладающих властью (вы отзовете статьи с плагиатом, а мы вас засудим и т.п.).

— Ваша работа по ретракции статей встретила больше позитивных или больше негативных откликов? Кто вас критикует?

Владимир Миронов: Можно ли победить плагиат в диссертациях?
Подробнее

Андрей Заякин: В целом, мы видим, как позитивно встречена наша работа научным сообществом, особенно после того, как появилась статья в Science и других изданиях о науке. Появляется и редкая критика, в которой говорится, что «Академия им этого не поручала». Между тем, как в данной работе мы последовательно опирались на Положение о Комиссии, принятое Президиумом РАН в декабре 2018 года.

Зам. главного ученого секретаря Президума РАН академик Колесников в одном из СМИ заявил, что ретракция статей нарушает положение о Комиссии, проведена без уведомления Президиума РАН и превышает полномочия Комиссии. Это неправда. Комиссия действовала строго в рамках своего мандата, проводя анализ статей в журналах и обсуждая его с журналами и авторами. Ретракция осуществлялась самими журналами, а не Комиссией. Президиуму было доложено об успехе данной кампании 24 декабря 2019 года, и президиум полностью одобрил деятельность Комиссии. Для широкой публики доклад Комиссии был обнародован 7 января 2020 года.

— Можно ли сказать, что работа по отзыву статей закончена и можно праздновать победу над фальшивыми публикациями?   

Андрей Ростовцев: Работа по отзыву статей далека от своего завершения. Так, в очереди на отзыв стоят сейчас около 70 тысяч русскоязычных статей, обнаруженных компанией Антиплагиат, входящей в Совет по этике АНРИ. Еще более актуальная тема – переводной плагиат и размещение российскими учеными статей с грубыми нарушениями в англоязычных журналах, индексируемых в SCOPUS и Web of Science.  Это новое направление работы, о котором мы планируем сообщить в ближайшее время. Масштаб бедствия огромен, поскольку у российских (и не только) ученых бытует убеждение, что переводной плагиат никто никогда не обнаружит. Но сегодня это уже не так.

Беседовала Наталия Демина

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: