Я
Фото: theapricity.com
Фото: theapricity.com
«В нашем цифровом мире легко внушить себе, что раз ты на связи, то не одинок. Но удивительно — как только началась пандемия, все мы схватились за телефон». Писатель Саймон Синек рассказывает на TED Talks, как друзья поддержали его во время депрессии, и советует помогать другим, чтобы стать счастливее.

Бой окончен, ты вернулся домой, но боль даст о себе знать

За последний год мы все осознали важность здоровой психики. Признали, что психические проблемы — это не какой-то вымысел, и что они могут возникнуть у сильных и здоровых людей. 

Из-за COVID-19 мы все испытали психическую травму. Кто-то ощутил ее раньше, кто-то позже, кто-то переживает до сих пор, но никто ее не избежал. 

Когда началась пандемия, многим пришлось перестроить свою работу, причем очень быстро. И я, как многие другие, настроился действовать решительно. 

Я позвонил своему другу — профессиональному военному — и задал ему простой вопрос: как мне задвинуть эмоции и сосредоточиться на работе? И он меня сразу осадил, ответив: «Никак».

Мы способны подавлять эмоции лишь очень короткое время, но ни один человек не может избежать травмы после сражения.

Он добавил, что ее можно не заметить во время боевых действий, не почувствовать по возвращении домой, а спустя месяцы она вдруг проявится. Его обычно накрывает месяцев через пять после возвращения. 

Так что я тут же повесил трубку, обзвонил своих друзей и сказал: «Так, мы пока не в курсе, но у нас проблемы, которые скоро дадут о себе знать». И мы договорились, что как только кого-то из нас накрывает, мы сразу звоним друг другу. Подстраховались. И мы договорились, что никто не будет плакать в одиночку. То есть, как только накатит, тут же кому-то звоним. 

И через четыре-пять месяцев после начала пандемии я почувствовал себя не в своей тарелке, но толком не понимал, в чем дело. Я позвонил тому же другу-военному и спросил его напрямую, без всяких вступлений: «Скажи, а какие у тебя симптомы, когда травма дает о себе знать после возвращения домой с поля боя?» Он ответил: «Прежде всего, нарушается сон». Он сказал, что ни с того ни с сего не может заснуть, а утром нет сил подняться с кровати. А я подумал про себя: «Ага». 

У него наступают непродуктивные дни, которым он ищет оправдание: «Ничего страшного. Тебе надо отдохнуть, это нормально». А потом наступает еще один, потом еще и еще. И я подумал про себя: «Ага». 

Фото: Megan te Boekhorst / unsplash.com

А потом он становится нелюдимым, не хочет ни к кому обращаться за помощью и уж точно не желает ни с кем разговаривать. И опять я подумал про себя: «Ага». 

В общем, мне стало ясно, что у меня натуральный нервный срыв. 

Я боялся произнести слово на букву «д»: депрессия — из-за страха, что это какой-то диагноз. Думаю, это слово пугает многих, но именно это со мной и происходило. Меня накрыла депрессия. 

Я последовал нашей договоренности и начал обзванивать друзей. Потому что до того спросил у своего друга: «Как с этим бороться?» Он сказал: «Ты должен заставить себя восстановить режим сна и заставить себя позвонить и попросить друзей о помощи». 

Так что один из уроков, который я извлек — это осознание того, насколько мы нуждаемся в человеческом участии. 

В пандемию мы стали чаще звонить друг другу

В нашем цифровом мире легко внушить себе, что раз ты на связи, то не одинок. Но удивительно, как только началась пандемия, независимо от возраста или умения обращаться с компьютером, все мы схватились за телефон. Даже молодежь начала общаться по телефону. Мне кажется, такая потребность в человеческом голосе, контакте будто напомнила нам о том, насколько мы все уязвимы. 

Позднее я последовал собственному совету, и когда мне захотелось расплакаться, когда на меня накатило, я позвонил другу и начал плакать. А друзья так же звонили мне. 

Мы поняли, что никто из нас не одинок. Это огромное утешение. Мы почувствовали себя в безопасности, а это так важно для любого человека. Незащищенность — очень неуютное чувство, поэтому мы нуждаемся друг в друге. 

Но связь эту нужно создать. Отношения рождаются в счастливые времена, в радостные моменты, когда ты сильный и кажешься себе непобедимым. Очень сложно начать выстраивать эти отношения в момент кризиса. И по-моему, это важный урок для любых руководителей. 

То есть нельзя оценить качество команды, пока плывешь в штиле. О команде можно судить только во время шторма. А время штиля необходимо для укрепления отношений, надежность которых и проверить-то нельзя, пока не нагрянет кризис. 

Я это, кстати, слышал от многих: с наступлением пандемии им стало ясно, кто их настоящие друзья. Кто-то сам собой отсеялся, без причин и без обид. Люди просто перестали созваниваться, хотя никто ни на кого не обижался. А другие, наоборот, проявились и поинтересовались, как мы. И дружба с ними прямо-таки расцвела. В этом-то все и дело. 

Фото: Liza Summer / pexels.com

Дружба и доверие проявляются и проверяются в трудные времена. Поэтому так важно вкладываться в людей, пока у нас все хорошо, пока нам кажется, что нам никто не нужен. А мы склонны об этом забывать. 

Тебе одиноко? Поддержи другого

Когда я работал над книгой «Лидеры едят последними», у меня была возможность пообщаться с членами группы «Анонимных алкоголиков». Это удивительное сообщество. Многие из нас слышали о программе «12 шагов». И многим известен первый шаг: признать, что у тебя проблема. Однако остальные 11 шагов не менее важны. 

И каждый анонимный алкоголик знает, что если ты справился с первыми 11 шагами, а с 12-м не задалось, то ты вряд ли избавишься от зависимости. А справившись с 12 шагами, ты наверняка излечишься. 

12-й шаг — это помочь другому алкоголику. Оказать услугу. 

Так вот, парадокс в том, что, нуждаясь в помощи, мы должны помочь кому-то, кто страдает от того же недуга, что и мы. Это самое полезное, что мы можем сделать. 

То есть, чтобы поплакаться кому-то в жилетку, надо подставить плечо тому, кому необходимо выплакаться. Если нам одиноко, надо самим помочь тому, кто страдает в одиночестве. И это касается не только одиночества. 

Хочешь найти любовь — помоги найти любовь другому. Ищешь работу мечты — помоги найти работу мечты другому. Помощь другим невероятно ценна. 

Мы постоянно об этом слышим, когда говорим с людьми о том, почему они выбрали свою профессию. Часто такую историю рассказывают психологи. Спрашиваешь: почему вы выбрали эту профессию? «В молодости у меня была травма, и мне помог психолог, так что я решил посвятить этому занятию жизнь». Вот какова сила помощи другим. 

И в современном мире легко забыть, что мы на самом деле очень старомодные создания. Человек — это древнее животное, попавшее в современный мир. Мы до сих пор действуем по старинке. И мы отчаянно нуждаемся друг в друге для выживания, точно так же, как это было, когда мы жили в хижинах небольшими племенами по 150 человек. 

Спросите друга: «Как ты?»

«Как ты?» — лучший вопрос. «У тебя все нормально?» 

Но иногда утверждение более действенно, чем вопрос. Ведь от вопроса легко отмахнуться. Мы все так и делали во время эпидемии. «Ты как?» — «Да нормально». 

У всех все нормально, правда? И что с этим делать дальше? А вы попробуйте вместо вопросов утверждения. «Тебе явно плохо. Ты изменился. Ты сам не свой. Я о тебе беспокоюсь». Используйте утверждения, и очень скоро у собеседника не останется вариантов уклониться от разговора. «Я тебя знаю другим». 

Только делайте это с любовью и заботой, и самое главное — не пытайтесь решить проблему. Особенно когда разговор становится тяжелым, не пытайтесь решить проблему. Ваша задача — создать атмосферу, в которой человек захочет вам открыться. Это все, что нужно. 

Саймон Синек. Фото: startwithwhy.pixieset.com

Нам следует не забывать о важности человечности. При этом я не говорю о «Человечности» с большой буквы, а о нашей с вами скромной человечности. 

Когда началась эпидемия COVID-19, множество лидеров поступили по-человечески, независимо от их лидерских задатков до коронавируса, многие из них позвонили и поинтересовались: «Как вы?» Обзвонили своих сотрудников просто на всякий случай.

Или позвонили друзьям и спросили: «Как ты? Справляешься?»

Так вот, для этого не нужно ждать пандемии. Это и отличает хорошего лидера, и делать это надо постоянно. И тех, кто у нас в подчинении, следует научить делать то же для своих подчиненных. Иерархия тут как раз пригождается. 

Надеюсь, это не уйдет. 

Надеюсь, останется важность телефонных звонков и что мы не вернемся к сообщениям вместо разговоров. Надеюсь, останется привычка откладывать телефоны за семейным столом. 

Мне кажется, многие дети после всего этого сблизятся с братьями и сестрами, если они у них есть, и сблизятся с родителями, потому что проводили так много времени вместе. И дети, которые страдали из-за недостатка внимания со стороны занятых на работе родителей… Даже если мама или папа целый день проводят в «зуме», то время, что они обычно проводили во время перерыва на кофе, они посвятят детям. 

Источник

«Чего ноешь» – депрессия и право на помощь
Подробнее
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.