«Мы, взрослые, как-то уже походя, закатываем глаза и говорим: “У нас в семье есть подросток…” И тут же все вокруг сочувственно кивают...» Но мало кто задумывается, каково взрослеющему ребенку рядом с нами. Семейный психолог Екатерина Сиванова рассказывает, что чувствуют дети в пубертате и как родителям вновь найти с ними общий язык.

«Чего тебе сейчас больше всего не хватает в отношениях с родителями?» — такой вопрос я часто задаю подросткам.

Екатерина Сиванова

Обычно мои юные собеседники «зависают», некоторые из них уточняют: «А можно просить все что угодно?..»

Да! Конечно! 

И про себя думаю: «Ты же ребенок своих родителей, ты можешь просить у них даже звезду с неба…» 

Вот что мне отвечают на вопрос о том, чего не хватает в отношениях с родителями, дети от 12 до 19 лет, которые приходят на консультации:

«Чтобы меня по утрам провожали в школу и у двери говорили: “Хорошего дня!”»

«Чтобы мама однажды по-настоящему попросила у меня прощения за то, что била меня, и чтобы мы после этого навсегда все плохое забыли… и я перестал ее бояться».

«Чтобы родители хотя бы иногда заходили в мою комнату не для того, чтобы поорать за беспорядок, а чтобы спросить, как у меня дела».

«Мне не хватает одиночества. Родители надоели друг другу, и они все время лезут ко мне. Я думаю, что они меня родили, чтобы не общаться друг с другом».

«Я просто хочу, чтобы меня перестали называть “урод”».

«Мне не хватает времени вместе. Мы все какие-то стали чужие».

«Вот бы мои родители снова поженились и у нас было как раньше... хорошо».

«Нам с мамой не хватает доверия друг к другу».

«Чтобы мама не кричала на меня».

«Чтобы в этих отношениях не было младших братьев и сестры. Почему все на четверых? Я ведь отдельный ребенок своих родителей».

«Просто пусть мои родители вернутся домой из тюрьмы. Мне больше ничего не надо».

«Я хочу, чтобы моя мама чаще проводила время со мной. Чтобы было так, как раньше, когда ей не надо было работать».

«Чтобы родители наконец поняли, что я выросла».

«Я бы хотел, чтобы отец начал общаться со мной. Я не видел его десять лет».

В каждом ответе маленькая история и, вместе с тем, часть одной из миллиардов жизней.

«У меня на эту придурь времени не было»

Мы, взрослые, как-то уже походя, закатываем глаза и говорим: «У нас в семье есть подросток…» И тут же все вокруг (вне зависимости от того, проходили они через это или нет) начинают сочувственно кивать и понимающе поддакивать. 

Но как же они, подростки? 

Как они живут по другую сторону от наших знаний о «пубертате»? 

Узнать об этом просто: надо вспомнить себя. Да-да. Вернуться лет на двадцать назад и оказаться рядом с собой — подростком, одиноко бредущим по осеннему городу. Сложно найти во Вселенной более одинокого и непонятого никем человека. 

Подросток не учится и лежит на диване. Но это не значит, что вы должны кормить его с ложки
Подробнее

Я уже слышу, как раздаются голоса: «Да о чем вы говорите? У меня на всю эту подростковую придурь времени не было. Я матери помогал, за младшими в садик и школу бегал, пока она полы по магазинам мыла. Что они знают о жизни, современные подростки? Зажрались…» 

Представляете, ровно то же самое говорили о вашем поколении. И о поколении до вас. 

Возможно, лет двадцать назад не уделялось так много времени проблемам подросткового возраста. Но проблемы-то одни и те же из века в век. 

Связаны они с тем, что человек, вышедший из-под семейного крыла, начинает искать себя в мире других людей. 

Для того, чтобы понять, «кто ты» и «с кем ты», нашим детям приходится пройти через многие испытания. Уже только то, что человек учится принимать решения без опоры на родителей — мощнейшее изменение в жизни всей семьи. 

Есть хорошая новость! 

Если кризис есть, значит, ваш ребенок развивается так, как надо.

Просто потому, что все кризисы в течение жизни задуманы именно для того, чтобы человек не останавливался в своем развитии. 

Те, кто говорит: «Я был нормальным ребенком и родителям мозг не выносил», однажды догонят все кризисы сразу. Поверьте, чем все и сразу, лучше постепенно и по одному. 

Вспомните себя в 12 лет

Мне не хочется здесь писать то, о чем вы можете прочитать в книгах и статьях о подростках, коих в наше время великое множество. Я хочу дать вам несколько подсказок о том, как выжить в этот непростой период жизни родителей и детей. 

Важно понимать, что кризис подросткового возраста зачастую совпадает с кризисом среднего возраста у одного (а бывает, что сразу у двоих) из родителей, все это происходит на фоне кризиса семьи (семья — живой организм, и у нее многие стадии развития совпадают с тем, как растет ребенок), а множится на то, что именно в этот момент жизни начинает стремительно стареть и болеть старшее поколение в большой семье. 

В подростках раздражает то, что взрослые не принимают в себе. Но хуже, если в семье нет конфликтов
Подробнее

Ну, и как здесь выжить и не сойти с ума? 

Это возможно. Только при одном условии: начать с себя. 

Я уже не первый год провожу семинар, на котором собираю родителей и подростков вместе. Так вот, моя задача в самом начале встречи — вернуть родителю его собственного подростка. 

Зачем? 

А затем, чтобы родитель, вспомнив себя, например, четырнадцатилетнего, вдруг понял, что на многие события в жизни своего ребенка он реагирует из своей собственной боли, из своих незавершенных ситуаций. Потому, мои дорогие читатели, начинать работу по выстраиванию отношений с вашим подростком надо с понимания того подростка, кем были вы.

Это не опечатка. Все именно так, как вы сейчас прочитали: понять вашего ребенка вы сможете только тогда, когда вспомните себя в этом же возрасте и по-настоящему прикоснетесь ко всему тому, что происходило с вами много лет назад, когда честно назовете вещи своими именами и сможете осознать, через какие испытания вы прошли в свои пятнадцать лет (лучше бы, конечно, начать лет с двенадцати). 

А нельзя как-то попроще все это осуществить? 

Нельзя. 

По крайней мере, у меня и у всех родителей подростков, которых я знаю, «просто» не получалось. 

Любить как в младенчестве

Вообще, конечно, надо просто любить своего ребенка в его подростничестве точно так же, как вы любили его, когда впервые увидели, когда он сделал первый шаг, когда сказал первое слово. Это так просто — ничего не менять, оставить свое отношение к тринадцатилетнему ребенку таким же, каким оно было в самом начале его жизни? 

Увы. Это и есть самая сложная задача.

Как часто я слышу от родителей: «Его подменили! В одно мгновение изменился, как будто на кнопку какую-то нажали. Я его не узнаю. Невозможно общаться. Мы с разных планет…»

Да нет же! Нет! Это все тот же ваш замечательный и долгожданный малыш. Просто ему сейчас очень и очень сложно. И это «сложно» похлеще прорезывания зубов и ссоры с подружкой во дворе. 

Но почему же носить на руках бесконечными ночами мы своих детей можем, а быть рядом в их испытании подростничеством — нет?

Да как же быть рядом, когда она как еж? Подойти невозможно. Огрызается и хлопает дверью. 

Ну, а когда ваше дитя бесконечно ныло от зубной боли, у вас терпения хватало, чтобы утешать и носить на руках? Что же случилось теперь? 

Помните, как ваши силы заканчивались и вы звонили маме: «Я больше не могу. Мне бы поспать…» И тогда приходила мама, произнося: «Отдохни, дочка», — она подхватывала малыша, который продолжал изнывать от зубной боли. 

Что же теперь? Почему не хотите попросить помощи у ваших близких, у ваших друзей? Порой именно они могут найти в себе силы и терпение, чтобы общаться с колючим и ершистым подростком. 

И, конечно, помощь психологов никто не отменял. 

Подростки — это про правду

Я — семейный психолог и люблю рассматривать все происходящее с точки зрения семьи. 

А потому хочу и вам предложить посмотреть на своего подростка как на члена семьи: какие углы в семье оголились в связи с его кризисом? 

Вдруг стало невозможно найти общий язык с мужем? 

Мама вдруг начала делать все ровно наоборот тому, о чем вы просите? 

Младший ребенок вдруг отказался ходить на занятия к тренеру, с которым вы с таким трудом договорились? 

Подросток. Инструкция по применению — как пережить переходный возраст ребенка
Подробнее

Не вдруг. И не «все как всегда сразу». 

А это так подросток своей болью и непонятностью обращает внимание семьи на то, что происходит внутри нее. 

Подростки — это про правду. Да-да! При всем том, что в этом возрасте наши дети врут как никогда, они проживают период, в котором делается один из главных выборов в жизни: это — про правду, а это — нет. 

Дети входят в подростничество совершенно искренними и чистыми. А выходят… Выходят разными. Большинство — переломанными. Нами, взрослыми, переломанными. 

Моему старшему сыну 20 лет, а дочери на днях — 18. Мы с ними прожили их подростничество, успев за это время пройти через глубочайший кризис в семье, через болезнь и смерть моей мамы. 

Младший сын вот-вот вступит в период испытаний подростковым возрастом. 

Могу ли я сказать, что я абсолютно готова к этому периоду нашей жизни? 

Нет. 

Но я точно знаю, что если мы будем идти рядом, если я буду доверять и искренне любить своего ребенка, если мы по-прежнему будем уважать друг друга, то нам любые кризисы по плечу. 

Ну, а если думать о том, что любой кризис — это точка для духовного роста, то можно еще и начать радоваться тому, что с нами происходит.

Фото: rawpixel.com

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: