Главная Общество
«Я испугалась, что одна останусь, а он все равно приезжал». Николай развез 10 тонн продуктов и стал волонтером года
«Галина Александровна все творожки заказывала. Я ее и спросил: что же вы ничего, кроме творожков, не просите? Она призналась, что готовить она сама не может — у нее давление, ей тяжело». Николай Гриценко — волонтер. В пандемию он развозил продукты и лекарства одиноким пожилым людям. Всего он выполнил 460 заявок и развез около 10 тонн продуктов. О том, какие люди обращались за помощью и почему иногда они были важнее, чем собственная семья, Николай рассказал «Правмиру».

«Я испугалась, что одна останусь, а он все равно приезжал». Николай развез 10 тонн продуктов и стал волонтером года

Он чинит газовые колонки, а после работы помогает одиноким старикам
«Галина Александровна все творожки заказывала. Я ее и спросил: что же вы ничего, кроме творожков, не просите? Она призналась, что готовить она сама не может — у нее давление, ей тяжело». Николай Гриценко — волонтер. В пандемию он развозил продукты и лекарства одиноким пожилым людям. Всего он выполнил 460 заявок и развез около 10 тонн продуктов. О том, какие люди обращались за помощью и почему иногда они были важнее, чем собственная семья, Николай рассказал «Правмиру».

Николай ставит в коридоре сумки с продуктами. 

— Коленька мой спаситель, — говорит Галина Александровна, ей 82 года. — Без него бы погибла. Я одна живу. Дочка в Канаде, а внучка — в Америке. И вот с марта не выхожу. Ни весны не видела, ни осени. Коля мне как первый раз продукты привез… такой душевный. И как здоровье спросил, и как дела. Выслушал. 

С тех пор Галина Александровна только Николая просила продукты привозить. Говорит, что после его прихода чувствует себя лучше. «Его доброта на меня так действует», — отмечает она.

— Летом волонтеров всех распустили, они нам не помогали, — продолжает Галина Александровна.

— Я так испугалась, что снова одна останусь, что он больше ко мне не приедет. А он все равно приезжал!

Социальный работник ко мне тоже приходит. Но старается все молча и как можно быстрее сделать и сбежать. А с Колей можно поговорить обо всем. Без него я не справлюсь.

Николай объясняет:

— Галина Александровна все творожки заказывала. Я ее и спросил: что же вы ничего, кроме творожков, не просите? Она призналась, что готовить она сама не может — у нее давление, ей тяжело. Я и предложил в свободное время ей помогать. И раз в неделю я варю супы или картошку жарю, делаю, что умею, для нее. Когда соцработник стала приходить, Галина Александровна меня спросила: «Коля, ты ж от меня не откажешься?» Я говорю: «Пускай соцработник приходит, а я все равно буду помогать, не переживайте!»

Иногда после работы Николай еще успевает развезти 6–7 заказов за день.

— До чего доходит, — смеется волонтер. — Жена жалуется, что всем помогаю, а она дома с ребенком сидит (дочке два года) и продукты через курьеров заказывает. Но это иногда, когда очень многим людям нужна моя помощь.

Взрыв

Николай уже 16 лет живет в Петербурге. Он родился и вырос в маленьком поселке в Адыгее. Ему 36 лет. Отслужил в армии на космодроме в Плесецке. В Петербург приехал учиться в Военно-космическую академию имени А.Ф. Можайского, но не сложилось — отчислили после второго курса. Вернулся в родной поселок и понял, что скучает по большому городу.

— Я снова приехал в Питер. Очень долго работал плотником, — вспоминает Николай то время. — Сложно. Нет ни знакомых, ни друзей, ты один. Ничего не знаешь в чужом городе. Потом нашел друзей — легче стало. Научился работать с газовыми колонками — чинить и устанавливать. Появились заказы. Теперь Петербург — это мой дом. Меня очень многое связывает с ним.

В апреле 2017 года Николай ехал на работу, спустился в метро. Перед ним остановился поезд. Вагон был покорежен, как будто кем-то порван.

— Поезд дымился, я поставил рюкзак, подошел. Внутри были пострадавшие. Это был взрыв, теракт. Так получилось, что я одним из первых пришел на помощь. Я пытался людей через окна вытаскивать, но одному было сложно. Тогда я остановил одного мужчину, и мы начали вдвоем на руках выносить людей, — вспоминает он. 

Николай говорит, что не мог иначе. С детства его учили, что нужно помогать всюду, где люди в этом нуждаются. 

— Когда я только начал в Петербурге жить, я многим готов был помочь, иногда из-за этого меня обманывали. Очень доверчивый был. Всем верил. Но из-за того, что есть не очень хорошие люди, хорошие не должны лишаться помощи. Поэтому я все равно стараюсь быть полезным, — отмечает он.

Рассказывают про внуков, детей и молодость

В апреле 2020 года Николай увидел по телевизору, что движение «Мы вместе» набирает волонтеров. Задача на первый взгляд простая — развозить продукты и лекарства в удобном для себя районе одиноким пожилым людям. Тем, кто теперь в пандемию должен оставаться дома.

«У вас скорая ненастоящая!» Вакцинация от гриппа-2020: как прививают москвичей
Подробнее

— Тогда у меня стало совсем мало работы и много свободного времени, — рассказывает волонтер. — Я прошел небольшое обучение, получил волонтерское удостоверение и приступил к работе. Кроме покупки продуктов и лекарств иногда просят оплатить ЖКХ, мусор вынести. Люди звонят в волонтерский центр и говорят, что им нужно. В общий чат приходят заявки. Ты берешь ее, созваниваешься с человеком, который ее подал. Уточняешь заказ. Я обычно покупаю все за свои деньги и приношу продукты с чеком. Иногда, когда вижу, что люди очень бедные, покупаю что-то от себя. Фрукты. Сладости. 

Все мои подопечные — пожилые люди. В основном одинокие бабушки, — продолжает Николай. — Развожу я все на своей машине. Иногда столько сумок перетаскаешь, спина побаливает. Пешком приходится подниматься там, где лифтов нет. Но это ерунда все, конечно. Весной максимально за день я сделал 10 заявок. Ездил с утра до самого вечера.

В заявках всегда указывают, если у человека подтвержденный ковид.

— Тогда только по бесконтактной оплате. Деньги мне на карту переводят. В квартиру нам в любом случае заходить запрещено. Сначала я боялся заразиться, но потом подумал, что чему быть, того не миновать. Хожу я в маске, пользуюсь антисептиком.

Очень много одиноких людей, которых нужно просто выслушать. 

— Рассказывают про внуков своих, про детей, про молодость, — говорит Николай, — про дачи, огороды, которые остались в прошлом. Иногда, когда звоню по телефону, уже начинают рассказывать. Иногда — когда продукты приношу.

Стою слушаю. Любому человеку важно, чтобы его слушали. А уж пожилому — тем более.

«Очень Николай душевный, — говорит Валентина Борисовна, которой он приносит продукты раз в неделю. — Он как мне первые сумки привез, так я старалась только ему заказывать. Очень человеческое отношение. Так этого сейчас не хватает».

«Продукты закончились, а денег нет»

Одна подопечная Николая летом умерла от ковида.

— Ей 76 лет было, — вспоминает волонтер. — Я много ей помогал. Смешно вначале получилось. Я взял ее заявку, привез продукты. А она говорит: «Мне ничего не надо». Не взяла продукты. Следующая заявка от нее. Беру. Но не особо хотелось ехать уже. Звоню ей, говорит: «Не могу прочитать название лекарства». В домофон звоню. «Нет, уже не надо. Я сама разобралась», — отвечает. «Да что такое…» — думаю. В третий раз заявка от нее приходит. Звоню. Говорит: «У меня продукты закончились, денег нет». 

«Света каждый день говорит, что не хочет в ПНИ». Как подопечные интернатов оказались в семьях в связи с карантином
Подробнее

Оказывается, ей раньше помогал один человек, — продолжает волонтер. — В банкомат ходил с ней, помогал деньги снимать. Продукты ей покупал. А теперь он уехал. А у нее деньги закончились, есть нечего. Она после нескольких инсультов. Очень плохо видит. И память у нее плохая, все быстро забывает. Я ее свозил на машине, она деньги на неделю сняла, и вот с того момента я ей продукты привозил, и еду готовил, и в банк возил. Очень милая бабушка. Она пела в хоре когда-то. И у нее мечта была когда-нибудь снова запеть. Летом приехал ее сын, положили бабушку в пансионат, там она заразилась и в больнице умерла, к сожалению.

По словам Николая, до слез его трогает доверчивость стариков.

— Один раз привез продукты бабушке с дедушкой. Покупка вышла на 2020 рублей. Я отдаю им чек, говорю сколько. Дедушка приносит мне пакетик с деньгами. Передает. А там 22 тысячи. Они не расслышали, не правильно поняли. Мне так их жалко стало, невероятно. Мол, раз сказали, значит, нужно отдать.

Волонтеров часто благодарят. Бывает, со слезами на глазах.

Одна бабушка заказала вместе с продуктами коробку шоколадных конфет и пыталась отдать Николаю. Дочка Галины Александровны привезла из Канады волонтеру в подарок кепки и футболки, очень благодарила за помощь бабушке. В Канаду Галина Александровна переезжать наотрез отказывается. 

Курочка и брокколи

— По сути мы должны помогать только тем, кому больше некому помочь, — говорит Николай. — Но часто вижу, что дома, куда я привожу продукты, есть кто-то из детей или внуков. Я закрываю глаза на это, позвали помочь, значит, надо. Помогаю все равно.

Одна семья делала огромные заказы.

— Заказывают 10 кг сахара, 20 пакетов молока. Говорят, сразу на месяц продукты покупают. Мне приходилось по 10–15 тяжелых пакетов в машину загружать. Приезжаю, а там бабушка и ее дочка. Дочка здоровая, сильная женщина. Ладно, думаю. В следующий раз поступает от них заказ. Бабушка говорит: «Дочка не может, в магазин ушла». Хорошо, думаю. Привез им заказ. А бабушка просит: «Коль, привези еще курочку нам». Я отказался: «Извините, времени нет. Пусть дочка сходит». На следующий день поступает от них заказ — привезти лекарства. Звоню: «Коль, лекарства не надо, курочку привези нам». То есть она сделала через волонтерский центр заказ якобы на лекарства, чтобы попросить меня привезти курицу. А дочка за ней почему-то сходить не может. Я отказался, конечно. Странные люди.

Есть те, кто считают, что им обязаны помогать. Требуют, ругаются, капризничают.

— Очень смешная история была с брокколи, — рассказывает Николай. — Попросила бабушка привезти брокколи. Именно большие пачки по 400 граммов. Я пять магазинов объехал, нет больших пачек. Уже опаздываю на работу, приезжаю в один магазин, на развес есть. Взял два пакета на развес. Бабушка настаивает: «Очень мне брокколи нужны для крови. Жить без брокколи не могу». Второй раз получаю ее заявку. Сразу же поехал в известный мне магазин за брокколи. А там нет крупных, только меленькие. Звоню и спрашиваю: «Маленькие брать?» — «Ну, возьмите», — отвечает. Набираю, привожу. И как только отъехал — звонок. Ругается страшно: «Что вы мне привезли? Это же мусор какой-то, а не брокколи. Забирайте прямо сейчас». Пришлось забрать и деньги отдать. Видимо, маленькие брокколи ей для крови не подходят. Отдал их в итоге женщине, которой газовую колонку чинил. 

Также звонил один дедушка, требовал, чтобы я редкие льготные лекарства искал для него по всему Питеру, — продолжает Николай. — Сам звонить в аптеку и оставлять заказ на льготное лекарство, как положено, отказывался.

Кричал: «Я знаю, как должны работать волонтеры! Вы обязаны сами найти мне лекарство!»

Бывает, да, испортят настроение на весь день. Помогаешь в свободное время, тратишь время, деньги, здоровье, а к тебе такое отношение.

Иногда к волонтерам обращаются здоровые и молодые люди.

— Звоню по одной заявке, телефон не берет, — вспоминает волонтер. — Я в домофон звоню, дверь не открывают. Что такое? Люди шли домой, я прошел за ними в парадную. Звоню в дверь, выходит мужчина. Отнюдь не пожилой, и с жутчайшим перегаром. Выясняется, что он оставил заявку и требует, чтобы я отдал продукты ему бесплатно. «Извините, — говорю, — я думал, вы пожилой. До свидания».

По словам волонтера, больше все-таки приятных, добрых людей. Им он оставляет свой телефон, и они звонят ему напрямую. Таких подопечных у Николая уже около 10. Тем, кто относится пренебрежительно и потребительски, он советует напрямую звонить в волонтерский центр. «Но так получается, что в итоге все равно я к ним приезжаю», — смеется волонтер.

Хочу, чтобы дочка хорошим человеком выросла

В конце года петербургским изданием «Фонтанка» Николай был номинирован на премию «Человек года».

— Я не победил, но постоял вместе со всеми на сцене, — говорит волонтер. — Я маме звонил, она очень радовалась. Молодец, говорит, мы с папой никогда и не мечтали о том, что ты будешь с такими людьми на сцене стоять. Там и владельцы банков были, много серьезных людей, добившихся успехов. И я, газовых колонок мастер.

Когда есть время, Николай кормит птиц и убирает мусор.

— У меня была собака — французский бульдог, — говорит он. — Я два года с ней вечером гулял в сквере. Мусор разбросанный собирал и птиц кормил. Ворон, голубей. Они начали ко мне прилетать, прямо бежали за мной. Потом собачку пришлось отдать. Мы в комнате живем. Я денег накопил и купил ее, сбылась мечта. Дочка родилась, места мало. И кроватку поставить особо негде. Нет места для собачки. Но сейчас плачу ипотеку за студию. Будем потихоньку расширяться. Я бы с удовольствием за животными ухаживал. Но пока нет у нас возможности.

Николай с женой и дочерью. Фото: VK

Жена поддерживает Николая в его желании помогать. А друзья иногда удивляются: «Да зачем тебе это надо. Столько своего времени потратил».

— Семья — это главное, конечно, — говорит Николай. — Но важно, чтобы и природа, и люди, и животные, чтобы все было в гармонии. Я развожу одиноким пожилым людям продукты после работы. Потом прихожу вечером домой, уставший, думаю: день не зря прошел. Когда ты кому-то помог — это прекрасное чувство. И совесть чиста и спокойствие непередаваемое. Идешь и радуешься — деревьям, птичкам, людям. Ты просто счастлив. Все хорошо. Комната есть, машина есть. Все слава Богу. 

Я делаю хорошее и не делаю плохого, потому что знаю — меня совесть замучит, — продолжает он.

— Всякие мысли бывают. Мы же люди. Но я говорю себе — стоп, стоп, замучит ведь совесть. Мы не вечные. И вот перед смертью все задают себе вопросы: «Чего я добился в своей жизни? Что я сделал хорошего? Для чего я жизнь прожил?» И когда ты хоть что-то делаешь для людей, перед смертью есть что ответить на эти вопросы. 

И дочка, главное, чтобы хорошим человеком выросла. Не богатым, не знаменитым, а просто порядочным человеком. Вот это настоящая радость. Ты что-то для людей делал, и дети твои сделают…

Фото: Станислав Марченко

При поддержке Фонда президентских грантов

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.