Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
В Перми завершился новый этап поисков останков великого князя Михаила Александровича Романова и его друга и секретаря Николая Джонсона, которые были убиты большевиками 13 июня 1918 года. Прошел 101 год, но ученые лишь совсем немного приоткрыли завесу тайны гибели человека, который формально был последним императором России. О том, что удалось сделать на сей раз, «Правмиру» рассказал руководитель российско-американской экспедиции, президент благотворительного фонда S.E.R.C.H. Foundation (The Scientific Expedition to Account for the Romanov Children) Петр Сарандинаки, посвятивший поиску семьи Романовых всю жизнь.

Великий князь Михаил Александрович Романов, младший сын императора Александра III и императрицы Марии Федоровны, брат императора Николая II. Формально Михаил Александрович был последним императором России. 15 марта (2 марта по старому стилю) 1917 года Николай II отрекся от престола сначала в пользу сына – царевича Алексея, а затем от его имени – в пользу брата. На следующий день Михаил сложил с себя полномочия государя. В период между революциями 1917 года Михаил жил как частное лицо в Гатчине, однако большевики, придя к власти, отправили его под домашний арест. В ночь с 12 на 13 июня 1918 года группа чекистов и милиционеров во главе с Гавриилом Мясниковым похитила Михаила Александровича и его секретаря Николая Джонсона, вывезла их за город в районе деревни Мотовилиха. Там они были расстреляны, хотя по официальной версии, объявленной тогда же для народа, их выкрали неизвестные.

Незадолго до поездки Петр Сарандинаки рассказал мне, что у поисковиков «появились хорошие зацепки», но в детали вдаваться не стал. Естественно, по возвращении я поинтересовался, какие именно ключики к разгадке тайны удалось найти команде российских и американских судебных специалистов – археологов, психологов, историков, полицейских и даже ботаников.

«Я 9-й год занимаюсь поисками останков Михаила Романова и Николая Джонсона, и наконец-то мы нашли два следа, которые могут привести к их обнаружению», – рассказал Сарандинаки.

Поисковики работали с помощью георадара и электромагнитного оборудования, позволяющего обнаруживать повышенную влажность земли. Они также опирались на свидетельства местных жителей.

Речь идет о двух участках к северу от пермского района Мотовилиха. Каких именно, Сарандинаки не уточняет. Это объясняется тем, что эксперты хотят сохранить ландшафт и не подогревать излишний интерес со стороны непрофессиональных копателей.

«Я не называю конкретные координаты, поскольку не хочу, чтобы туда пришли люди с обычными лопатами. Все работы должны вестись профессионально. А если кто-нибудь выкопает там яму, нам придется раскапывать ее по новой», – говорит Сарандинаки.

По этой же причине он предпочитает не называть имена тех убийц, показания которых поисковики считают наиболее правдивыми.

Из тюрьмы нужно выселить всех заключенных

В нынешнем году экспедиция не добилась желаемого результата – останки великого князя и его секретаря так и не были найдены. Однако поисковики считают это очень полезным результатом, а вовсе не неудачей.

«К сожалению, на сей раз нам не удалось обнаружить останки, но зато мы сократили территорию поиска. Теперь мы точно знаем, что в тех местах, где мы искали, ничего нет, и это тоже очень важно», – говорит Сарандинаки.

Сложность задачи, которая стоит перед экспедицией, пожалуй, лучше всего показывает размер территории, которую нужно исследовать. В зависимости от различных показаний свидетелей, он варьируется от 50 метров до одного километра.

Более того, по его словам, совершенно точно не удастся изучить всю необходимую территорию.

В своих показаниях убийцы упоминают, что свернули со Старого Соликамского тракта направо. Один из них утверждает, что после этого они остановили повозку в 50 саженях (100 метрах) и там совершили расправу, другой говорит о 50 метрах, третий – о километре.

На этой дороге есть только один правый поворот, и там теперь находится тюрьма. «Для того, чтобы мы могли там работать, нужно выселить оттуда всех заключенных. Очень сомневаюсь, что это произойдет», – говорит Сарандинаки.

Другой участок, который, вероятнее всего, не удастся обследовать, находится в районе газопровода, который был построен в 1970-е годы.

Сарандинаки рассказывает, что вместе с коллегами получил доступ почти ко всем необходимым архивам, но пока не обнаружил архивных данных НКВД.

Эти сведения, если они имеются, могли бы пролить свет на историю 1925 года. По одной из версий, тогда сотрудники НКВД уничтожили останки великого князя и его секретаря.

«Возможно, есть записи о том, что произошло тогда. Скажем, если существуют данные о том, что останки сожгли в Мотовилихе или бросили их в реку Каму, мы будем знать, что случилось с ними. Но пока мы этого не знаем, мы должны продолжать искать», – говорит Сарандинаки.

Поисковики работают бесплатно

Нынешний этап экспедиции едва завершился, а ее участники уже определили фронт работ на новую поездку, которая должна состояться в следующем июне. Сарандинаки говорит, что у них есть несколько теорий, и пока решено было остановиться на изучении двух районов. Возможно, к ним будет добавлен и еще один.

«Мы ищем аномалии в почве, в частности повышенную влажность, и эти аномалии должны навести нас на останки. Я не могу обещать, что мы найдем их, но мы сделаем для этого все возможное», – говорит Сарандинаки.

При этом, отвечая на вопрос о том, сколько времени еще может потребоваться для работ в Перми, он говорит, что речь идет примерно о трех годах.

Для этого сейчас члены экспедиции ищут средства. Дело в том, что русский меценат Георгий Николаевич Сосновский, в течение многих лет финансировавший работы, скончался, и теперь ученым нужно найти нового благодетеля. Сарандинаки не теряет оптимизма и здесь.

«У нас есть надежды на то, что мы сможем найти спонсора, который поможет найти останки Михаила Романова и тем самым закрыть печальную страницу в русской и мировой истории», – отмечает он.

По его словам, большинство поисковиков работает бесплатно. Поэтому собранные средства в основном идут на оплату авиаперелета, гостиницы, питания, медицинской страховки, оборудования и других подобных расходов.

Я плакал, когда увидел останки

Можно сказать, что Сарандинаки был «обречен» на поиски семьи Романовых еще до рождения. Его дед, Кирилл Михайлович Нарышкин был одним из первых, кто вошел в подвал дома Ипатьева в Екатеринбурге через неделю после того, как там была расстреляна Царская семья. Увиденное произвело на него сильное впечатление даже несмотря на то, что большевики хорошо постарались, чтобы скрыть следы преступления.

Кроме того, прадед Сарандинаки, генерал Сергей Розанов был тем самым военачальником, который, войдя с войсками Белой гвардии в Екатеринбург, приказал снести забор Ипатьевского дома. Сам он так и не смог спуститься в подвал, где произошло убийство, но предложил своего друга Николая Соколова в качестве следователя по делу о расстреле царской семьи.

Позднее они вместе плыли на пароходе из Японии в Европу, и Соколов хранил сундучок с доказательствами убийства под кроватью дочери Розанова – Анны Сергеевны Розановой-Нарышкиной, бабушки Сарандинаки. «А много лет спустя я держал в руках этот сундучок – уже пустой, когда был у внука Соколова во Франции», – рассказывает он.

Так получилось, что во время поисков в Поросенковом логе под Екатеринбургом в 2004 году Сарандинаки, сам того не ведая, определил место, где были погребены наследник Алексей и великая княжна Мария.

«В северной части поля мы ничего не нашли. Тогда я пошел на южную сторону, чтобы сделать фотографию. Через три года выяснилось, что в тот момент я стоял ровно на месте захоронения Алексея и Марии», – рассказывает он.

Позднее ему довелось увидеть эти останки. «У них были разрублены кости. Я просто плакал, когда видел их», – вспоминает Петр Александрович.

Сейчас Сарандинаки предложил возобновить поиски, поскольку в 2007 году было обнаружено только 44 кости, принадлежавших Алексею и Марии.

«Удалось найти лишь небольшие фрагменты, тогда как остальные останки могут находиться где угодно на той поляне. Мне кажется, нужно исследовать всю территорию, чтобы обнаружить останки либо убедиться, что их там нет», – говорит он.

По мнению Сарандинаки, решение о возобновлении поисков должна принимать Русская Православная Церковь. Сам он готов присоединиться, но сначала намерен закончить исследования в Перми. «Сейчас я сфокусирован на Михаиле Романове, но по завершении работ буду рад помочь в Екатеринбурге, если поступит такая просьба», – сказал он.

Дело жизни

По словам исследователя, его американские коллеги чувствуют себя в Перми как дома и всегда хотят туда вернуться. Местные власти, Церковь и просто жители очень поддерживают участников экспедиции.

«За девять лет мы повстречали там много замечательных людей, моя команда их очень полюбила», – говорит Сарандинаки.

Сам он тоже хотел бы переселиться в Пермь, чтобы вести поиски постоянно, а не только 2-3 недели в году. Однако, как это часто бывает, в дело вмешиваются рутинные обстоятельства. Капитан дальнего плавания Петр Александрович Сарандинаки больше не выходит в море, но у него есть работа рядом с домом около Вашингтона. А потому на Урал он собирается теперь только в следующем году.

«Для меня это дело жизни, и я хотел бы найти останки Михаила Романова», – говорит Сарандинаки.

Дмитрий Злодорев

Вашингтон

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: