Главная Образование

Женя сдал ЕГЭ на 394 балла и стал призером Всероса. Он учился в сельской школе

И готовился без репетиторов и курсов
Фото: Маргарита Ивлева
Женя Шиян — один из шестнадцати лучших выпускников России этого года. Без репетиторов и курсов, учась в сельской школе Краснодарского края, он не только стал призером Всероса по экономике, но и сдал четыре экзамена на 394 балла: на 100 — математику, информатику и русский, на 94 — обществознание. О том, как готовился и поступал, Женя рассказал корреспонденту «Правмира» Веронике Словохотовой.
2 Сен

Подписывайтесь на наш подкаст:

Слушать в Яндекс Подкастах Слушать в Google Подкастах Слушать в Apple Podcasts

«По приколу написал олимпиады по 11 предметам»

— Ты первый 300-балльник за всю историю вашего района, учился в сельской школе. Что за школа такая? 

— Это школа №12 Белоглинского района — обычная средняя общеобразовательная школа с учителями старой закалки. Учится там человек, наверное, 400, и специализация у нас есть только с 10-го класса — делят на социально-гуманитарный профиль и физический. В классах в среднем 20 человек, причем 11-й класс только один.

— У ребят из регионов есть стереотип, что на 100 баллов сдают выпускники элитных московских школ. А какие мысли были у тебя?

— У меня такие мысли были по поводу олимпиад. Насчет ЕГЭ я так не думал, потому что формат у него простой и структура такая, что ее можно понять довольно-таки быстро. Там достаточно однотипные задания, и я понимал, что все напишу на 90+. 

Женя Шиян

В отношении ЕГЭ я вообще не испытывал такого, что кто-то может быть умней. Для меня, наоборот, было прикольно, что я могу написать и результат будет лучше, чем у учеников из лицеев.

— В 9-м классе ты стал победителем и призером муниципального этапа Всероса по 11 предметам, на региональный прошел по шести. Ужас, зачем столько? 

— В то время я еще все это писал по приколу, у меня не было четкой дороги, кем я хочу стать. Географию взял чисто на интуиции и на эрудиции. Тогда более-менее знал физику, она пригодилась на астрономии. По истории — что я на уроках запоминал, того хватило. По математике у меня уже был хороший уровень. По экономике вообще не готовился, взял на математических знаниях.

Часто говорят, что экономика — это паралимпиада по математике.

Химию я жестко в то время учил — вообще думал, что химиком буду. 

Химия появилась в 8-м классе, и я подумал: «А было бы неплохо ее выучить». Я поднял ее на очень высокий уровень буквально за полгода, победил в регионе, в 9-м тоже победил, но потом разочаровался и в начале 10-го стал учить экономику. Два года ей занимался, взял призера Всероса, ну и математику тоже подогнал. 

— Как получилось, что именно экономика, и как ты к ней готовился? 

— В 7-м классе начинался муниципальный этап, учитель сказал: «Только попробуй заболеть, двойку тебе влеплю. Вот обязательно чтоб пришел и написал». Я говорю: «Ну ладно». Неплохо написал, и в 8-м тоже. В 9-м прошел на региональный этап, написал на призера, был первым в Краснодарском крае, но на финал не попал, баллов было очень мало. 

Летом перед 10-м классом я как раз понял, что мне химия больше не интересна, и подумал: если я без подготовки первый в регионе по экономике, то было бы круто ее учить. Помню, первая тема была коэффициент Джини: он помогает математически выявить неравенство доходов среди жителей страны, например. С этой темы я начал, стал нарешивать задания… 

— Начал — это как? Сам открыл учебник и пошел?

— Не учебник, а просто вбиваю «коэффициент Джини» в поисковике, открываю первый попавшийся сайт, читаю тему. Порешал задачи, выучил. Точно так же все остальное. Мне хватило полгода, чтобы пройти на финальный этап Всероса.

— А план какой-то, программа? 

— Я открыл прошлогодние задания регионального этапа, посмотрел, какие темы там есть, и все подряд вбивал в поисковике. Потом, конечно же, и учебники стал читать. 

В 10-м классе на финале я вообще ничего не взял, мне четырех баллов не хватило, а в этом году крепко написал, стал призером. Для победителя, наверное, подготовки в целом не хватило, и учился я не в элитной московской школе. Математика у меня не такая сильная. Где-то, может, внимательности недостает, может, еще чего-то. 

— Какие бонусы тебе дало призерство? 

— Я поступил без ЕГЭ. Еще я взял призера по экономике в «Высшей пробе» (Всероссийская предметная олимпиада школьников, которую проводит Высшая школа экономики. — Прим. ред.), но это уже роли не играло. 

Помню, за день до отправления на Всерос мне пришла «Высшая проба». Я понимал, что уже поступил, даже если солью Всерос.

Еще в начале 10-го класса подумал, что в такие вузы, как ВШЭ, вообще нереально поступать по ЕГЭ. Нужны методы неординарные, вроде олимпиад.

«Двух недель хватит, чтобы подготовиться на 90+» 

— Как у вас в школе ЕГЭ сдают? 

— У нас бывают стобалльники, но только по гуманитарным предметам. Русский в среднем пишут баллов на 85–90, очень много тех, кто близок к 100. Математику обычно пишут чуть больше 80 — это я про лучшие результаты говорю. По остальным предметам один-три человека пишут под 90.

Хотя химию в этом году трое моих одноклассников написали выше 90. По русскому пятеро учеников набрали 96, а в целом больше 90 — человек десять, наверное. Математику, помимо меня, еще один мальчик написал на 94. Это очень мощно и для нашей школы, и для района. 

— В чем секрет? У вас были репетиторы или это все школьная подготовка?

— В нас как-то вложили, что образование — это ключ к самопознанию, что нужно развиваться. Нас учили не столько даже материалу, сколько любви к предмету.

Историка нашего взять — он душу во всех нас вкладывал, даже не столько предмет нам рассказывал, сколько просто какие-то шутки, истории из жизни. Но при этом у нас было огромное желание учить его предмет, поэтому мы тратили на него очень много свободного времени. У нас больше всего олимпиадников и ЕГЭ-шников как раз по обществознанию и истории. 

Плюс у нас была такая среда в классе: например, я готовился, а остальным становилось это интересно. Я говорил: «Давай вот это поучим», и мы компанией все делали. 

Когда ты определился с предметами и начал готовиться к ЕГЭ?

— В 11-м, ЕГЭ у меня вообще было на втором плане, но родители очень сильно заставляли: «Ты можешь провалить олимпиаду». Хотя я был уверен, что возьму ее. Но в целом для авторитета нужно было готовиться.

Меня постоянно шатало из стороны в сторону. В 10-м классе я ко Всеросу готовился, а на ЕГЭ конкретно подзабил. В начале 11-го понял, что мне нужно и математику, и русский поднимать. Информатику вообще случайно взял — смотрю, по ней можно поступить вместо общества. 

Общество — такой предмет, где все более-менее субъективно, а в информатике все точно нужно написать. Я глянул задания и понял, что мне двух недель хватит, чтобы подготовиться на 90+, потому что в принципе там та же самая математика. 

Ну и общество я тоже сдавал, но репетитора взял только в 11-м классе. Вот к английскому я готовился года два, но его я так и не сдавал, потому что у меня плохой уровень. 

— Почему не сложилось?

— Он у меня был на абсолютно нулевом уровне в начале 10-го класса. Я посмотрел, что он нужен для поступления в ВШЭ, и взялся за голову, понимая, что умею только что-то прочитать, но вообще не могу говорить, аудирование тоже не понимаю. ОГЭ по английскому открывал, у меня он вообще никакой был. 

И вот с 10-го класса решил готовиться с учительницей, за год поднял уровень с нуля, ОГЭ писал на слабую пятерочку в конце 10-го класса.

В следующем году тоже очень жестко английским занимался, ходил к этому же репетитору. Поднял до уровня B1, у меня было 65–70 в среднем за пробники ЕГЭ, и я решил не сдавать.

В школе пугали, что все предметы, которые ты выбираешь, нужно сдать на 70, только тогда получишь медаль, и что-то было страшно. На самом деле это все равно очень слабо по сравнению с теми ребятами, которые учатся в ВШЭ.

«Легче вбить тему в поисковик, чем идти на курсы»

— Почему ты не стал брать репетиторов, курсы по математике или по той же экономике? 

— Мне было жалко денег, во-первых. Я понимал, что бюджет у родителей не резиновый, да и мне не хотелось как-то у них просить. Во-вторых, мне было легче вбить в поисковик и за полчаса пройти тему, чем слушать лекцию длиною в час и потом еще домашку по ней писать.

— Сколько у тебя занимала подготовка по каждому предмету?

— Начну с русского, к нему я особенно не готовился. Все, что давали в школе, я, конечно, делал, писал все сочинения — а давали нам порядка 30–40 за год. Недели две я ходил к нашему классному руководителю, она со мной бесплатно позанималась — каждый день часа по четыре, мне этого хватило.

— Великодушная учительница. Она со всеми бесплатно занималась?

— Нет, у нее даже фраза такая была: «Дурак и сам справится, а умному нужно помогать». Она сама говорила ни к кому больше не обращаться: «Что надо — подходи, помогу».

Дальше — информатика. У меня уже была крепкая база по математике, школьная учительница показала мне, как они выполняли задания с предыдущими выпускниками, я все быстро понял. 

Мне хватило неделю походить, чтобы писать под 90. Что-то сам смотрел — какие-то видеолекции в интернете, опять же, первые попавшиеся. 

Там почти все задания математические, что-то в Excel нужно было делать. Самое трудное задание, где тебе дают большой массив данных, — только на него я потратил много времени. Просто открывал, периодически прорешивал, и еще каждую неделю нам учительница давала вариант. Я тратил на информатику часа два-три еженедельно, мне хватало. 

— А математика?

— Тут прямо жестко все, я больше готовился в олимпиадном плане. Классе в 10-м она у меня была на нормальном уровне — около призера региона.

— Это только благодаря школе?

— Я и сам мог дополнительно видео популяризаторов посмотреть, что-то поделать. Вот по математике больше играл роль мой склад ума, чем школа, потому что классе в 10-м уже я учительнице показывал, что надо и не надо, мог прийти без всего и просто сидеть, мне все было понятно. 

К первой части экзамена я вообще не готовился, готовился только к теории вероятности, и то около 10 заданий было интересных, остальное — фуфломицин. Тригонометрию, логарифмы я прошел сам классе в 9-м за два-три дня, они мне были нужны для олимпиад, потом прорешивал то, что давали в школе. 

Экономическое задание там очень детское — намного легче, чем дают на олимпиадах, тоже вне школы я к нему не готовился. Готовился к стереометрии, планиметрии, параметрам и теории чисел.

По параметрам летом перед 11-м классом открыл «Решу ЕГЭ» и штук 100 делал днями напролет, две недели я на них потратил — на качелях качался и делал.

По стереометрии выучил метод координат, нарешивал тоже очень много — каждую неделю нам давали варианты. Я не был уверен только в теории чисел и планиметрии, но тут и доля везения была на ЕГЭ, они попались более-менее адекватные. Больше половины я их делал, но не все. На это я тоже потратил неделю перед ЕГЭ. 

— Опиши типичный учебный день.

— Проснулся, позавтракал, сходил в школу — дорога занимала пять минут, в селе все близко. Пришел, позанимался, мог поучить что-нибудь на переменах. Часа в два возвращался: поел, полчаса мог передохнуть, потом наушники надевал и часа два занимался математикой, что-то прорешивал.

Потом быстро делал домашку, часа два-три в среднем, писал сочинение, когда задавали, это еще полчаса-час. Где-то в 7–8 вечера я ужинал, а время, которое оставалось, либо на какую-то ерунду мог потратить, видосики всякие (о чем я сейчас очень жалею), либо садился заниматься экономикой до 11–12 ночи.

— А выходные только для себя и видосиков были? 

— Были, но все эти видосики — ерунда, могу даже объяснить, почему. Древний человек поймал себе оленя или мамонта, например, и ему хорошо, он получил естественный дофамин. А в наше время ты открываешь видео, и у тебя этот нейромедиатор просто течет, ты получаешь ложное счастье, потом уже ничего не хочется делать. Я, опять же, в игру какую-то мог поиграть, это тоже все было зря.

Но зато у меня был принцип где-то с начала 10-го класса: если я за день не запомнил ничего полезного, то день прожил зря.

Поэтому свободное время я тоже старался максимально забивать экономикой. Все равно я параллельно, например, слушал музыку — мне было легче так делать ту же математику, экономику. В свободное время мог спортом позаниматься, я хорошо играю в настольный теннис. Очень жаль того времени, которое потратил на всякую ерунду.

«Олимпиадников поступило больше, чем было мест»

— В сумме у тебя 394 балла, а у Ульяны Кукловой, лучшей выпускницы этого года, 396.

— Если бы я химию сдавал, было бы 494 (смеется). Но просто я понимал, что она мне не нужна. 

— Что ты чувствуешь, когда ты лучший, но не самый? 

— Не знаю, мне как-то все равно. Я взял Всерос, и для меня главное это. ЕГЭ было по приколу — даже если кто-то в моем регионе набрал бы 300, было бы классно. Я-то знал, что могу, потому что пробники по информатике и математике писал на максимум. По русскому даже больше 90 не было, но я понимал, что если подготовлюсь, то получится. Мне было без разницы, что кто-то может лучше. 

— Почему выбрал Высшую школу экономики? 

— В нашей стране в олимпиадном сообществе экономистов именно ВШЭ считается лучшим вузом, сюда поступает больше всего экономистов-олимпиадников. Я смотрел программы Вышки, учебники читал, в целом мне все здесь понравилось. Мое мнение, что лучший экономический факультет в стране — здесь.

Я поступил раньше всех ЕГЭ-шников. У нас на программе совместного бакалавриата по экономике ВШЭ и Российской экономической школы (РЭШ) произошла такая ситуация, что олимпиадников поступило больше, чем было мест. И, получается, нас всех взяли, а ЕГЭ-шники очень сильно пострадали, независимо от того, что написали на 100. Дополнительные места Вышка взяла за свой счет.

— Нижний проходной балл не помнишь?

— 388. Интересно, что по ЕГЭ я бы не поступил, потому что английский слабый. 

— Почему ты не остался у себя в регионе?

— Изначально классе в 10-м я хотел уехать подальше от родителей — не знаю, почему. Такой юношеский максимализм был, наверное, мне многое не могли позволить. Хотя сейчас я вижу, что они правильно делали. 

Потом я понимал, что на Кубани меня не научат тому, что мне хочется. Лучший вуз у нас КубГУ, там проводили лекции, когда были сборы перед Всеросом, и преподаватель сказала, что у меня уровень, как у студента 3–4-го курса их вуза, и что делать мне здесь нечего. В принципе, все мне это говорили, в том числе учителя.

 — Расскажи о своем селе. Какой у вас там уровень жизни?

— Уровень жизни неплохой. Конечно, есть свои «группировки», которые могут и в центре собраться, чтобы выпить. В этом плане — типичное село. Хотя в целом все цивилизованно, есть свой парк, аквапарк, есть много мест для отдыха, набережная обустроена. У нас довольно неплохо для села. 

— А куда можно пойти работать? 

— В полицию, больницу, в Центр занятости можно пойти, в сельское хозяйство, школу, администрацию. Папа уже лет 30 работает в полиции, мама была простым полицейским, лет 25 проработала, сейчас ушла на пенсию, домохозяйством занимается. 

— Как родители тебя отпустили одного? 

— Мама очень не хотела меня в Москву отпускать, весь 10-й класс твердила, что я не буду жить там в общаге, что она не хочет, чтобы у меня был такой образ жизни.

Но я говорил, что сам выбираю, что мне нужно, поэтому по максимуму продолжал работать на Всерос, хотя понимал, что мне будет тяжело.

В 11-м классе мама поняла, что будет правильно меня отпустить.

— Не звонит 15 раз в час проверить, что ты поел?

— Звонит каждый день, можем даже по полчаса общаться. Я понимаю, это, скорее всего, будет ближайшие недели две, а там уже реже, да и учеба будет жесточайшая. Ничего не вижу плохого в том, что мама может позвонить. Я даже при пацанах могу спокойно общаться, мне все равно, кто что подумает. Человек воспитал меня — воспитал, я считаю, правильно. Поэтому, кто меня назовет маменькиным сынком, я ему скажу: «Мне как-то все равно».

«Очень много в моей жизни делается по приколу» 

— Как тебе в общежитии?

— Мне очень тяжело было первые дни, да и сейчас непросто в плане самостоятельности. Я плохо ориентировался с транспортом. Еда — тоже, для меня определенный стресс в принципе что-то покупать, я никогда этого не делал.

— Как добираешься до университета?

— Из Одинцова сначала еду на электричке, потом на метро, потом пешком минут 20 до Покровки. Я еще не знаю, как добираться до РЭШ, там тоже будут некоторые лекции. Пока что я еще не привык. Но помню свое состояние пять дней назад — сейчас мне намного лучше.

— Есть мнение, что такие отличники, которые только учатся… 

— Спиваются потом? 

— Один из вариантов! Я хотела сказать, что они в принципе не приспособлены к быту. Как у тебя с этим? 

— Ну смотри… Я соглашусь, что сейчас это действительно так. Я не приспособлен, потому что за меня многое делали родители. Но, с другой стороны, во мне воспитана привычка не превращаться в свинью. Я лучше меньше посплю, но приберу за собой.

И сейчас день за днем я приспосабливаюсь. Понимаю, что месяц-два пройдет, в общаге точно не будет хуже, чем сейчас. Очень надеюсь, что учеба не будет меня задавливать, что я смогу нормально и поспать, и поесть. Ем, кстати, только здоровую пищу — без сахара, чипсов всяких. 

— Как ты держишься? 

— Опять вернемся к дофамину. Полгода назад я понял, что от очень многого в жизни нужно избавиться — например, от сахара, чипсов, кока-колы, газировок. Это дешевый дофамин, он убивает желание работать. Человеку легче к какой-то привычке пристраститься, чем сделать что-то хорошее и полезное. 

Я отказался от сахара — и у меня прекратились перепады настроения. У меня нет такого, что я дичайшим образом счастлив, но и уныния тоже. Это все уравновешивает нервную систему. 

— В одном из пабликов про ЕГЭ и олимпиады написано: «Жить, чтобы ботать; ботать, чтобы жить». Насколько это про тебя?

— Я учился только для того, чтобы поступить в университет и чтобы у меня была хорошая база для обучения здесь. 

Я не живу ради познания, у меня совсем другие цели — к финансовому благополучию прийти, чтобы рядом был человек, который будет ценить и уважать, чтобы родителям всегда мог чем-то помочь.

А познание нужно для того, чтобы был хороший старт. Я даже не могу назвать свой девиз, очень много чего в моей жизни делается по приколу…

— Мне кажется, ты был любимчиком у учителей, это так? 

— Трудно сказать. Прямо любимчиком я не был, но, если что-то было нужно, они могли обратиться: где-то я мог помочь, где-то мог сказать, что не хочу. Может быть, и был любимчиком, но я себя таким не считаю. Я со всеми нормально общался — с двоечниками, отличниками, панками, готами, анимешниками. Мне вообще без разницы, что за человек, я к любому находил подход.

— Под одним постом, где рассказывали о тебе, появился комментарий в стиле: «О, 300 баллов, добро пожаловать в официанты/в сотрудники “Пятерочки”». Что бы ответил? 

— У меня была идея — только не знаю, как это осуществить, — действительно наняться на недельку поработать где-нибудь по приколу, сделать несколько кадров и написать: «Я получил 300 баллов». 

Бывают люди, которые искренне это пишут — ну пошутить захотелось, ничего такого нет. Бывают желчные люди, я на них внимания не обращаю, потому что у них низкая самооценка, им нужно выпендриться, себя показать. Я много чего интересного читал про себя, но не буду рассказывать, потому что очень много было неприличного. Интересные были моменты — иногда прямо оригинально подходили! 

— А в жизни ты сталкивался с завистью и хейтом?

— Было, меня даже один раз чуть не побили, это класс 8-й. Но мне тоже было все равно. Мне в принципе безразлично, кто обо мне что подумает. Ну было и было. Я на них зла не держу, они все тоже потом со мной нормально общались. 

— У тебя в статусе написано: «Усложнять — просто, упрощать — сложно». Это о чем?

— В 10-м классе был Всерос в Екатеринбурге, там была такая фотография: пацан в майке, а на майке эта фраза. Думаю, звучит прикольно, есть смысл, надо в статус записать. 

Усложнить может любой человек любую ситуацию. Чтобы упростить, нужно придумать рациональный подход, а для этого нужно включить мозги. А сложные решения может придумать даже ленивый. 

Фото: Маргарита Ивлева

Помогите Правмиру
Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям.
Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался!
Помогите нам быть вместе!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.