Воспитать патриотизм можно только в той стране, где уважают людей – Борис Филиппов о едином учебнике истории

Работа по созданию линейки учебников истории для средней школы, предложенная президентом России Путиным, подошла к завершению очередного этапа. На сайте министерства образования вывешен проект Историко-культурного стандарта, по которому завершено общественное обсуждение. Церковь в лице Патриарха Кирилла в целом положительно отнеслась к данной концепции.

Мы попросили поделиться своим мнением о концепции учебника истории человека, который много десятков лет преподает этот предмет в школе и вузе, кандидата исторических наук, профессора кафедры Всеобщей истории Исторического факультета, старшего научного сотрудник Отдела новейшей истории РПЦ ПСТГУ Бориса Филиппова.

Борис Филиппов

— Документ у меня отторжения не вызвал. У меня вызывают возражения только два момента. Первое-то, что много целей и мало ресурсов для их достижения. Авторы концепции хотят очень много — вместить в два часа в неделю тысячи тем и событий и подготовить детей к тестам ЕГЭ и научить их любить Родину. Можно ли это впихнуть в школьные рамки?

История, как школьный предмет, в европейской цивилизации относится к числу самых нелюбимых, потому что в ограниченное число часов впихивают большое количество событий, которые нужно осмыслить, а этого невозможно сделать, не обладая сверхспособностями. В России, кроме прочего, пытаются рассказать о нескольких исторических событиях, по которым в обществе нет консенсуса. Это мы видим по разгоряченным спорам вокруг единой концепции истории. Поэтому прежде чем писать концепцию учебника, надо между собой договориться о принципиальных вещах, а потом уже детей учить. Вопрос, может ли наше общество это сделать?

И второе, что у меня вызывает сомнение в успешности выполнения задачи, поставленной нашим уважаемым президентом. В нашей стране не уважают человека, не уважают и не защищают гражданина. Не уважают представители власти, не уважают продавцы в магазинах, торговцы на рынке, на работе, в школе, в поликлинике — во всех тех местах, где формируется самосознание человека. Посмотрите, как в нашей стране относятся к инвалидам, пенсионерам…

Отсюда вырастают столь нечеткие критерии в оценке лиц и событий в нашей истории. Кого и за что мы уважаем? Много своего и чужого народу перебил? Много народа ограбил? Чужие страны покорил?

Здесь мы выходим на фундаментальный уровень — преподавание истории и патриотизм — это не академическая, а социальная задача. Договориться об оценке ключевых событий русской истории должны не только чиновники, а все мы — граждане России. Можно конечно, поступить и по-другому — в школе учить детей одному, а дома (жизнь) их будут переучивать. Кому больше поверят — учителю или родителям? Скорее всего, мы пойдем по второму пути.

— Так должна ли быть единая концепция истории России?

— Конечно, эта идея сама по себе хорошая — школа должна создавать положительный образ страны, это очень правильно. Но пытаться все задачи решить сразу… Каждая из задач достойна, но решить их за 2 часа в неделю «в одном флаконе» — не выйдет.

Воспитание патриотизма — процесс, который охватывает не только школу, но всю жизнь человека. И если мы думаем, что можем разваливать производство в стране, вывозить деньги за границу, пропагандировать безнравственный образ жизни, да и просто воровать, и одновременно учить кого-то любить Родину — то мы ошибаемся.

В этих условиях воспитывать в школе патриотизм не получится. Патриотизм возможен тогда, когда каждый может сказать: «Наша страна нас не покинет». Речь идет об отношениях между человеком и страной, что они друг друга не подведут. А если в истории известны миллионы случаев, как страна предавала и бросала своих граждан?! Как в ХХ веке победителей, побывавших в плену у фашистов, сажали в концлагеря коммунисты, как советская власть разрушала храмы, оскверняла святыни… Если мы видим, как сегодня люди живут в нищете, как учителя истории получают 10 000 р. в месяц, как закрываются сельские школы, как мы будем воспитывать патриотизм? На чем?!

— Патриотизм можно воспитывать, когда мы учителям будем платить минимум по 30000 р.?

— Нет, патриотизм можно воспитывать, когда мы будем относиться к конкретному человеку с уважением. Достойная оплата труда — это явный знак общественного признания. Это вопрос выстраивания положительных человеческих отношений в обществе — между всеми его членами, и каждым человеком и государством. Патриотизм воспитывается жизнью, а не тренировкой.

— Как решить стоящую перед авторами концепции задачу — научить школьников любить Родину?

— Чтобы научить любить историю страны на уроке истории, нужно потратить время. Сейчас преподают историю два часа в неделю. Я в детстве начинал учить историю в 7-м классе (3 часа в неделю), сегодня в школе ее начинают учить в 6-м классе. Но ключевые теоретические вопросы — что такое история, как мы ее понимаем — детям такого возраста недоступны. Я им Французскую революцию в 8-м классе не мог объяснить. А как можно говорить о науке без фундамента? В основной школе главное — заинтересовать историей. А для этого нужно обсудить каждую тему, потому что если ты только рассказал о каком-то событии, но не обговорил, почему оно произошло так и могло ли оно произойти по-другому, то все сразу же забудется.

История России

Попытаться в рамках одного учебника привить патриотизм, дать исследовательские навыки, подготовить к тестам в условиях двух концентров (это принцип, когда историю одних и тех же периодов проходят сначала с 5-го по 9-й класс, а потом заново с 10-го по 11-й на более высоком уровне) — невозможно.

В первом случае в 5-8-м классе ребята воспринимают всё эмоционально. Для эмоционального восприятия информации нужна картинка и время, чтобы учитель смог вызвать интерес у школьников. А этого времени как не было, так и не будет, потому что методисты будут учителя контролировать, чтобы он на каждую тему потратил один час, и будут это проверять контрольными, тестами и т. д.

Второе — много лет назад главный московский методист и мудрый человек сказал мне: «С чего вы взяли, что в школе преподают историю? В школе должны научить любить Родину». Верно, в школе должны научить любить свою страну. А историю как науку, как знание в школе не преподают. Ее как науку хотят преподавать в 10-м — 11-м классе. Там это можно делать, но придется начинать с нуля. Когда в Концепции пишут, что «опираясь на те знания, которые школьники получат» мы будем делать то-то и то то, то ничего не выйдет — в девятилетке они эти знания (как систему) не получат. На этом уровне можно и нужно заинтересовать ученика, научить его любить историю страны, а изучать историю, как науку — это дело вуза.

— Как изменилось преподавание истории в школе за все то время, которое вы этим занимаетесь?

— Я преподаю историю в школе и вузе (с перерывами) больше 40 лет. Я люблю это делать, но сейчас в школе работать совсем не хочется. В 1990-е годы и до не недавнего времени у учителя была свобода, сегодня ее почти нет.

— Значит, чтобы хорошо учить истории, нужно дать свободу учителям?

— Учителя бывают разные.

— Нужно дать свободу только хорошим учителям?

— Остроумно, но задача государства — создать одну для всех систему, в которой будут условия для проявления свободы человека. А то, оставят ли свободу создатели государственных систем, зависит от уважения и доверия к людям. В конечном счете, все зависит от человека, а в школе — от учителя. Но сегодня делают все, чтобы у учителя не было свободы в преподавании любимого предмета.

— Как именно отнимают свободу?

— У него столько задач, что нет ни часа на разговор с ребятами, просмотр фильма, поездку в музей. Раньше учитель был единственным источником знания, а сегодня у школьников много занятий и еще интернет. У учителя есть 45 минут, и они все жестче контролируются.

Когда говорят: «Вы должны их заинтересовать», для этого нужно одно время, а для того, чтобы вызубрить тесты — другое, одновременно это невозможно — учителю ставят неразрешимые задачи.

— Как же все-таки учить истории?

— Хороший русский историк Петр Михайлович Бицилли в эмиграции написал статью, которая так и называлась «Как преподавать историю», главная мысль которой состоит в том, что хотя бы одну тему курса нужно детям или студентам дать так, как следует, подробно, чтобы ученик понял, что и как развивалось. А если проходить историю «галопом по Европам» с «поминальником» в виде списка имен исторических деятелей, то потеряется самое главное — «историческое время». У молодого человека не будет представления о том, как события происходили и развивались во времени.

Если между «Осанна» и «Распни» не будет подробно рассказано о происшедших событиях, то появляющиеся временные лакуны в освещении исторических событий автоматически будут заполняться объяснениями в духе жидомасонского заговора. Нужно обязательно дать учителю свободу, чтобы тот материал, который он знает лучше всего, он рассказал с интересными подробностями, чтобы его запомнили на всю жизнь. И только так он сможет заинтересовать, а значит, в перспективе — научить. Научить любить предмет и любить историю своей страны.

Беседовал Александр Филиппов

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Археолог Сергей Белецкий: Надо меньше копать и больше думать

Как в Пушкинском заповеднике хотели вскрыть могилы тригорских помещиков

Борис и Глеб: «Легли и ждали, пока убьют»?

Если Святополк действовал по наущению лукавого, – в чём же подвиг святых, которые не сопротивлялись?

Историк Андрей Тесля: Мы без причины пугаемся слова «русский»

Культурную принадлежность нельзя определять по прописке

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!