Бывший священник держит детей в лесу

|

Священники Пермской епархии пытаются помочь детям, пострадавшим от секты. Около 50 человек, включая детей, скрываются в брошенной деревне под Пермью в ожидании второго пришествия Михаила Романова. Приближаются холода, в деревне велик риск замерзнуть насмерть. Во главе секты — бывший православный священник, который вербовал адептов в храмах, рассказывая о вреде ИНН, паспортов и «ювенального фашизма».

Фото: ИТАР-ТАСС

Фото: ИТАР-ТАСС

Паспорта, пенсионные свидетельства, свидетельства о рождении детей — они сожгли все свои документы. Так приказал их гуру — бородатый старец в рясе, именующий себя «иеромонах Евстратий». «Документы, — убеждал он, — от лукавого. В них прячут микрочипы, чтобы за вами следить. Медицина, врачи, школа — от лукавого». И, наконец, люди, которые называют себя социальными работниками: «Они хотят отобрать ваших детей».

Евстратий и привел их в этот лес — в заброшенную деревню Черепаново, в 350 километрах от Перми. Только здесь, сказал он, добраться до вас не смогут ни милиция, ни власть, никто другой.

И сейчас они бежали из этого леса обратно — в «антихристов», как называл его Евстратий, мир. Они боялись. Чем их встретят? Правда ли, что отнимут детей? Закроют ли их самих в психбольнице? «Иеромонах» часто и подолгу рассказывал, что с ними сделают в «большом» мире. Но жить в лесу дальше — с пятью детьми, младшему из которых всего два года — было невыносимо.

Холодало. В избах, оставленных последними жителями деревни много лет назад, было сыро. Денно и нощно кололи дрова. Но чтобы сделать приличный запас на зиму, не хватало рук. И тогда они решились. Пока лес не размок совсем, пока не скрылся под сугробами — надо бежать.

Детей определили на заднее сиденье машины. Машина, «УАЗ», была их последним имуществом. Осторожно тронулись. Оставили позади избы и вязанки дров. Оставили позади портреты царя — «монах» Евстратий призывал молиться перед ними с особенной силой. И только когда выехали на трассу, когда увидели, что погони нет, смогли выдохнуть: «Ушли».

Эта история произошла в середине октября. Многодетная семья сбежала из поселения сектантов под Пермью. Сектанты, ведомые бывшим клириком Русской Православной Церкви, поселились в глухом лесу. Вместе со взрослыми в поселении остаются около десятка детей. Их судьба беспокоит сегодня всех — от министров до рядовых сотрудников районного центра социальной помощи. Смогут ли дети пережить зиму? Есть ли возможность уговорить людей выйти из леса? В ситуации разбирался наш корреспондент.

Ожидание зимы

Прогноз погоды для Ныроба, поселения рядом с деревней Черепаново, таков. В воскресенье, 10 ноября, температура будет плюс три градуса. Через неделю, 17 ноября, она опустится до минус четырех градусов. Еще через три дня будет минус двенадцать.

Фото: ИТАР-ТАСС

Фото: ИТАР-ТАСС

Какой будет грядущая зима — пока неизвестно. Но, кажется, от колебаний температуры в Ныробе сегодня зависит очень многое. В лесу, в общине сектантов, остаются зимовать восемь детей — в возрасте от пятнадцати лет до года. Их родители пришли сюда вместе с бородатым мужчиной в рясе — «батюшкой» Евстратием, и надеются стать свидетелями пришествия боярина Михаила, дяди первого царя из дома Романовых.

«Этот Евстратий зобмировал их всех. Люди ходят и смотрят ему в рот. Он забрал их документы. Он пугает их, что к ним придут, всех посадят, отнимут детей», — Ирина Дашкова знакома с «иеромонахом» Евстратием не понаслышке. В прошлом году тот впервые попробовал собрать свою паству в поселение. Дело было под Костромой — в Шарьинском районе, где Дашкова работает в администрации. Как и сегодня в Перми, тогда сектанты заняли пустующие дома в одной из деревень.

«Мы узнали, что с ними дети, и приехали посмотреть, в каких условиях они живут, — вспоминает Дашкова. — Это было ужасно! Постельных принадлежностей нет. Умывальников нет. Никакой гигиены. Медикаменты, случись что, отсутствуют».

Средний возраст детей в общине, по словам Дашковой, был 10–13 лет. Их родители встретили делегацию из района враждебно: «Пустить к детям врачей они отказались. Мы спросили: как учатся дети? Нам ответили: они на экстернате в школе города Новомосковска под Тулой. Потом мы связались со школой и выяснили — некоторые дети действительно прикреплены к ней. Но для сдачи экзаменов не явились ни разу».

Разведенные женщины, говорит Дашкова, составляли в то время большую часть общины. Всего под Костромой поселились около двух-трех десятков человек. «Мы начали искать родственников тех детей, которых привезли в деревню их мамы. Искали отцов, бабушек, звонили, рассказывали, как им живется». Затем включился суд. Он признал неприемлемыми условия существования детей в деревне и постановил передать некоторых из них родственникам.

Ирина Дашкова вспоминает историю двух мальчиков, 11 и 13 лет. Их привезла в общину мама, Светлана — сказав всем остальным, что едет на заработки в другой город. Районным властям удалось найти бабушку мальчиков и мамину сестру. Детей забирали все вместе, в присутствии милиции. После этого Евстратий собрал своих адептов и увел еще дальше от мира. В деревню Черепаново, под Ныроб.

Ныроб — странное, если не сказать, аномальное место. Боярин Михаил, пришествия которого ждут в общине Евстратия, был умучен здесь в 1602 году. Его сослал в пермские леса Борис Годунов. Год боярин жил в земляной яме, в кандалах. Затем его задушила охрана.

Через Ныроб и Черепаново сегодня возят экскурсии к перевалу Дятлова. На этом перевале зимой 1959 года погибла группа туристов во главе с Игорем Дятловым. Причина их смерти не ясна до сих пор и порождает самые разные, порой, мистические версии: инопланетяне, неизвестное науке животное, спецслужбы.

Весной и осенью леса под Ныробом становятся непроходимыми. Единственным средством остается вертолет. Сергей Большаков, заместитель министра социального развития Пермского края летал в поселение сектантов в конце октября. «Мы поняли, что уговорить их выйти из леса не получится. И тогда мы собрали для них гуманитарный груз», — рассказывает он.

Поселянам доставили более тонны продуктов питания, теплую одежду, медикаменты. Делегацию они встретили настороженно, но груз приняли. «Избы в деревне целые, не сгнившие. Поселяне топят печи. У них есть электрогенератор, бензин. Даже один спутниковый телефон есть», — описывает быт общины Большаков.

Фото: ИТАР-ТАСС

Фото: ИТАР-ТАСС

О поселенцах узнали от местных жителей. С сентября в окрестных селах стали замечать мужчин с бородами и женщин, одетых в длинные юбки и платки. Они говорили, что живут в Черепаново — деревне, которую последние жители оставили несколько лет назад. Поселенцы покупали продукты в сельских магазинах и уходили. Потом стало известно, что общину возглавляет Евстратий — тот самый, который годом раньше нашумел в Костроме. Потом выяснилось, что с сектантами живут дети.

Осторожность — вот то слово, которым руководствуются пермские власти в общении с поселенцами. «Мы продолжим инспектировать общину. Ляжет снег, будем ездить на вездеходах», — говорит Большаков. По его словам, речи о том, чтобы забрать из общины детей, сейчас не идет. Любое неосторожное действие, по его словам, может привести к тому, что Евстратий уйдет еще дальше — туда, где даже вездеходам будет не проехать.

Возможно, это лучшая тактика, нежели та, которую применили в Костроме. Потому что там поселенцы увидели: то, о чем предупреждал их Евстратий, сбывается. Пришли «антихристовы» люди и стали отнимать детей. Все это, в конечном счете, еще больше подняло авторитет псевдо-монаха в общине.

Однако Ирина Дашкова с действиями пермяков не согласна. Она продолжает из Костромы следить за передвижениями сектантов: «Детям плохо. Надвигается зима. Я не верю, что в общине что-то изменилось к лучшему, как заявляют власти края».

Приют

Священник Борис Кицко из пермского городка Верещагино не делит детей на своих и чужих. Для него они все — свои. С 1995 года отец Борис возглавляет детский приют, в котором живут, работают и учатся более 150 детей — брошенных родителями или осиротевших.

Когда в октябре у дверей его дома остановился «УАЗик», отец Борис не удивился. На заднем сидении сидели в ряд пять детей – то была семья, сбежавшая из «лесной» секты Евстратия. Батюшка дал приют и им: поселил в скиту при местном монастыре. Затем к нему пришла еще одна семья: мать с 13-летним сыном. И вновь отец Борис не смог отказать — поселил, устроил ребенка в школу.

«Глава первой семьи, вырвавшись от них, сказал: „Наконец-то я смогу вздохнуть спокойно, не боясь“, — рассказывает отец Борис. — Этот Евстратий ведь очень сильно давил на них. Документы у кого забрал, кого заставил сжечь. Детские прививки делать запрещал: пугал, что в них ртуть, что отравят». Что интересно, отмечает священник, интернет сектанты злом не считают: «Как же так, спрашиваю, паспортов вы боитесь, а интернета нет? А мы, говорят, через интернет спасаем людей!»

Сегодня «беженцы» работают при монастыре. Пригодился и их «УАЗ» — глава семьи работает шофером, развозит людей и посылки. Родом из Краснодара, возвращаться туда они не спешат. Возможно, полагает отец Борис, семья осядет в Пермском крае насовсем.

Старшего сына, которому сейчас около 13 лет, поселили вместе с ровесниками в приюте. После школы он занимается конной ездой: «Мальчик отлично адаптируется, со всеми ладит. Вот только говорит: «Паспорт получать все равно не буду!»

Из священников в гуру

До 2008 года «иеромонах Евстратий» служил в Тульской епархии. Он был настоятелем храма в поселке Новогуровский, и был известен под именем Вениамина Филиппова. С середины нулевых священник стал критиковать священноначалие — сначала устно, затем через видеообращения, которые выкладывал в интернет. Когда его лишили сана, назвал себя монахом, взял новое имя и продолжил службы — на квартирах прихожан.

«Люди пошли за ним, потому что для многих он был первым батюшкой, человеком, который открыл для них Церковь, — объясняет феномен Евстратия отец Игорь Киров, сегодняшний настоятель Новогуровского прихода. — Отец Вениамин служил в Тульской епархии с конца девяностых. Москвич по прописке, врач по образованию, он оставил профессию и стал священником. Помогал восстанавливать храм в соседнем поселке Спас-Конино. И до некоторой поры вел действительно яркую и полезную деятельность».

О том, почему вчерашний священник превратился в человека, которого сегодня называют «подобием восточного гуру», на условиях анонимности рассказывает другой тульский священнослужитель: «У отца Вениамина была большая трагедия. Отец троих детей, он потерял в автокатастрофе свою матушку. Видимо, это и стало причиной всех изменений».

Лишенный сана, Вениамин примкнул к группе раскольников т.н. епископа Диомида. Но вскоре отошел и от них. В ноябре 2012 года он написал обращение с призывом к верующим начать исход из мира. Тогда сектанты уже поселились под Костромой и, как было указано в письме, «испытывали угрозу действия силовых структур». В письме Евстратий обозначил и новый курс: он и его группа выступают за возрождение православной монархии. Год спустя это вылилось в ожидание второго пришествия боярина из рода Романовых.

«Гипертрофированное почитание царей в псевдоправославных сектах — частое явление. Люди ищут панацею от своих страхов и создают себе новых идолов, — говорит Виталий Питанов, руководитель центра «Ставрос». С 2010 года центр по благословению митрополита Петербуржского и Ладожского Владимира занимается миссионерством и изучает деятельность сект.

«К таким, как Евстратий, — продолжает эксперт, — идут люди, которые ищут чудес, ищут старцев, хотят избежать ответственности за свою жизнь и переложить её на очередного самозванного «чудотворца».

«Отцу Вениамину давали много шансов опомниться. Митрополит Алексий буквально нянчился с ним, прощал ему многое», — вспоминает священник Игорь Киров.

Филиппова нет в Новогуровском приходе уже пять лет. Но он продолжает влиять на жизнь прихожан и сегодня. В одной из семей разгорается конфликт: муж продолжает контактировать с ним, жена — против этих контактов. Дело, по словам местного священника, стоит на грани развода…

Михаил Боков

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Черепановские отшельники просят помочь им выехать из заброшенной деревни

Община бывшего священника просит предоставить возможность переехать на новое место, в более благоустроенную деревню в Пермском…

Дорогой староста, а теперь ключи от храма отдайте мне!

Авторемонт, шитье, земляные работы - как живет сельский пастырь

Отец Павел Адельгейм. Бодрствуйте. Радуйтесь.

Памяти священника, которого считали несгибаемым оловянным солдатом

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!