Чем чаще исповедуешься – тем ты благочестивее?

|
У людей церковных есть две крайности: одни регулярно исповедуются каждую неделю, им постоянно есть в чем каяться, и у них всегда – огромная неформальная исповедь. А другие, наоборот, исповедуются редко и им не о чем говорить – еле-еле насобирают в себе грехов на исповедь перед причастием. Что правильнее? И как частота исповеди соотносится с благочестием? Размышляет иерей Олег Точинский, клирик Волынской епархии.

Является ли частота и регулярность исповеди чем-то показательным? С моей точки зрения, вопрос не в том, насколько часто человек исповедуется, а какой будет его исповедь.

Давайте посмотрим на жития святых – к примеру, для Великого поста актуально житие Марии Египетской. Святая исповедовалась за всю свою жизнь только два раза. Тогда, когда попала в паломничество в Иерусалим, после того случая, который изменил ее жизнь. И второй раз – когда она исповедовалась и причащалась от аввы Зосимы. Тем не менее, мы почитаем ее как святую, преподобную и подвижницу.

И посмотрим на жизнь царя Иоанна Грозного. Он довольно часто исповедовался и вел, по крайней мере внешне, глубоко религиозную жизнь. Но это никак не мешало ему по локоть держать руки в крови и принять участие в смерти будущего святителя, митрополита Московского Филиппа, которого по его приказу убил опричник Малюта Скуратов. Это известный исторический факт. То есть внешне благочестивый царь грешил грехами смертными.

Признак большой духовной опасности

А теперь подойдем к этому вопросу с практической стороны. Нельзя сказать, что частая исповедь является чем-то плохим. Однако она может стать причиной прелести. Когда человек часто исповедуется, у него может сформироваться впечатление, что раз он так часто исповедуется, то он приближается к святости и всё у него «супер» в духовной жизни. А те, которые редко исповедуются, они не такие, как нужно. Такое отношение – признак большой духовной опасности.

– А если человек, наоборот, думает, что всё у него плохо, раз у него столько грехов, что всё время нужно исповедоваться?

– В этом тоже есть свой риск, ведь такие люди фактически умаляют Божественную любовь и милосердие, пребывая в состоянии отчаяния и уныния. То есть появляется мысль типа «я такой грешный, что даже Господь не в силах меня спасти!» Это – обратная сторона вопроса.

Но в то же самое время и редкая исповедь бывает вредной. Потому что когда человек не чувствует в себе потребности покаяться, он приходит к мысли: «Да какие мои грехи?! Другие грешат больше моего, а я себе раз в год исповедуюсь, и это нормально». Но вот эти исповеди раз в год обычно не отличаются одна от другой и звучат стандартно-традиционно «словом-делом-помышлением».

Таким образом человек настолько затвердевает в своем мышлении, что уже не видит за собой каких-то конкретных грехов. Поскольку он редко исповедуется, он не анализирует собственную жизнь. А из-за отсутствия анализа приходит формальность принятия Таинства Исповеди как такового.

Поэтому нужно придерживаться золотой середины, и чтобы всё было в меру. Тогда и исповедь будет в меру, и причастие, и всё это будет на пользу.

А исповедь только тогда является исповедью, когда она обдуманна и осмысленна, и когда мы во время исповеди открываем перед Господом свои грехи. А не так, как часто бывает, что люди приходят и рассказывают на исповеди про тех, кто их искушает и провоцирует.

Исповедь и причастие – несмежные таинства

– Многие священники говорят, что в Великий пост нужно причащаться каждое воскресенье и вообще рекомендуют такую частоту причащения как норму христианской жизни. И вот человек исповедуется каждую неделю, но у него такое чувство, что он вроде бы и грехов не сильно набрал, и потребности особой не чувствует в исповеди.

– Традиционно такая рекомендация должна сопровождаться разъяснением, что исповедь и причастие – раздельные моменты литургической жизни. Такова практика многих восточных Церквей, в том числе Греческой, Константинопольской, Иерусалимской. Там нет обязательной исповеди перед причастием.

Там, где преобладает греческая традиция, там исповедь и причастие – несмежные таинства. Люди исповедуются по потребности, а причащаться стараются как можно чаще – иногда каждое воскресенье.

И если настоятель того или иного храма благословляет часто причащаться, то там исповедь не является обязательной каждый раз перед причастием. Человек может исповедоваться через два-три причастия.

К этому вопросу священнику нужно с мудростью подходить. Чтобы частые исповеди и причастия не переросли в систематичность и привычку. Потому что когда это становится неким механизмом, то получается неправильно в отношении самого Таинства.

Но ведь бывает, что вечером исповедуешься, а за время до причастия случилось такое, что уже даже и не знаешь, можно причащаться после этого или нет. Уже не говоря о том, сколько грехов можно набраться за неделю. Наверное, нет людей, которым за семь дней не в чем каяться.

– Когда мы стоим на литургии перед причастием, звучат слова «Со страхом Божиим и верою приступите». Если у нас в душе есть страх Божий, то, естественно, мы приступаем к Чаше, осознавая свое недостоинство. Мы же понимаем, что можно и утром исповедоваться во время самой литургии, но к моменту причастия уже согрешить.

Чаще всего так и бывает. Но вместе с тем мы идем к причастию, потому что идем со страхом Божиим, в надежде на Божие милосердие и с пониманием того, что Господь знает нас, знает наши намерения и сердца. И видит, что да, при всей своей немощи мы всё равно стараемся не отлучаться от святыни. Хоть мы и недостойные, но прикладываем усилия, чтобы быть ближе к Богу. Поэтому этот вопрос тоже нужно аккуратно рассматривать, не впадая в крайности.

Между равнодушием и фанатизмом

– Если человек исповедовался весь Великий пост перед каждой воскресной литургией, на Благовещение и в Вербное воскресенье, а также на Литургии Преждеосвященных Даров, то к Великому Четвергу ему может быть просто нечего сказать на большой исповеди. Чувствует, что на каждой исповеди он повторяет практически одно и то же, если, слава Богу, не случается чего-то экстраординарного плохого. Как в такой ситуации быть, с чем идти на исповедь?

– Я бы относился к этому вопросу индивидуально. Такие люди, как правило, глубоко воцерковленные, и у большинства из них есть духовники. Поэтому такой вопрос надо оставлять на усмотрение духовника.

Если духовник благословляет причащаться без исповеди в этот день – без проблем. Если духовник покажет, что в тех или иных моментах человек не прав, то мирянин имеет возможность что-то для себя увидеть и открыть. Поэтому ситуация с исповедью и причастием очень тонкая, к ней нужно очень деликатно подходить, чтобы не переступить границу между равнодушием и фанатизмом.

– А может так быть, что в храме для всех исповедь перед причастием является обязательной?

– Нужно подойти к настоятелю и пообщаться на эту тему – вот наилучший выход в данной ситуации. Он же не робот, не автомат, который выдает справки, и с пониманием, а не механически подходит к данному вопросу.

Священник посмотрит и рассудит на собственный взгляд. И если нужно будет сделать какую-то уступку, она будет сделана – только для того, чтобы человек не отлучал себя от спасительного причастия. Чтобы это чувство необходимости причастия в человеке присутствовало и было одним из первых, одним из основных.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Ни дня без греха

Нужно учиться не столько исповеди, сколько покаянию

3 греха большого города

Если бы прощение не просил, давно бы табуреткой дрался

«Постоянные грехи» – как размотать клубок?

Мы слишком недоверчиво относимся к своим переживаниям