«Чтоб уцелеть не поодиночке», или что такое приход?

С рождением христианства рождаются и христианские общины. В книге «Деяний апостолов» сказано: «Все же верующие были вместе и имели всё общее… И каждый день, единодушно бывая в храме и преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа» (2, 44-46).

Почему христиане собираются в общины и можно ли вести духовную жизнь вне прихода, что общего с апостолами у современных христиан и должны ли они подобно апостолам проповедовать, – на эти вопросы отвечает протоиерей Максим Козлов, настоятель домового храма мц. Татианы при Московском университете.

Отец Максим Козлов

Отец Максим Козлов

Здесь белое-белое, а черное-черное

– Отец Максим, зачем верующие люди объединяются в общины и приходы? Неужели это обязательно для осуществления общения Бога и человека?

Община

Община

– В истории Церкви христиане были всегда организованы общинно. То есть, никогда не существовал как норма одиночный христианин, христианин сам по себе, кроме, может быть, монашества, которое есть особая форма бытия христианина, ведь в первоначальном значении это одинокий подвижник.

Люди же, жившие в миру, всегда объединялись вокруг, прежде всего, евхаристического общения, вокруг Престола Божия. Это была вертикальная связь: их связь с Небом, их связь с Богом. Но это вертикальное устремление жизни Церкви и жизни христиан не только не исключает, но и предполагает и горизонтальное единение, связь людей друг с другом. Как есть две главнейших заповеди любви к Богу и любви к ближним, так и организация церковного бытия есть, конечно, прежде всего, путь людей к Небу, но который достигается через реальное действие любви друг к другу. И самым понятным, самым естественным, самым открытым путём для этого является приход или община. В моём понятии эти слова почти равнозначны.

– Отличается ли современный приход от прихода, скажем, XVII или XVIII века?

– Если в XVII-м, XVIII-м, XIX-м столетии приход был более всего объединением людей по географическому и территориальному признаку. Люди жили на какой-то части какой-то улицы, они были приписаны к храму, который там стоял, и, естественно, составляли его наполнение. Они крестили там детей, отпевали своих близких, они там венчались, клирики этого храма совершали требы для них. Теперь ситуация несколько иная. Почти всегда люди выбирают приход, в особенности в городах, добровольно. Человек совершенно необязательно ходит в ближайший к нему храм, и это, на мой взгляд, только хорошо, потому что это являет соединение свободы выбора христианина с ответственностью и обязательствами, которые по отношению к нему вступают в силу, когда он становится членом этого прихода.

Пастырь и прихожанин

Пастырь и прихожанин

Второе важное обстоятельство современного приходского существования связано с тем, что жизнь ныне в основном не только расцерковлённая, но часто по своему направлению открыто антихристианская, призывающая людей к тому, чему Господь никогда нас не учил, к чему невозможно, не должно прилепляться. И поэтому ныне в безбрежном, безбожном океане житейского существования с рекламами, развратом, приоритетом комфорта, собственного удовольствия и себя как центра мира приходы являются островками нормального существования. В них, пусть не идеально, пусть не великой жертвенной любовью, но люди, туда ходящие, понимают, что не я – это главное, что нужно стеснять себя ради другого человека, что интересы людей, общины – выше, чем мои интересы. Эти островки настоящей жизни очень важны. Ещё и для того, чтобы, будучи в очевидном меньшинстве ныне (говоря «в меньшинстве», я имею в виду не вообще людей, именующих себя православными, а воцерковлённых людей), важно раз-другой-третий в неделю оказываться в ситуации, где белое – белое, чёрное – чёрное, где вещи будут названы своими именами, где друг – друг, отец – отец, если говорится о добродетели, то это добродетель, если это книга, то не нужно 10 раз подумать, стоит ли её открыть и можно ли дать её своему ребёнку.

Наверное, есть люди особенные, особо одарённые или особого духовного пути, которые могут выстоять в современной жизни сами по себе. Но это скорее исключение, чем правило. Сейчас «пропасть поодиночке» значительно легче, чем каким-то образом уцелеть. И вот приходы нам дают возможность уцелеть не поодиночке.

Ответственное христианство

– В день памяти апостола Марка читается отрывок из его Евангелия: «И, призвав двенадцать, начал посылать их по два, и дал им власть над нечистыми духами. И заповедал им ничего не брать в дорогу, кроме одного посоха… И если кто не примет вас и не будет слушать вас, то, выходя оттуда, отрясите прах от ног ваших, во свидетельство на них. Истинно говорю вам: отраднее будет Содому и Гоморре в день суда, нежели тому городу. Они пошли и проповедывали покаяние; изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли» (Мк. 6, 7 -13). Поясните, пожалуйста, эти слова…

Слова апостола и евангелиста Марка напоминают нам об ответственности, которую несёт каждый из тех людей, который когда-то сознательно решил называть себя христианином. А прочитанное Евангелие повествует о тех, кто примет апостольскую проповедь и о тех, кто не примет её. И Господь отчётливо говорит, что отраднее будет Содому и Гоморре, чем тем, кто отвернется от слова евангельского благовестия.

Обратите внимание, что здесь идёт речь не только о тех, кто внешне окажется вне ограды Церкви. В другой раз Господь говорил иудеям, что «если бы Я не пришёл и не свидетельствовал, то вы бы не имели вины во грехе. Но поскольку Я пришёл и свидетельствовал, то вы не имеете извинения в ваших грехах». Тем самым значительно большая мера ответственности на тех, кто имеет ведение и прикосновение к Церкви, кто знает, что такое Таинства Церкви, кто знает, что такое благодать, которая подаётся в церковной жизни, кто знает, что такое радость о Христе воскресшем.

И это то, о чём должен помнить каждый из нас: являемся ли мы свидетелями такими, какими были апостолы, могут ли люди зажечься от нашей веры и от нашей жизни.

Проповедь сердцем и жизнью

– Действительно, современные христиане подобны апостолам в том, что они тоже любят Христа, их тоже мало. Но вот должны ли они проповедовать так же, как апостолы, сегодня, когда о существовании Евангелия всем известно? А, кроме того, не у каждого ведь есть дар апостольства!

– Безусловно, и дары естественные, и дар сверхъестественный, благодати Святого Духа, дарованной апостолам, есть нечто особенное, усвоенное только им. Но дар апостольства как долг свидетельства по отношению ко всем людям есть обязанность каждого христианина. Мы должны помнить о том, что пусть мы не можем проповедовать и не каждый может проповедовать словом, но каждый призван проповедовать жизнью. И каждый может себя спросить: многие ли люди, от моей жизни и от моей веры стали если не ближе к Богу и к Церкви, если не через меня вошли в ограду церковную, то хотя бы переменили образ жизни с менее благочестивого на более подобающий тому, который можно назвать христианским?

Можно спросить себя о самых близких людях, по отношению к которым апостольство так же естественно распространяется: мои родители и мои дети, мой муж и моя жена благодаря тому, что я рядом с ними, приобрели что-то, возросли хотя бы на 1-2 ступени? Или в силу того, что я с ними, мироблагочестия и жизни во Христе в них убавилось? Можно и должно спросить о тех, кто рядом с нами трудится или учится, есть ли у нас хотя бы движение сердца, есть ли у нас хотя бы память о том, что и по отношению к этим людям долг апостольского свидетельства неотъемлем от каждого из нас. И это задача каждого из нас, чтобы на одного, двух, пять человек благодаря нашей жизни у Христа Спасителя стало больше.

Ведь не внешним статусом нашего положения, не тем, что мы являемся прихожанами того или иного храма, не тем, что мы являемся учащимися того или иного учебного заведения, будь то духовного или светского, но сердцем и жизнью определяется то, что мы скажем в итоге на Страшном суде Господа и Спасителя нашего.

Приснопамятный митрополит Антоний Сурожский справедливо говорил о том, что евангельские слова о свидетельстве относятся к человеку, который услышал Евангелие так, что оно отразилось в его глазах и в жизни (а мы ведь по опыту знаем, что таких встреч в нашей жизни очень немного). Но как важно так услышать от человека Евангелие, чтобы поверить, что он это Евангелие в своей душе, в своем сердце носит, не словами его пересказывает, а живёт тем, что Христос говорит в евангельском благовестии. И это единственная мера, к которой призван христианин.

– Но это мера святых людей, а не обычных христиан!

– Нет смысла быть плохим христианином. Плохой христианин – это ни на что не нужное существо. Он ни для себя ничего нужного не приобретает, потому что плохой христианин – это тот, кто признал, что всё Христом даётся, но делать того, что Христос велит делать, не захотел, ни другие люди от него ничего не приобретают. Единственная мера христианской жизни – это такая же святость, какая была у апостолов, и она есть задача собственного бытия каждого из нас.

Богослужебно – покаяльная семья

– Отец Максим! Люди, заходящие в храм мц. Татианы сегодня, ощущают особую атмосферу этого храма, слаженность прихода. Когда Вы были назначены настоятелем этого храма 15 лет тому назад, была ли у Вас идея того, как создавать приход? Имели ли Вы личный опыт приходской жизни в детские годы?

– Пожалуй, один очень важный опыт был – это опыт храма пророка Илии Обыденного. Этот храм в советское время, в 80-е, в конце 70-х годов являл собой сообщество христиан, которые не просто пришли постоять рядом друг с другом, а которые жили по какому-то другому правилу, чем тогдашнее советское, нынешнее светское – человек человеку бревно. Так что опора была.

В чём было главное? Главное, чему можно было научиться и что составляет поныне основу приходской жизни – это то, что когда-то на Руси называлось покаяльная семья. Это объединение мирян, объединение народа Божия вокруг священника, опыту, жизни и слову которого они доверяют. Не просто тому, что он не еретик, не просто тому, что он не научит их неправильно молиться, неправильно соблюдать посты, а в каком-то другом смысле поверит, что по этой дороге можно идти рука об руку за кем-то, кто тебя ведёт. И, наверное, нет прихода без того, чтобы священник брал на себя ответственность идти впереди и отвечать за тех, кого он ведет.

Что мы хотели сделать, когда вместе начинали храм мученицы Татианы когда-то более десяти лет тому назад и что всеми силами стараемся сохранять в изменяющейся ситуации начала XXI-го века? Обстановку приятия и доброжелательства (ну, хотя бы добросердечия!) по отношению к новоприходящим, самих людей друг к другу, чтобы никто не ощущал себя другому врагом, чтобы новоприходящий человек не видел себя новопроверяемым элементом на адекватность: достаточно ли он духовный, достаточный ли у него образовательный уровень… Приходит человек – и надо иметь расположение сердца его принять настолько, насколько можно.

И ещё, конечно, важно помнить, понимать и всеми силами сохранять то, что главное в приходской жизни – это богослужение. Могут быть какие угодно другие инициативы и начинания: молодёжные, социальные, образовательные, издательские, просветительские, какие угодно. Но если богослужение и участие в Таинствах Церкви перестанут быть главным, то всё это либо развалится, либо превратится в фарс.

Читайте также:

Если в общине нет проблем, значит, она умерла

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Церкви они строят! Лучше бы больным детям помогли!

Вдруг вы проходите мимо двери, которая ведет в рай?

Русский храм осквернен в Праге

Надпись «Аллах Акбар! Ваш бог – Аллах! Смерть близко!» появилась на Храме Успения Пресвятой Богородицы

Храм в Галликанту и трагедия отречения Петра

Крест его увенчан петухом, а ступени вопиют о страданиях Господа

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!