Дети и цветы – почему вместо, а не вместе?

|
Три года назад педагог одного из московских лицеев Ася Штейн попросила родителей своих учеников не покупать букеты в школу первого сентября, а перевести эти деньги на благотворительность. Просьбу педагога подхватили фонды и другие школы, а акция получила название «Дети вместо цветов». Консультант по социальным и благотворительным практикам Алексей Газарян в своем Фейсбуке рассуждает, почему доброе начинание привело к конфликтам среди родителей и педагогов.

Акция «Дети вместо цветов» – откуда токсичность?

Алексей Газарян

В преддверии первого сентября социальные сети и мессенджеры вновь и, кажется, с новой силой наполнились обсуждением акции «Дети вместо цветов», в рамках которой родители и дети (кто именно, в каждом случае по-своему) переводят средства за потенциальные букеты в благотворительные организации. А на праздничную линейку идут с брендированными шариками и другими атрибутами акции. 

С точки зрения механики в зависимости от школы акция проходит очень по-разному. Где-то дети достаточно осознанно участвуют вместе с педагогическим коллективом и родителями, где-то это принудиловка на уровне родительского комитета. Причем если изначально инициатор акции Ася Штейн предлагала несколько адресатов помощи, то сейчас формат флешмоба позволил присоединить к инициативе и другие фонды.

Однако не все проходит гладко. Акция не только вызывает холивары в глобальной сети, но и приводит к напряженным конфликтам среди родительской общественности. «Участвовать или нет» – становится яблоком раздора. Почему?

Вижу, как минимум, три причины:

1. Название как провокация

Название выбрано в логике противопоставления. Условно: добро «вместо» чего-то. Акция с похожей формулой «Благотворительность вместо сувениров», появившаяся значительно раньше, тоже вызывает немало споров. Она предлагает компаниям направить бюджеты корпоративных подарков на благотворительность. 

Слышал не раз истории расстроенных сотрудников, которые, ожидая презента от компании, получали открытку: «Мы направили деньги на благотворительность». Смешанные чувства и очень полярная реакция. «А почему?», «А почему именно туда?», «А мы могли бы и как-то сами поучаствовать?» и другое.

Причем особенность этой формулы в том, что второе слово не является чем-то принципиально плохим. Это не «наркотики», не «насилие», не «война», это «цветы» и «сувениры». И это во многом уже задает конфликт, поскольку альтернатива более чем не очевидна. И вопрос «Почему вместо, а не вместе?» вполне резонный.

Если идти прямолинейно и последовательно, то дальше возникают идеи про «Дети вместо яиц» на Пасху, «Дети вместо шампанского» на Новый год, «Дети вместо иллюминации» на День города, «Дети вместо парадов» на День Победы, «Дети вместо лимузинов» на госзакупки. Что, если прикинуть, имеет вполне весомое основание. Бюджеты сегодня действительно, мягко сказать, не совсем адекватны положению с социальными проблемами детей. 

И это, по сути, про архетипическую тему «Пир во время чумы». Но попадание в нее еще более повышает градус дискуссии. Это вызов. 

2. Школа как локация

В школах тема благотворительности только-только получает развитие. Ни учителя, ни родители не чувствуют себя в ней достаточно подкованными и грамотными. Детские общественные организации есть, но это не так массово, контакты с некоммерческим сектором тоже пока не столь широки. И в этом смысле школа пока просто не очень готова к «боям за любовь».

В школах, не во всех, но все же, присутствует инерция формализма и «мероприятизма». Поэтому нередко хорошие начинания находят в школах не лучшее свое продолжение, а то и просто конец. Что мы и наблюдаем, когда решение об акции принимается «где-то сверху», и как «указиловка» идет дальше. Там, где родители полояльнее, все проходит мирно и тихо, где поактивнее и принципиальнее, начинается «маленький кошмар в ватсапе».

С самой легендой акции, которая обобщает незначимость цветов, согласны далеко не все учителя, родители и дети. Цветы на Первое сентября это далеко не только про деньги и материальное. Иногда это и вопрос статуса, и способ выразить свое уважение ритуально учителю, и просто давняя традиция, в которой много про символы, семейные обычаи и воспоминания. То, что относится к разряду «из года в год». И это символическое обладает для многих достаточно высокой ценностью. И протест навстречу попытке эту ценность обесценить вполне понятен. 

Аргументы сторонников акции про то, что «Да нет же», «Зачем так близко к сердцу», «Только по согласию» не сильно слышатся, поскольку дискуссия идет не с ними, а в группе, где прозвучал этот вопрос: «Наш класс участвует или нет?». И запускается сложный групповой процесс. Это кстати тоже одна из особенностей акции, она распространяется по логике «целым классом». И давление группы становится еще одним обостряющим фактором.

3. Недобровольность как последствие

Немаловажный вопрос о том, а кто собственно принимает решение о пожертвовании. Чья это благотворительность? И здесь не очень понятно. Поскольку в каждом конкретном случае происходит очень по-разному. 

Родительский комитет? Почему он решает относительно моего участия в благотворительности. Родитель? Насколько ребенок согласен с этим выбором и понимает, что у него за шарик в руках, и почему у всех других классов есть букет, а у него нет. Сам ребенок? Как они договариваются между собой?

Мой опыт работы с дарениями и пожертвованиями показывает, что для многих людей это достаточно интимный, иногда сокровенный момент. У людей очень много своих идей, взглядов на то, как нужно жертвовать, кому и когда, и нужно ли вообще. Это далеко не общее место, в котором есть какой-то консенсус. И формат акции, которая тебя некоторым образом вынуждает включаться в благотворительность, вызывает ожидаемое сопротивление.

А вынуждает очень просто, поскольку речь идет даже не только о тебе, а о твоем ребенке, который, если родитель будет себя вести не в логике большинства, просто может испытать на себе весь спектр негативных последствий. Вообще дети часто страдают из-за «не таких как все» родителей. И каждый раз, думая о том, влезать или не влезать в дискуссию, размышляешь о последствиях для своего чада.

В итоге недобровольность может случиться двойной: и родительской, и детской. И это, конечно, печалит.

У акции сейчас, насколько я понимаю, нет общего и единого центра. Многие моменты организаторы стараются исправить и докрутить. 

Сопоставить итоговую пользу и вред не так просто. Возможно, сам этот разговор и дискуссия имеют свою ценность и почему-то нужны нашему обществу сегодня. Когда для того, чтобы обратить внимание на проблемы детей, требуется придумывать сложносочиненные схемы. На что мы готовы ради них? 

Наша семья во флешмобе пока не участвовала. 

Всем добра.
Дети. Вместе. Цветы!

Источник – Фейсбук Алексея Газаряна

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Самое крупное пожертвование в истории детского хосписа «Дом с маяком» сделали школьники

Всего в рамках акции «Дети вместо цветов» собрано 35,7 миллиона рублей, пожертвования продолжают поступать

Московские учителя призвали участвовать в акции “Дети вместо цветов”

В прошлом году в ходе акции фонду "Вера" удалось собрать почти 18 млн рублей

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!