Не пойду в школу! – Надо, сыночек, ты же учитель!

, |
"Родительские собрания, на которых присутствует 30 родителей, и учитель рассказывает про детей и без детей, – это не этично, это невозможная структура. Я знаю, что в большинстве случаев родительские собрания приняты именно такие. Но при этом родители являются заказчиком этих собраний, и если они захотят, форма изменится." Педагог Дима Зицер – о том, каким должен быть учитель, нужно ли проверять домашние задания у ребенка и к чему стоит готовиться родителям.

Родителям нужно готовиться к давлению

– Детей начинают готовить к школе за несколько лет до первого класса. Нужно ли готовиться самим родителям?

– Если кому-то и нужно готовиться, то, пожалуй, родителям. Детям незачем и не к чему готовиться. В этот момент и начинается главный обман в жизни ребенка: что жизни не будет, будет только подготовка – к детскому саду, школе, работе. Фантазия про то, что ребенок, приходя в школу, должен уметь считать, читать или писать – а анекдоты он должен уметь рассказывать? Чувство юмора ведь прекрасное качество. А на лыжах должен уметь кататься?

Почему кажется, что что-то одно важнее, чем другое? Правильный ответ – «не почему», потому что «так сложилось». Мы так привыкли и находимся в определенной парадигме. Кто – мы? Родители, конечно. Поэтому только им и надо готовиться. К чему? К давлению, самым разным векторам давления, которое на них будет оказываться.

Ведь почему я начинаю готовить ребенка к школе? Потому что вокруг все говорят, что надо подготовить, что он недостаточно развит, недостаточно самостоятелен, недостаточно взрослый, недостаточно такой, недостаточно сякой. Одни говорят, что он должен быть тише, другие – что должен лучше рисовать. Количество этих векторов бесконечно.

Как готовиться? В первую очередь, напоминать себе, что речь идет о моем любимом человеке и есть много разных людей, которые по самым разным причинам хотят на него повлиять. Но это не может и не должно повлиять на наши отношения, и я – единственная защита, которая у него есть. Надо заниматься собой очень активно.

– Не впадать в панику?

– В первую очередь, понимать, что вас хотят ввести в панику. Оставим сейчас спекуляции на тему, умышленно или нет. Это происходит с экранов телевизоров, через журналы и газеты, через знакомых, через вашу бабушку и бабушку ваших детей. Сколько людей, столько и мнений.

Сейчас главенствующая позиция заключается в том, что школа – «это самый важный период в жизни ребенка», что «это подготовка к чему-то большому и важному». Хотя ведь никто не знает, что за большое и важное там дальше будет. И когда я знаю, что вхожу в ситуацию, когда разные люди пытаются меня расшатать, главный способ устоять – заниматься собой, напоминать себе, что речь идет о самом дорогом человеке, что наши отношения важнее всего.

Фото: trud.ru

Фото: trud.ru

Первые недели

– Что самое важное для ребенка в первые недели и месяцы учебы?

– Душевный покой. Я имею в виду не пассивную ситуацию, когда он может лежать, ничего не делать и плевать в потолок. У него начинается новое и, надеюсь, интересное время. У него сейчас шок перехода: как бы я ни ждал школу, что бы мне ни рассказывали братья и сестры, я оказался в неизвестной для меня ситуации. И задача взрослых напрашивается сама собой: смягчить этот переход, сделать его максимально комфортным, человеческим.

Дальше. Пойду от обратного: очень часто что происходит? 1 сентября детям говорят: «Теперь для вас начинается новая жизнь, вы стали взрослыми!», – и разные другие страшные слова. Этого нельзя говорить ни в коем случае. Во-первых, это усугубляет состояние шока. Во-вторых, оставляет ребенка в полной растерянности: как теперь быть? Какая-то тетка начинает говорить, что ему делать: сидеть, стоять, вытягивать руки перед собой, нельзя говорить, что я думаю, нельзя вести себя спонтанно. Это вводит ребенка в ступор, который продолжается иногда долгие, долгие годы.

Дополнительная задача – любой ценой сохранить в человеке любопытство, с которым он приходит в школу. У кого-то его больше, у кого-то меньше, над кем-то поработали еще в детском саду, говоря, что быть любопытным нехорошо. Но, так или иначе, в семь лет нам всё еще любопытно, мир всё еще не познан. И, мне кажется, очень важная задача – развивать это любопытство, даже провоцировать его, предоставлять поводы для его проявления. Это очень важная история, потому что первые несколько недель – это задел на будущее. Я слишком много раз наблюдал, как в эти недели либо всё ломается, либо строится.

Есть такое банальное утверждение, что «школа – это твой дом». И что-то в этом есть: человек проводит в школе иногда больше времени, чем дома, или хотя бы столько же. В школе должно быть суперкомфортно, она должна стать местом, в которое просто хочется идти, которое ребенку принадлежит. Как комната в доме: зона безопасности, покоя и сумасшедшего проявления любопытства и интереса.

Важно, чтобы там он познакомился с новыми инструментами, чтобы идти вперед, исследовать, создавать. Как это сделать, это длинный разговор. Но понятно, что нужно действовать в спайке с семьей.

Будьте рядом

– Чего не стоит делать родителям школьников? Например, не проверять домашнее задание, не ходить на родительские собрания, не выяснять, с кем ребенок дружит, а с кем нет.

– Про родительские собрания я отдельно поговорю. А про остальное, если использовать эти глаголы, «проверять», «выяснять», то, конечно, нет. «Выяснять» и «проверять» – вообще не про человеческие отношения. Я гарантирую, что ребенку ужасно интересно его первое в жизни домашнее задание. Будьте рядом. Я полагаю, вам так же точно интересно, и здесь есть, чем делиться, к чему стремиться, чем заниматься вместе.

Если мы с самого начала построим систему, в которой он – дрессированное животное, выполняющее чужую взрослую волю – нашу, учителя или кого-то еще – а дома вместо любящего человека он получает надсмотрщика, который «проверяет», то в этот момент уже понятно, что из всего этого вырастет. Попробуйте посмотреть на это с такой точки зрения.

«Выяснять», на мой вкус, странноватый глагол. Вам ведь наверняка просто ужасно интересно, какие у ребенка друзья, а ему – какие у вас. Если мы говорим об открытом, понятном, простом человеческом взаимодействии, тогда всё в порядке, он непременно вам расскажет, какие у него друзья. Ему будет важно поделиться: «Мам, я открыл новое пространство, новую систему координат, вдруг появилось 30 человек, с которыми я могу самые разные отношения строить». Нужно просто это не нарушить.

Опять повторюсь, ни в коем случае нельзя говорить про «новую жизнь» на разные лады. Жизнь одна, она была и будет, независимо от того, пойдет он или не пойдет в школу. Ребенок просто живет, и начать делить его жизнь на отрезки и придавать больше важности походу в школу, чем выращиванию цветка, например, это пошло, если не сказать – гадко. В этот момент мы нарушим всё. Кроме этого, школа именно в этот момент неминуемо станет ненавистным местом, которое мешает ему жить.

Фото: "Сноб"

Фото: “Сноб”

– За что в учебном процессе несет ответственность родитель школьника? За что – педагог?

– Оба несут ответственность за то, чтобы центром этого процесса был ребенок. За то, чтобы не разрушить этот процесс, а построить. За то, чтобы ребенку было зачем ходить в школу.

Мы обращаемся в школу за услугой. Школа – сложная, но, тем не менее, обслуживающая организация. Если у учителя есть определенная программа: «мы должны выучить счет до 20», – у него должны быть инструменты, которые делают это учение ярким, радостным, понятным, связанным с мотивацией. Это – профессионализм учителя.

Что касается родителя, во-первых, если этого не происходит, он должен защищать ребенка. Школа – это не заведение, в которое бросил ребенка и забыл про это. Школой надо заниматься.

А во-вторых, делать всё, чтобы школа ребенку была в кайф: ходить туда в кайф, делать уроки в кайф, общаться с одноклассниками в кайф. Я сейчас не про сплошные удовольствия говорю, а про то, что я живу со вкусом, мне важно и интересно делать то, что я делаю. И родитель за это несет ответственность наравне с учителем, если не больше.

Бывает, что учитель прекрасен, и он строит интересные, сложные отношения с процессом учения, а мы, родители, можем за несколько минут это разрушить. Например, вопросами «почему ты не делаешь уроки?», «почему ты про это не рассказал?» и так далее.

Родительские собрания неэтичны

– А про родительские собрания что ты хотел сказать?

– У меня довольно жесткая точка зрения, непростая для родителей. Но я на ней настаиваю. Я считаю, что неэтично обсуждать человека в его отсутствие. Родительские собрания, на которых присутствует 30 родителей, и учитель рассказывает про детей и без детей, – это не этично, это невозможная структура. Я знаю, что в большинстве случаев родительские собрания приняты именно такие. Но при этом я знаю, что родители являются заказчиком этих собраний, и если они захотят, форма изменится.

Я считаю, что родительское собрание должно выглядеть, как встреча между учителем, учеником и родителем. Всегда. Не втридцатером, а втроем или вчетвером. Это должен быть обмен мнениями на тему процесса.

Родительское собрание должно быть устроено так, чтобы ребенок мог рассказать, что он чувствует, что он думает, как себя ощущает. Чтобы он в этот момент не чувствовал угрозы со стороны взрослых и укоризненного взгляда учителя или родителя. Чтобы он мог поделиться тем, что для него важно.

В тот момент, когда он это расскажет и поймет, что мы на его стороне и готовы это «важно» предоставить, когда учитель сможет сказать: «Смотри, как здорово, ты такой и такой, смотри, что у нас вместе получилось за прошедшие два или три месяца, давай подумаем, куда мы пойдем дальше в следующие два или три месяца», когда родитель сможет сказать, как он видит это со стороны, что он хотел бы заменить или подчеркнуть, получится совсем другая история.

– Есть такая фраза: «Не бывает плохих учеников, бывают плохие учителя», и если в классе имеются отстающие дети, это означает только одно: учитель с ними «не доработал».

– Мне кажется, что давать оценки учителям, детям, родителям – бесперспективное занятие, потому что это ни к чему не ведет и ничему не помогает. Если человек 7, 9, 15 лет не усвоил материал, это задача всех. Может, ему рано просто. Одноклассникам не рано, а ему рано. Или он в этот момент занимался чем-то другим, рисовал, например, самозабвенно.

Всегда есть возможность чуть-чуть подвинуть, чуть-чуть подождать. А может быть, действительно учитель, зарапортовавшись, закрутившись, не подумал, что с этим ребенком нужно говорить как-то иначе, на другом языке. Мы же понимаем, что одни люди лучше воспринимают слова, другие аудио или видеоряд, третьи – придумывают на ходу. Это вопрос подхода.

Почему еще я категорически против оценивания учителей: педагог – по определению творческая профессия. Он должен искать. Не все роли артисту одинаково удаются, не все картины у художника одинаково прекрасны, не все уроки у учителя однозначно успешны. Спокойно, потихонечку.

Это длинная, длинная история. И задача директора – создавать образовательную среду, в которой учителям интересно и важно то, что они делают, когда они понимают, как им развиваться, где взять новые инструменты, как построить рефлексию, как разговаривать с коллегами. И ученикам то же самое: важно и интересно приходить в школу. Он понимает, что если недопонял чего-то, на него не обрушатся тут же с критикой, а помогут. Потому что вообще-то это базисное право ученика – не понять. Иначе зачем же ему в школу ходить?

Педагогу должно быть интересно жить

– Обязательно ли хороший педагог – хороший детский и подростковый психолог?

– Смотря что мы вкладываем в понятие «психолог». Если мы говорим, что это такая профессия, которая понимает все мотивации, понимает, в какой момент надо сказать или не сказать что-то, и так далее, тогда нет.

Мне кажется, что хорошему педагогу это вообще не важно. Ему должно быть понятно, зачем он ходит в школу – раз. Ему должно быть интересно жить – два. Ему должно быть интересно с другими людьми независимо от их возраста – три. Он должен уметь задавать большое количество вопросов, на которые у него нет ответов, и эти ответы искать – четыре. Он должен сомневаться, быть неуверенным, в хорошем смысле слова, что то, что он делает, правильно – пять. Это заставит его искать новую форму. Он должен быть творческой личностью, ему должно быть интересно не повторяться, интересно создавать, изобретать новые технологии, новые пространства – шесть. Не знаю, относится ли к этому психология.

– Какие параметры определяют школу, предлагающую действительно хорошее образование?

– Критерий очень понятный: мы идем в школу, чтобы познавать мир и себя. Точка. Всё остальное – инструменты этого познания. Физика – инструмент познания, математика, чтение, русский язык, всё остальное. Если школа обеспечивает это познание, это видно очень хорошо.

Если ребенок на пятый день говорит, что не хочет идти в школу, этому есть только две причины. Первая: мне там скучно и нечего делать, я не понимаю, зачем я туда хожу. Вторая: мне там просто плохо и страшно, меня там обижают, унижают и так далее. Это не просто красная лампочка, это огромная лампа, которая в этот момент светится.

В школе он должен познавать мир и себя. Следите за этим, смотрите, как это происходит с ним. Наблюдайте за учителями. Я не говорю – контролируйте их. Помогайте им, у них непростая работа. Я повторюсь, вы доверяете им самое дорогое. И если это так, то очень странно доверить другим людям самое дорогое и просто убежать.

С учителями можно и нужно разговаривать. И, поверьте мне, большинство учителей работает в школе, потому что для них это самореализация, воплощение идей. Может быть, они про это подзабыли в силу самых разных обстоятельств и находятся в жесткой рутине. Но они будут счастливы об этом вспомнить.


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Как разобрать русского рокера по составу

На что похож урок русского языка, если учителю 26 лет

Дневник школьного учителя

Каждый урок — импровизация, как к нему ни готовься

Учителем года стал преподаватель из Краснодарского края

Итоги главного педагогического конкурса страны подвели в Кремлевском Дворце