Долой Бизнесстрой!

Генплан Москвы-2025: запоминайте старую Москву, скоро вы ее не увидите

В сентябре 2009 года на рассмотрение правительства Москвы будет представлен Генплан развития города до 2025 года. Впервые Генплан столицы уделяет столь большое внимание развитию социальной сферы, однако к социальной сфере в нем почему-то не отнесены «культовые здания», в частности православные храмы, хотя количество верующих в Москве растет, а храмов не хватает. Кроме того, в Генплане много говорится о важности туризма, однако множество исторических памятников Москвы оказываются незащищенными. В чем причина таких противоречий, выясняли корреспонденты НС.

Кадаши: храм спорит с бизнес-интересами девелоперов

Старинные московские храмы, расположенные в непосредственной близости к Кремлю, давно сталкиваются с растущими аппетитами коммерческих застройщиков и своеобразным представлением чиновников о развитии города. Яркий пример — храм Воскресения Христова в Кадашах, расположенный недалеко от Третьяковской галереи.

С 1992 по 2004 год три земельных участка, непосредственно граничащих с храмом, были приватизированы фирмой «Торгпродуктсервис», предложившей выстроить здесь многоэтажный офисно-жилой комплекс «Пять столиц», с подземными гаражами (стоянка на 200 машин), с рестораном в пяти метрах от алтаря. Не дожидаясь утверждения своего проекта, инвесторы начали сносить строения. Они использовали подложные кадастровые справки, в частности, в кадастровой справке церковь Воскресения в Кадашах ( выдающийся образец «московского барокко» , памятник архитектуры федерального значения ) числилась как малоэтажное строение, по ней же снесен дом дьякона. Проектом комплекса грубо нарушена охранная зона памятника, обозначенная Паспортом памятника — основным учетным документом объекта культурного наследия. Кадашевский храм получил этот важный документ в 2007 г . Остановить незаконное строительство тогда удалось. Но борьба еще не закончена.

Сегодня многие московские храмы, подобно церкви Воскресения в Кадашах оказываются в каменном мешке безликих бетонных контрукций – это называется «моральным убийством храма». На фото Даниила Зинченко: Никольский старообрядеский храм на Белорусской

Сегодня многие московские храмы, подобно церкви Воскресения в Кадашах оказываются в каменном мешке безликих бетонных контрукций – это называется «моральным убийством храма». На фото Даниила Зинченко: Никольский старообрядеский храм на Белорусской

В похожей ситуации могут оказаться храмы свт. Николая на Берсеневке и Софии на Софийской набережной: вокруг них, в престижном квартале Болотного острова прямо напротив Кремля, по информации газеты «Коммерсантъ», планируется выстроить огромный бизнес-центр «Кремлин Сити» на 1 млн. кв. метров . Пока эти планы ограничивает только глобальный финансовый кризис.

Моральное убийство храма

Москва пережила не один генеральный план — первый еще в XVI веке, а последние, наиболее повлиявшие на изменение ее облика, в ХХ. В результате советских программ развития города была создана столица в том виде, в котором мы видим ее сегодня — с улучшенными условиями жизни, но без сотен исторических памятников.

Доработка нового Генерального плана Москвы подходит к концу. Генплан вызвал повышенное внимание общественности: верующих обеспокоило, что в нем практически нет новых православных храмов, а защитников памятников — активное наступление бизнес-строительства на остатки городской среды. Православные активисты призывали жителей требовать строительства новых храмов в своих районах. Формально такая возможность была: в августе прошли публичные слушания по проекту Генплана-2025, перед этим на специальных экспозициях москвичам предлагалось ознакомиться с тем, как изменится город и их район. Предъявив паспорт, каждый житель района мог записать свои замечания и предложения в специальный журнал, из которого они, по словам городских властей, направлялись на рассмотрение в комитеты Мосгордумы.

D.Zinchenko14

Для большей эффективности православные активисты предлагали объединяться в «десятки» и выступать от всей церковной общины. По словам Аллы Попенковой, заместителя главы управы района Якиманка — одного из старейших районов Москвы, десятки недостаточно: «Если просьб на одну и ту же тему 20 и более — их будут рассматривать и реагировать на них». Но, по мнению представителей Москомархитектуры, «активность наших граждан не назовешь высокой. В основном приходят пенсионеры». При этом отклики и замечания в журнал на Якиманке могли записать только жители района, предъявившие паспорт.

По мнению защитников старины, с народом «советовались» исключительно для вида. Алексей Клименко, историк архитектуры, член общественного движения «Архнадзор»: «Материалы Генплана, которые выставлялись для ознакомления, имели абсолютно недоступный пониманию людей характер. Черно-белые лоскутные одеяла с циферками на каждом элементе и длинный перечень расшифровок, поясняющих, здесь плотность не выше такой-то цифры или высотность не больше семи этажей, — без специальной подготовки прочитать нельзя. И экспозиция материалов Генплана, и общественные слушания — только для галочки». Действительно, «единственная информация, которая отражена в представленных схемах — это плотность застройки района», — подтвердили представители Москомархитектуры.

Жителей больше всего волновало, останутся ли на месте их дома, магазины, детские сады, больницы, поликлиники. Но понять это было невозможно. «Вот что означают эти цифры, этот белый и серый цвета? — возмущалась посетительница экспозиции, пожилая дама на шпильках, оказавшаяся главврачом одной из больниц района. — Вы считаете нас дураками? Но жители Якиманки — не дураки, мы понимаем, что вся эта непонятность — маскировка. Где гарантии того, что этот план не изменится? Когда я спросила сегодня у консультантов — что же конкретно будет на месте Парка Горького, где хотят сделать зону для митингов, на месте нашего стадиона «Пролетарий», на месте музиона, нам ничего не могли ответить! И при этом нас зарегистрировали и будут говорить, что слушания проведены, народ был и вот, ничего не сказал!»

«Генплан определяет развитие города в основных направлениях, а главным критерием здесь является улучшение качества жизни жителей. Генплан — это основные магистрали, строительство новых линий и станций метро, мостов. Судьбой конкретных зданий и объектов Генплан не занимается. А памятниками занимаются в Москомнаследии», — пояснила заместитель главы Управы района Якиманка Алла Васильевна Попенкова.

Тем не менее защитники старины призывали жителей во время слушаний фотографировать записи с предложениями в журналах регистрации, сохранять свои выступления и предложения, и все это публиковать в интернете и СМИ. «Журналы слушаний теряются, все это уходит в песок, и единственная защита у нас сейчас — это СМИ», — говорит Клименко.

В полемику вокруг Генплана включились прихожане некоторых центральных храмов вместе с жителями окрестных домов. Незадолго до официальных слушаний по Генплану жители одного из районов Замоскворечья — Кадашевской набережной — провели общественную конференцию, призванную привлечь внимание к сохранению исторических, архитектурных, культурных и религиозных памятников г. Москвы. Конференция прошла при храме Воскресения Христова в Кадашах, уникальная историко-культурная и археологическая зона которого — Кадашевская слобода — находится под угрозой уничтожения: впритык к храму собираются построить многоэтажный элитный жилой комплекс.

D.Zinchenko15

«Если этот проект будет реализован, Кадашевский храм не только окажется в каменном мешке безликих бетонных конструкций (это принято называть «моральным убийством памятника»), но ему будет грозить физическое уничтожение из-за особенностей подземного строительства, — комментирует один из организаторов конференции, архитектор Аида Мелихова, член комиссии «Старая Москва» (общественная организация, занимающаяся сбором материалов по топографии, истории, археологии столицы, а также изучением памятников архитектуры).

По словам настоятеля храма, декана факультета церковных художеств ПСТГУ протоиерея Александра Салтыкова, вопрос, который сейчас решают в Кадашевском приходе, — проблема не одного храма, такая же опасность грозит всей исторической застройке Москвы.

В Москве уже нечего любить

Суть катастрофы, происходящей в Москве, — уничтожение исторической памяти, считает о. Александр Салтыков: «Раньше все знали строки Лермонтова: “Москва, Москва, люблю тебя как сын, как русский, сильно, пламенно и нежно”. Некоторое время тому назад я неоднократно видел на улицах плакаты с надписями “Москва, люблю тебя как сын”. Но “как русский” уже не писали. А теперь что осталось любить в Москве? И сейчас эти плакаты вообще перестали вешать, потому что нечего любить. В европейских городах запрещено высотное строительство в историческом центре: ни в Париже, ни в Лондоне, ни в Риме, ни в Мадриде, ни в Берлине — нигде не увидишь такого. А в Восточной Европе, в России и даже в Греции исторический центр застраивается, сносятся старые здания, зачастую шедевры архитектуры, строятся новоделы и, таким образом, разрушается историческая память народа.

В Афинах почти весь исторический центр застроен, только Акрополь виден, потому что он находится на горе, и его не застроишь, и еще храм св. Димитрия Солунского на другой горе. Там почти не осталось зданий XIX века». По мнению о. Александра, одна из причин этого в том, что в Европе более культурное общество. «Старые города сносят именно в малокультурных странах, где плохо поставлено национальное образование, — в странах Азии, в Египте, в России, даже в Греции. Но в Италии, Франции, Германии этого никто не делает, там люди знают и ценят свою историю, они глубже сегодняшнего дня. А у нас, в России, главное — сиюминутная прибыль. Нынешние москвичи не любят Москву, а старых москвичей уже почти нет, и их никто не слушает. Когда ко мне пришли представители “Торгпродуктсервиса” лет пять назад, то я им прямо сказал: “А кто вы такие? Я — москвич. Я живу в Москве, я люблю свой город, я не хочу, что бы его разрушали. А вы откуда?”. Они ничего не сказали. Постояли и ушли. Но дело свое по разрушению города ради минутного прибытка продолжают».

По мнению Алексея Клименко, за время разработки и реализации Генплана ситуация в Москве с сохранением памятников, а следовательно и потенциальными туристическими маршрутами, лучше не стала: «Охранные зоны без конца урезаются, сокращаются, как шагреневая кожа. Конечно, Генплан — это только стратегия, занимается им огромный коллектив — 800 сотрудников, среди которых есть вполне квалифицированные. Другое дело, что и эта стратегия совершенно не соблюдается. Например, в южном округе на месте детского сада открыли отделение налоговой инспекции — все дворы, хорошо спланированные когда-то, заставлены приезжающими машинами. По Генплану, такой трансформации детских учреждений в административные не предусматривалось ни под каким видом. У нас не принято соблюдать законы, и тем более законы об охране наследия».

D.Zinchenko18

«Основная черта нового Генплана — нацеленность на получение как можно больших инвестиций от иностранных фирм», — считает Аида Мелихова. Примером «бизнесстроя», по ее словам, является договоренность правительства Москвы с турецкой фирмой ООО «ТДЦ Тверской», которая строит городу тоннели и получает в обмен подземное пространство под всей Пушкинской площадью, для возведения и дальнейшей эксплуатации огромного торгово-развлекательного комплекса со стоянкой машин. «При этом ни инвестиционного, ни архитектурного конкурса не проводилось, и не были оценены последствия реализации разработанного турецкой фирмой проекта».

Станет ли меньше пробок?

Новый Генплан Москвы до 2025 года предполагает строительство Четвертого транспортного кольца с большим количеством развязок и подземных тоннелей, в частности под Филевским парком и под Лосиным островом. Власти обещают, что больше кольцевых дорог в столице не будет. Но, по словам Аиды Мелиховой, четвертое может даже ухудшить транспортную проблему Москвы: «Развязки этого кольца будут “мертвыми зонами”, которые уже нельзя будет использовать по-другому, а это очень большие территории. Транспортные кольца исторически заложены в плане Москвы, и у градостроителей существует стереотип, что так и нужно продолжать строить. Но радиально-кольцевое устройство города хорошо для отражения набегов монголо-татар, но плохо для организации движения транспорта».

По мнению некоторых специалистов, решением этих проблем было бы строительство хорд, по которым транспортный поток шел бы мимо центра. Сегодня Генплан предполагает строительство двух хорд (теперь они называются ракады). Но и с хордами проблема: чтобы их строить, нужно сносить многое из того то, что уже построено .

Александр Стрельников, ведущий научный сотрудник ЦНИИП (Центрального научно-исследовательского проектного института по градостроительству), советник РААСН (Российской академии архитектуры и строительных наук) : «В 90-х годах, когда одна из хорд была уже близка к завершению, возник конфликт с населением. Дорога должна была проходить через Лефортово, там есть захоронения, которые хотели сохранить местные жители. Ельцин подошел к проблеме популистски, учитывая интересы жителей района, но не учитывая интересы города в целом. Он устроил дискуссию, сам в ней участвовал, жители проголосовали против, и Ельцин принял решение запретить завершение хорды. (Само название “хорда” стало запретным, сейчас они называют “ракадами”). Этот запрет вынудил институт Генплана конструировать магистрали на основе уже существующих, то есть расширять Ленинградское и другие шоссе. В Америке с преимущественно прямоугольной планировкой после достижения критического уровня автомобилизации 1:10 шли на простой снос застройки (целые полосы кварталов), поскольку там не было исторической застройки, это позволило им создать систему хайвеев в теле городов».

Специалисты Генплана согласны с тем, что радиально-кольцевую транспортную систему, исторически сложившуюся в Москве, трудно приспосабливать к современным условиям. «В течение последних 800 лет, как объясняют нам наши ученые, Москва росла неправильно — по радиально-кольцевому принципу. Были бы дороги “в клеточку, как в Нью-Йорке, — было бы проще. Но город вырос такой, какой есть. И наша первостепенная задача — отводить растущую транспортную нагрузку от центра», — объясняет руководитель Института генплана Москвы Сергей Ткаченко.

Однако, по мнению Александра Стрельникова, главная причина пробок даже не в самой дорожной системе, а в факторе концентрации труда, который также не учтен Генпланом. «В 1970-м перепись населения показала, что в центре Москвы концентрация мест труда огромна: около 65 000 человек. Эта концентрация и создает проблему с движением транспорта. В 90-е годы проблема усугубилась: появилось еще больше фирм и офисов. В центре, составляющем 6% территории Москвы, на сегодня 38% трудовых мест, а жителей почти не осталось: бизнес вытесняет население. Поэтому сколько бы колец мы ни строили, пока не решится проблема с концентрацией труда, проблема с движением тоже не решится. Пока у нас интересы бизнеса стоят выше интересов людей, Москва будет не средой обитания, а только площадкой застройки».

«Но главное, — считает Стрельников, — у нас нет понятия “городского гражданства”. Когда я еще учился, то застал преподавателей дореволюционного времени. И они говорили, что не может быть городских служб: должно быть городское служение. Только такое сознание способно помочь нам выйти на другой уровень решения проблем градостроительства».

Детский мир в опасности!

Что делать тем, кого беспокоит настоящее и будущее своего города? С этого года неравнодушные москвичи могут принять участие в общественном движении «Архнадзор» — добровольном некоммерческом объединении граждан, желающих способствовать сохранению исторических памятников и ландшафтов Москвы. В олонтерами движения составлен путеводитель по тревожным адресам погибающей Москвы — «Красная Книга Москвы», презентованная 23 апреля этого года в Музее архитектуры. Благодаря деятельности «Архнадзора» удалось защитить от намеренного разрушения ценнейшие памятники, в том числе известный в Москве Дом с кариатидами (Печатников пер. д. 7), дворовый корпус городской усадьбы на Пятницкой (дом 20, строение 3), жилой дом XVIII в. (Николоямская, 52, стр. 1).

В акциях «Архнадзора» участвуют представители культурной и научной общественности, артисты, студенты и простые москвичи . Ближайшая акция пройдет этой осенью в защиту исторического здания универмага «Детский мир» на Лубянской площади, проект реконструкции которого, чреватой полной потерей интерьеров и изменением внешнего облика здания, уже подготовлен.

Информацию о работе «Архнадзора» и его ближайших акциях, в том числе и фотоакциях, смотрите на сайте: http://www.archnadzor.ru/ Контактный телефон: 8-916-631-3610. Ответственный секретарь Общественного движения «Архнадзор» Анна Ильичева.

Александр ФИЛИППОВ, Александра ОБОЛОНКОВА

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
В фонд «Подари жизнь» подбросили коробки с патронами

В коробках были обнаружены 77 винтовых патронов к нарезному длинноствольному огнестрельному оружию

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: