Епископ Иона: «Никому не советую быть крестными родителями»

Быть крестным настолько почетно, что отказаться от такого приглашения никому и в голову не придет. Но когда таинство совершилось, традиции соблюдены, крестик и серебряная ложечка подарены – что дальше? Зачастую все расходятся жить каждый своей жизнью, забывая о том, что восприемник взял на себя ответственность перед Богом за вечную жизнь другого человека. Почему быть крестным опасно и почему иногда лучше вообще им не быть – рассуждает наместник Киевского Троицкого Ионинского монастыря епископ Обуховский Иона (Черепанов).

Меня крестили в Днепре, мимо плыли льдины

– Если человек не помнит, крестили ли его в детстве, и никто не может точно сказать, что в таком случае делать?

– Если есть хоть малейшие сомнения, крещен или нет, конечно же, нужно креститься. И воспринимать это не как второе крещение, а как первое и последнее.

Некоторые священники в данном случае крестят с прибавлением фразы: «Аще не крещен, крещается раб Божий такой-то во имя Отца и Сына и Святого Духа». Но, на мой взгляд, Господу не нужно, чтобы Его оповещали, почему мы крестим. Он всё видит и Сам всё знает.

Кстати, такая ситуация как раз была в моей жизни. Я воцерковлялся в школьные годы. И только когда воцерковился, узнал, что меня в детстве крестила прабабушка. Причем не в церкви, а сама. В советское время встречалась такая практика – в тех местах, где не было церквей, или когда отсутствовала возможность отнести ребенка в храм, крещение совершали верующие родственники. Сейчас такая практика тоже есть, но только в случае смертельной опасности. Когда существует реальная угроза жизни, крещение может совершить любой православный христианин, но впоследствии оно обязательно должно быть дополнено миропомазанием.

Прабабушка была очень благочестивым воцерковленным человеком, брат ее, иеромонах, принял смерть как новомученик. В ее вере сомнений не было, но относительно того, как было совершено крещение, оставались вопросы – миропомазали потом или нет.

В то время я уже помогал в Киево-Печерской Лавре и тесно общался с лаврскими монахами. И они сказали, что если есть хоть малейшие сомнения, обязательно нужно креститься.

1990 г. Будущий епископ Иона, а пока что послушник Киево-Печерской Лавры

1990 г. Будущий епископ Иона, а пока что послушник Киево-Печерской Лавры

И меня крестили, в Днепре. Это было 1 марта 1991 года. Совершал крещение нынешний наместник Киевской Голосеевской пустыни отец Исаакий – он единственный согласился в такую пору года идти крестить на Днепр.

Я хотел, чтобы всё было правильно – с троекратным полным погружением. А в Киеве баптистериев на то время еще не было, и единственная такая возможность креститься – в реке. Откладывать я тоже не хотел: как это так, не участвовать в таинствах? До этого я исповедовался и причащался, но с тех пор, как узнал о сомнениях относительно моего крещения, приступать к причастию уже не смел.

Помню, дул сильнейший ледяной ветер – фелонь отца Исаакия завернулась наверх и как флаг трепетала. По реке мимо нас проплывали льдины. Меня троекратным погружением крестили, сразу после этого я пошел на Литургию и причастился.

Что интересно – хотя вода была ледяная, ни у меня, ни у крестившего монаха никаких проблем со здоровьем не было: благодать таинства защитила…

«Я посчитал необходимым крестить без восприемников»

– Владыка, а теперь про восприемников… Приближается день рождения моего крестника, и, собираясь в гости, переживаю, что очень редко его вижу и никогда не вожу к причастию. Чувствую свою ответственность и вину, но не могу понять, за что именно я отвечаю и в чем конкретно виновата.

– Это как раз тот случай, когда важен не результат, а процесс. Господь каждого человека ведет Своим промыслом, и только Бог знает, спасется ли душа крестника. Но на Страшном суде Он спросит крестного, что тот сделал для того, чтобы эта душа спаслась, и какие усилия приложил, чтобы ребенок стал православным христианином и наследовал Жизнь Вечную.

Ну и, кроме того, нужно понимать, что функция восприемника не заключается в том, чтобы водить на причастие.

– А в чем тогда? Роль крестных сейчас настолько размыта, что вообще непонятно, что они должны делать.

– Очень интересный вопрос. В моей практике был случай, когда молодые родители обратились с просьбой крестить их ребенка. Перед ними стояла проблема: ни один из родственников или знакомых не подходил на роль восприемника. «Мы сейчас сами воцерковляемся, пытаемся жить по-православному, – объяснили они. – Зная, каковы обязанности восприемников, мы понимаем, что нет того, кто мог бы взять на себя эти функции. Все наши друзья, родственники – добрые и хорошие люди, но никто из них не живет церковной жизнью».

Родители понимали, что если возьмут крестных «для галочки», это будет профанацией таинства. И в данном случае я посчитал необходимым крестить ребенка без восприемников.

Мы знаем, что младенцев крестят по вере тех, кто приносит их ко крещению. Как правило, приносят родители, и воспитание в православии, во всяком случае, «основной контент», дети получают тоже в семье. Восприемник же принимает участие в жизни крестника крайне редко.

Единственный известный мне случай – с одним из братии нашего монастыря. В период воцерковления ему очень помогала крестная, верующая женщина. Она реально потрудилась, чтобы он ступил на путь ко Христу, и действительно полностью выполнила те функции, которые должен нести восприемник. Но это, повторюсь, единственная подобная история.

Но, конечно же, лучше придерживаться практики, которая веками существует в Православной Церкви: когда при крещении восприемник или восприемница берут на себя перед Господом ответственность за то, что ребенок вырастет православным христианином.

«Вы покрестите, а там посмотрим…»

– Что конкретно крестным родителям нужно для этого делать?

– По уставу Православной Церкви, по древней традиции, мальчику дается восприемник, девочке – восприемница. Сейчас, как правило, у каждого ребенка крестных двое. А в некоторых регионах бывает и по несколько пар крестных. Но это уже является человеческим привношением – люди просто хотят породниться с семьей крещаемого младенца. Ничего общего с православной христианской традицией это не имеет, и никак с духовной точки зрения не обусловлено.

Вообще, на мой взгляд, институт восприемничества в наше время глубоко и серьезно профанирован отношением к обязанностям крестных родителей. Во многом вина за это лежит и на нас, на духовенстве. Мы не уделяем должного внимания работе с людьми, которые приходят в храм с желанием окрестить ребенка.

Кстати, в нашем Ионинском монастыре и в скиту в селе Нещеров под Киевом беседа с родителями и восприемниками проводится обязательно. В Нещерове даже по несколько бесед – и с венчаемыми, и с крещаемыми, и ни покреститься, ни повенчаться нельзя, пока люди не прослушают весь курс.

Некоторые священники говорят: «Да что курсы! Они только отталкивают, люди разворачиваются и идут крестить в храм, где на это никто не обращает внимания».

Ничего подобного. Как показывает опыт, крестятся и венчаются очень даже охотно и знакомым советуют – мол, в таком-то храме серьезно относятся к таинству, идите и вы крестите там.

Вина духовенства, что оно не работает с паствой в этом направлении, не объясняет задачи восприемников, не предостерегает от поспешного согласия ступать на такой духовно опасный путь. Я действительно считаю, что становиться восприемником духовно опасно.

– Можете пояснить, почему?

– Есть несколько аспектов. В идеале родители, которые сами живут церковной жизнью, приглашают православного человека крестить их детей. В этом случае, конечно, отказываться вряд ли стоит. Да, это ответственность, но риск недоброго ответа на страшном судищи Христовом существенно уменьшается. Отец с матерью сами занимаются воспитанием, а крестный лишь помогает – дарит духовную литературу, ездит вместе в паломничества.

Но когда православного человека приглашают быть восприемником нецерковные люди, я всегда прошу очень и очень хорошо подумать. Насколько близка вам эта семья, насколько родители лояльны к христианству, готовы ли они давать возможность реально участвовать в воспитании их ребенка? В большинстве случаев выясняется, что не готовы: «Ну, вы покрестите, а там посмотрим…»

Епископ Обуховский Иона (Черепанов)

Поэтому нужно как следует всё взвесить – ведь это большая ответственность, вы поручаетесь перед Богом за этого младенца.

Если по малодушию, или по неразумию, или по какой-либо иной причине – возможно, из любви к этой семье – человек согласился стать крестным, а ему затем говорят: «Спасибо, ваших советов нам не надо, мы сами воспитаем своего ребенка в тех традициях, которые считаем нужными», в таком случае задача восприемника – денно и нощно, насколько по силам, молиться за крестника. Поминать на утренних и вечерних молитвах, подавать записки на Литургию. Стараться восполнять отсутствие общения физического общением молитвенным.

«Вам самим что, благодать не нужна?»

– Что делать, если крестник растет вне Церкви, не причащается?

– Стараться говорить с родителями, объяснять, прилагать все усилия для того, чтобы они дали возможность общаться с ребенком на эту тему.

Относительно причастия детей мне близко мнение протоиерея Алексия Уминского, который считает, что ребенок должен причащаться вместе с родителями. Это и я говорю всем, кто подносит младенца под благословение.

Если родителей спросить, для чего они причащают детей, большинство ответит – «чтобы Господь дал благодать, чтобы ребенок соединился с Господом, принимая Его Тело и Кровь». Но, простите, а вам самим что, благодать не нужна? Вы не нуждаетесь в приобщении к Телу и Крови Христовым?

Дети воспринимают только личный пример, и, как показывает многолетний опыт, сколько бы верующие бабушки ни носили младенцев на причастие, если папа с мамой от веры далеки, практически в 100% случаев ребенок, как только становится самостоятельным, абсолютно о храме забывает.

Фото Сергея Рыжкова

Фото Сергея Рыжкова

Лишь благодатью Божьей уже в сознательном возрасте он может прийти в храм. Не вернуться – потому что он тут, по сути, никогда и не был: его дома не воспитывали в вере, он не просыпался и не засыпал с молитвой, не жил в христианской атмосфере. Поэтому и сказать, что он вернется в храм, нельзя. Он туда придет.

Конечно, причастие младенцу нужно. И если крестный возьмет на себя труд и будет носить ребенка к Чаше, это лучше, чем если бы крестник жил вообще вне таинств. Но насколько это скажется на его христианском воспитании, большой вопрос.

Поэтому важно приложить все силы для того, чтобы была возможность с ребенком общаться. Не так, как это сейчас принято, – когда крестный приходит раз в год на день рождения, или на день Ангела, или на Новый год, дарит какую-то ерунду, обменивается с крестником двумя-тремя умильными фразами, отбывая таким образом повинность, и с чистым сердцем удаляется.

Не обольщайтесь, это не восприемничество. Такое поведение вообще ничего общего с христианством не имеет, наоборот, происходит профанация взаимоотношений восприемника и крестника, и за это придется давать ответ перед Богом.

С ребенком нужно общаться, в том числе на христианские темы, читать с ним христианские книжки, посещать вместе храм. Если же это встречает категорический отказ со стороны родителей, тогда возьмите на себя подвиг молитвы за крестника. Это важно, потому что задача крестного – не подарки дарить, а ко Христу вести.

– Многие стесняются «грузить» разговорами о религии и вере или не имеют опыта общения с ребенком на такие темы…

– Если всё так сложно, не надо соглашаться быть крестными у нецерковных родителей.

Назвался груздем – полезай в кузов. Старайтесь теперь, ищите слова. Перед этим обязательно помолитесь. По благодати Божьей, по Его вразумлению, придет понимание, как достучаться до ребенка. К делу нужно приступать только с молитвой, попросив у Господа помощи.

«Если не будешь причащаться – это 100% ад»

– Вопрос о другой ситуации. Многих из нас крестили в советское время, когда родители часто были против, и бабушка с тетей или подружкой несли детей в церковь на крещение тайком. Ребенок вырос, воцерковился, а крестные в храм так и не пришли. Есть ли обязанности у верующего крестника по отношению к своему нецерковному крестному?

– В данном случае все меняются местами. И задача того, кто в Церкви, поделиться благодатью и радостью Богообщения с тем человеком, которого Господь пока еще не призвал. Крестник должен постараться помочь своему крестному прийти к нашему небесному Отцу. Это не только желательно, но, на мой взгляд, даже обязательно.

– Как это сделать? Люди в возрасте воспринимают, как правило, «в штыки», когда «яйцо начинает учить курицу». Тем более в духовных вопросах.

– Опять же, приступать к делу нужно, помолившись. Попросить у Господа помощи, осознав свое недостоинство, свою недалекость, никчемность и бестолковость. Когда Господь даст благодать? Когда поймем, что обращаемся к Нему, потому что сами немощны.

Если человек хочет научиться кататься на горных лыжах, но приходит к инструктору и начинает рассказывать, как он всё хорошо умеет, и инструктор ему нужен только, чтобы показать пару приемчиков, понятно, что при спуске с горы такой умник наломает дров и наполучает травм. А когда есть понимание, что всё, что я умею, – это по прямой лыжне ходить да скатываться с горки возле дома, тогда инструктор начинает как следует учить, и всё это приводит к конкретному результату.

Так же и мы – если смиримся, если осознаем, что ни на что не способны – без Господа «не можем творити ничесоже», тогда Господь Сам приходит на помощь.

Обязательно помолившись, подумайте, чем можно заинтересовать взрослого, пожилого человека в этом отношении. Пригласите его на экскурсию в храм или подарите какую-то книжку, брошюрку. Бывает, если прямо предложить что-то почитать, человек откажется: «Как это? Я жизнь прожил, а тут какая-то сопля зеленая вздумала меня учить…» В таких случаях может сработать «обходной маневр» – когда где-то на видном месте оставляется или забывается какая-то книга, которая может заинтересовать.

Зачастую пожилые люди имеют больше времени, и они привычны к чтению. Поэтому есть вероятность, что «забытая» книга будет прочитана, и какое-то зерно упадет на сердце. Вариантов – масса, главное – подумать.

На кого-то, наоборот, может подействовать удар, что называется, в лоб, и человек встряхнется.

У нас в Ионинском был один дедушка – хороший человек, отличный слесарь, приходил, помогал. Как-то заметили, что он стал реже появляться. Оказалось, болел, лежал в больнице. И вообще было видно, что человек потихоньку сдает (по многим пожилым людям видно, что они клонятся к закату). Мы были с ним на дружеской, короткой ноге, и я прямо его спросил: «Леня, а ты вообще в Бога веруешь?» – «Ну да, верую». – «Когда же ты последний раз причащался?» – «Ой, я и не знаю, когда». – «Если не будешь причащаться, в ад попадешь». – «Точно?» – «100 процентов…» – «А как сделать, чтобы причаститься?..»

Человеку уже под 80 было, долгие разговоры некогда вести. Я объяснил ему самые простые вещи, то, что он мог воспринять. Понятно, какой с него пост и длительные богослужения, но к причастию он подготовился и стал причащаться регулярно. Через полгода он мирно отошел ко Господу, и я верю, что Господь его принял. Потому что человек в чистоте сердца откликнулся на зов: «Примите, ядите». Просто встал и пришел.

В вопросе отношений с Богом компромиссов быть не может

– Для чего вообще приглашать восприемников, если родители ребенка – верующие люди и сами намереваются растить младенца в православной вере?

– Восприемник нужен. Мы знаем слова Христа: «Где двое или трое собраны во Имя Мое, там Я посреди них». Чем больше людей станут молиться о ребенке, чтобы наследовал он Царствие Божье, тем лучше. Лишний молитвенник, что называется, не помешает.

И в будущем, особенно в переходном возрасте, когда мнение постороннего человека для подростка зачастую более важно, чем родительское, восприемнику легче будет говорить с крестником о вере, о духовной жизни. Он сможет помочь ребенку удержаться в церковной ограде, когда у того будет соблазн ее оставить.

Еще и поэтому важно взять в восприемники человека единодушного и стремящегося к жизни во Христе.

Епископ Обуховский Иона (Черепанов)

– Можно ли друзьям разных вероисповеданий крестить детей друг у друга? Например, православным быть крестными в католических семьях.

– Как говорил один мой знакомый, «я в этом некое лукавство зрю!»

Если православный соглашается быть восприемником у ребенка родителей-католиков, какой Символ веры он будет читать в храме во время Таинства Крещения? В какой храм он будет нести причащать этого ребенка, в какой вере будет его наставлять?

Одно из двух – это или лукавство в отношении веры, когда нет разницы, во что веровать и как веровать. Или человек заведомо не планирует исполнять функции крестного, и для него участие в Таинстве – лишь повод вступить с данной семьей в более тесные и дружеские отношения. Опять же, это профанация восприемничества.

– Часто люди поступают так, чтобы не вызвать досаду ближних…

– В вопросе вечности и отношений с Богом компромиссов быть не может. И человеческий фактор не может быть оправданием для отступления от веры, от Закона Божия.

Из житий святых мы знаем массу случаев, когда родители умоляли детей отречься от Христа, взывая к каким-то родственным, семейным чувствам. В советское время сколько было такого, что родители или дети склоняли своих родственников не ходить в церковь.

То есть во все времена люди были готовы идти на смерть за твердость в своей вере, а мы почему-то из побуждений, как бы кто о нас чего плохо не подумал, с такой легкостью готовы отступить от Христа.

Это вещи очень серьезные, и с ними шутить нельзя.

– Почему, когда в храмах подаем записки с именами, всегда спрашивают, крещен ли человек. Многие в искреннем желании помолиться за ближнего не знают, крещен он или нет. И приходящих в церковь смущает, огорчает и часто даже отталкивает, что здесь такое пристрастное внимание к вопросу крещен/не крещен. Люди спрашивают: «Неужели нельзя принять записку и просто помолиться о болящем?»

– Церковь на Литургии молится только о тех, кто является ее чадами. На молебны вполне возможно подать записки и с именами некрещеных людей – в первую очередь о том, чтобы Господь просветил их сердце познанием истины.

Я бы ответ на этот вопрос разделил на две части. Если мы точно знаем, что человек не крещен и креститься не хочет, подавать о нём записки на Литургию нельзя. Но если неизвестно, крещен ли наш близкий, лучше подать, и Сердцеведец Господь, во-первых, эту молитву не поставит нам в грех, а во-вторых, Своей благодатью обязательно помилует этого человека.


Дорогие друзья! Мы приглашаем вас принять участие в дискуссии на тему огласительных бесед перед крещением. Как вы оцениваете введение таких бесед? Какие результаты, по вашему мнению, они должны принести. Какие проблемы вы видите в связи с этим? Как вы видите решение этих проблем?
Ответы присылайте на почту discuss.pravmir@gmail.com

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Как и для чего становятся крестными? (+Видео)

Крестный — это ведь не тот человек, который раз в год приходит и поздравляет своего крестника,…

Что значит быть крестным?

Быть крестной - это ведь такая честь! Я была польщена. – Конечно, – ответила я, не…

Крестные родители: кому можно быть крестным?

Многие из нас были крещены во младенчестве и уже не помнят, как это происходило. И вот…