Епископ Тихон: мы должны вместе сохранить Европу христианской

Источник: РИА Новости
|
Епископ Егорьевский Тихон, наместник московского Сретенского мужского монастыря и глава Патриаршего совета по культуре, рассказал в интервью РИА Новости о значении встречи патриарха Кирилла и папы Франциска, о том, что разделяет и объединяет западных и восточных христиан, об их общих задачах и о том, чему православным стоит поучиться у католиков.

– Последнюю неделю СМИ — как российские, так и мировые — полны комментариев по поводу встречи Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска, и отзывы эти в основном очень позитивные. Что, все противоречия между православными и католиками разрешены?

— Действительно, эта встреча — событие беспрецедентное. Но было бы слишком наивно считать, что со встречей патриарха и папы принципиальные различия между православной Церковью и католицизмом ушли в прошлое. Это прекрасно осознают и в Москве и в Ватикане. Думаю, что в Москве в большей степени, чем на Западе.

Тысячу лет назад эти разногласия, а точнее нововведения латинской Церкви в области самой важной для нас, христиан, — вероучительной, связанные с пониманием и исповедованием Бога, Церкви, зашли столь глубоко, что Западная и Восточная Церковь не смогли больше совместно совершать главное таинство — Божественную Литургию, не смогли вместе причащаться.

– И что, западные христиане, католики, перестали быть христианами?

– Есть замечательные слова апостола Иоанна Богослова: “Всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога” (Ин.4:1-2). Для нас они, конечно же, христиане, поскольку признают воплотившегося Господа Иисуса Христа Сыном Божиим и исповедают Святую Троицу – Отца, Сына и Святого Духа, а также сохранили апостольское преемство в рукоположении.

– А в чем же тогда непримиримые разногласия между православными и католиками?

— Довольно непросто кратко и доступно для неизвестной мне аудитории рассказать об этом. Но попробую.

Возьмем, к примеру, первое противоречие, в результате которого было прекращено евхаристическое общение между восточными и западными христианами. В Священном Писании говорится, что Дух Святой — эта творческая сила, одно из лиц Божества, наполняющая весь мир, — исходит от Отца и почивает на Сыне. Это откровение о таинственном для нас бытии Бога – Святой Троицы — было сообщено апостолам Самим Господом Иисусом Христом. Знания о Боге, непроверяемые человеческим умом, раскрываемые нам в Божественном откровении и принимаемые верой, именуется в Церкви догматами. Надо понимать, что догмат о Святом Духе это не просто абстрактная истина для нас. Он лежит в основе нашего богопознания.

Но западные христиане, имеющие особую склонность к рациональному мышлению, со временем задались вопросом: если Отец и Сын равнозначны, почему Дух Святой исходит только от Отца? Он должен исходить и от Сына. На это восточные христиане возразили: друзья, вы, конечно, можете рассуждать как угодно, но в Священном Писании нам открыто именно так, а не иначе. И мы не собираемся примешивать наши человеческие догадки к тому знанию, которое не может быть постигнуто нашим умом и дано нам как откровение.

Пересматривать религиозный догмат все равно что (попробуем воспользоваться примером) пересматривать, скажем, таблицу умножения, на которой построена как минимум технологическая часть нашей цивилизации. Даже если какие-то яйцеголовые умники, исходя из каких-то своих одним им ведомых умозаключений, станут доказывать, что дважды два не четыре, а, например, 4,001, должны ли мы с ними согласиться? Нам могут возразить: позвольте, одна тысячная — это же такая мелочь! Стоит ли из-за этого спорить? Но мы ответим: это совсем не мелочь! Если мы согласимся с вашей “мелочью”, то, может, простите, табуретку мы вместе спроектируем и неплохую: сколотим и не заметим ошибки. А вот если полетим в космос, то разлетимся неизвестно куда. Христианство, к слову, направлено в вечность. И такие непонятно зачем взявшиеся ошибки нам совершенно ни к чему. Да и не хотим мы играть в странные игры. Поэтому мы остаемся при своем мнении. Для нас дважды два по прежнему четыре, и только четыре.

Потом у католиков появились новые предположения. Они призвали нас согласиться с их идеей непорочного зачатия Пресвятой Богородицы. Православные отвечали: друзья, мы почитаем Божию Матерь, у нас множество храмов создано в Ее честь, но о том, что произошло непорочное зачатие Пресвятой Богородицы, мы ни из Священного Писания, ни из Священного Предания ничего не знаем.

Еще одним из нововведений было утверждение о непогрешимости римского папы, когда он вещает с кафедры. И с этим мы не можем согласиться: непогрешимость любого человека невозможна, будь он даже первый епископ.

Были и другие вопросы, касающиеся главенства Рима, и прочее, и прочее.

Все это в совокупности и лежит в основе церковного разделения восточных и западных христиан. И эти разногласия остаются.

– Известно, что немало людей настороженно восприняли известие о встрече Патриарха и Папы.

— В этом нет ничего удивительного. Мы в России действительно традиционно настороженно относимся к Ватикану, и для этого, к сожалению, есть основания. Тысячу лет продолжается разделение, нередко переходящее в противостояния. И в какие противостояния! Людей можно понять. При том что мы ни в коем случае не собираемся быть изоляционистами, но невозможно сбросить со счетов собственную историю и забыть, что в XIII веке против Руси были объявлены настоящие крестовые походы или жесточайшую католическую экспансию в Смутное время в начале XVII века, в которой принимали участие в том числе и легаты римского папы. Да и в последнее время поведение униатов на канонической территории Русской православной церкви продолжает создавать реальную и очень болезненную проблему.

– Но, может быть, не стоит так глубоко погружаться в историю? Может, лучше вспомнить более близкое для нас время Второй мировой войны и поискать там примеры объединения православных и католиков перед лицом общей угрозы?

— Это не очень удачный пример. Там все было не так однозначно и достаточно противоречиво. Но что касается простых католиков и немалого количества священников и епископов, многие из них мужественно противостояли фашизму.

Будем смотреть правде в глаза: тысячу лет наши идейные, догматические разногласия с католиками то и дело переходили в гражданскую, государственную, общественную конфронтацию. Но, конечно, нет ничего лучше, чем мир. Мы к этому призваны и искренне к этому готовы. И именно по этому пути идет Святейший Патриарх Кирилл. А что касается объединения, о котором вы упомянули… Оно, конечно, возможно, но не за счет истины, не за счет компромиссов в делах нашей веры и исповедания православия. Поэтому в том, что касается церковного объединения, этот вопрос даже не ставится.

– А в чем же тогда может быть единство?

— В первую очередь нас объединяет наша общая христианская цивилизация. Поэтому верный путь нашего общего служения и самого плодотворного сотрудничества — это гуманитарная сфера. Основные христианские ценности культуры, семьи, отношения к человеку, как образу Божию, нравственные ценности — это наше общее достояние. Все это подвергается ревизии в современном мире. Не допустить не только исчезновения, но и искажения христианских ценностей, нравственности, культуры — наша общая задача. Мы должны вместе сохранить Европу христианской.

Если мы сейчас не будем прилагать совместные усилия — я хотел бы подчеркнуть: именно совместные усилия необычайно важны, — Европа не просто потеряет христианскую идентичность, а придет в некую свою противоположность.

– Вы возглавляете Патриарший совет по культуре, он что-то делает в этом направлении?

— Да, конечно, и Патриарший совет по культуре уже несколько лет взаимодействует именно в тех вопросах, о которых я говорил, с Папским советом по культуре. И здесь у нас действительно серьезные перспективы. Если во многих принципиальных богословских вопросах — так уж сложилось – мы далеки от единства, то в отстаивании общих христианских нравственных ценностей мы, я глубоко убежден, не только можем, но и должны действовать вместе.

– А о каком еще сотрудничестве может идти речь?

— Поверьте, нам есть, чему поучиться друг у друга. Мне, например, очень интересна система школьного и семинарского образования у католиков. Их миссионерская, прямо скажу поразительная по мужеству и самоотверженности, деятельность в самых опасных для христиан точках мира. Их работа с молодежью — тоже предмет самого внимательного изучения для нас, убежден в этом.

Мы много наслышены о разного рода скандалах у католиков. Но вот другой пример: в Париже, в этом гедонистском и, по мнению многих, совершенно нехристианском городе, на демонстрацию против однополых браков с помощью здоровых консервативных гражданских и католических организаций вышли миллион семьсот тысяч человек! Я сам видел это, поскольку в те дни был в Париже на презентации своей книги, изданной на французском. И это в основном были христиане.

У католиков огромный опыт по потере влияния на общество, но не меньший — по сохранению христианской общины в условиях безбожного общества. Постоянно, то есть раз в неделю или хотя бы несколько раз в месяц, храмы в той же Франции посещают 12% населения. Умолчу, какой процент у нас: в разы меньше. Их опыт по сохранению христианской общины в современном мире необычайно важен.

– Но есть и другие общие и нужные дела — на уровне политики?

— Об этом говорили в Гаване наш Патриарх и Папа: это и террористическая угроза, и, конечно, преследование христиан в той же Сирии, где убийцы не разделяют их на православных и католиков. Христиане сегодня – самая преследуемая в мире религиозная община. И гонения эти с каждым годом усиливаются.

– Есть и противоположная точка зрения: что встреча патриарха и папы трагически запоздала, что произойди она на несколько лет раньше, возможно, трагедию ближневосточных христиан удалось бы предотвратить.

— Святейший патриарх Кирилл и Папа Римский многократно говорили о преследованиях христиан: выступали с международных трибун, делали заявления, обращались к руководителям государств, убеждали сделать все, чтобы пресечь преследования.

Надо сказать, что уже многие патриархи и главы православных Церквей встречались с Папой Римским. Вовремя или нет была нынешняя встреча? Знаете, кто-то считает, что слишком поздно, немало людей полагают, что это случилось слишком рано. Что нам гадать? Это совершилось. И наша задача — свидетельствовать о православии в новых условиях и вместе трудиться в тех областях, которые открыты для нас.

Беседовала Марина Борисова.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Митрополит Иларион: Сознательный отказ от христианских ценностей ставит Европу перед чертой гибели

Глава синодального Отдела внешних церковных связей обратил внимание на то, что нынешняя Европа напоминает СССР в…

Католики и православные. Что мы думаем друг о друге?

Происходит ли вообще диалог, каковы его перспективы и можно ли говорить о христианском единстве?

Епископ Тихон (Шевкунов): О встрече с Богом, “проблемах” христианства, политике и литературе

Лекция наместника Сретенского монастыря на социологическом факультете МГУ