Если бы о. Александр Мень был жив, мы жили бы в другой России

|

Нужен ли Бог современным студентам? Почему Христос Александра Меня не похож на Христа о. Даниила Сысоева? Зависит ли эффективность проповеди от личности проповедника? Почему книги о. Александра Меня продаются лишь в некоторых храмах Москвы? Эти и другие острые вопросы обсуждали участники дискуссии в Центре изучения религий при Российском государственном гуманитарном университете. Встреча была посвящена документальному фильму «Сельский священник», о протоиерее Александре Мене (1935–1990).

Документальный фильм «Сельский священник»

Создан телекомпанией «Сретение» в 2011 году, режиссер Светлана Тандит. Фильм входит в цикл «Праведники».

Среди участников встречи в Центре изучения религий при Российском государственном гуманитарном университете были авторы фильма, студенты РГГУ, брат отца Александра Павел Мень и люди, которые знали отца Александра Меня лично. Ведущими вечера стали руководитель центра изучения религий РГГУ Николай Витальевич Шабуров и главный редактор телекомпании «Сретение» иеромонах Димитрий (Першин), председатель миссионерской комиссии при епархиальном совете г. Москвы. Благодаря тому, что в аудитории РГГУ собрались люди с различным опытом, дискуссия получилась интересной, острой и неожиданной.

Александр Мень

Священник Александр Мень. Фото из семейного архива

Кто услышит нашу проповедь?

Первый вопрос после просмотра фильма сформулировал протоиерей Владимир Архипов, клирик Сретенского храма в Новой Деревне:

— Насколько эффективна и действенна проповедь, которую мы так активно ведем по разным направлениям? Каждое сердце ищет отчего дома, встречи с миром духа, в этом у меня сомнений нет, но какова наша роль в том, чтобы эта встреча состоялась? Где ключ к тому, чтобы проповедь сработала?

Одна из посетительниц вечера заметила, что, возможно ключом является личность проповедника. Ведь человек проповедует не только словами, но и всей своей жизнью. Оттого, насколько искренним он является, зависит, поверят ли ему. В фильме мы увидели, что о. Александр Мень, не разделял жизнь и проповедь. Сама жизнь его была свидетельством, а смерть стала мученическим венцом. Может быть, проблема заключается в том, что сейчас мало таких личностей, как о. Александр?

Все дело в личности?

Если бы сейчас появился проповедник уровня о. Александра Меня, смог бы он привести к христианству значительное количество людей? Мнения в зале разделились.

Одна из прихожанок о. Александра, присутствовавшая на встрече, сказала: «Если бы о. Александр был жив, мы бы сейчас жили в совсем другой стране»

В том, что личность определяет многое, уверен и Павел Мень:

— Встречаясь с человеком, о. Александр понимал, на каком языке нужно с ним говорить, каким образом показать ему другое измерение жизни. В последний год он прочел около двухсот лекций на самые разнообразные темы, которые неизменно собирали полные залы.

Отец Владимир Архипов заметил, что личность проповедника, конечно, важна, но основной принцип восприятия проповеди во все времена остается неизменным. «Имеющий уши, да услышит»:

— Даже если бы сейчас в эту аудиторию вошел Христос, этот закон не был бы нарушен, воспринять Его слова смогли бы только те, кто к этому готов. Я не обольщаюсь и не считаю, что о. Александр, если бы он был с нами, мог бы перевернуть земной шар. В его время жило множество достойных людей, были и те, которые стали святыми. О. Александр — один из свидетелей о живом Христе. Фильм, который мы увидели, дает тем, кто хочет воспринять духовную сторону жизни, еще одну возможность. Вопрос один — увидев этот мир, пойдем ли мы за Христом?

Вера — не средство воспитания

Как же сделать так, чтобы человек захотел следовать за Христом? О. Владимир Архипов считает, что нужно не «долбить» собеседника религиозными терминами, пытаясь сделать из него верующего «по стандарту», а попытаться найти и оживить в каждом зерно, которое заложено в нем Творцом, чтобы человек сам удивился тому, что в нем есть.

С микрофоном – протоиерей Владимир Архипов

О том, что образ Христа сейчас часто становится поводом педагогической проповеди сказала матушка Евгения Архипова:

— У о. Александра Меня вера не смешивалась с идеологией. Вера не была средством воспитания морали и нравственности. Для него вера вообще не была средством. Нравственность для о. Александра была не целью, а следствием веры.

Агиография или биография?

По мнению руководителя центра изучения религии при РГГУ, Николая Шабурова создатели фильма намеренно сгладили острые углы, и от этого он получился скорее агиографическим, нежели биографическим:

— Картина времени, в котором жил о. Александр, представленная нам, показалась мне черно-белой. Вот — Церковь, вот — безбожный режим, а вот — отец Александр, который противостоит режиму на стороне Церкви.

По мнению Николая Шабурова то, что фильм вышел в серии о русских праведниках, наложило отпечаток на его содержание. Возможно, замысел создателей фильма состоял в том, чтобы показать значение отца Александра для Церкви. Если бы авторы фильма ставили перед собой исторические задачи, акценты были бы расставлены по-другому.

Проповедь заброшенному сословию

По словам Николая Шабурова, многие вопросы, например, проблема Церкви и интеллигенции, в фильме так и остались за кадром:

— С экрана прозвучало высказывание отца Александра о миссии среди этого заброшенного сословия. Но, с другой стороны, мы знаем и о настороженности, с которой многие люди Церкви, включая священноначалие, относятся к интеллигенции. Здесь я могу сослаться на свидетельство Сергея Сергеевича Аверинцева о том, насколько трудно было интеллигенту найти свое место в Церкви. По его словам многим священникам было проще иметь дело с бабушками, нежели с неофитами из интеллигенции. Такие люди скорее мешали, создавали лишние проблемы.

Иеромонах Димитрий (Першин), Николай Шабуров

О. Димитрий (Першин) отметил, что миссия о. Александра была адресована не только интеллигенции, она охватывала всех, была обращена в целом ко всем людям советской формации. Очень разным, включая, в том числе и сотрудников КГБ. Потому что некоторые люди даже из этой системы приходили к Богу. Соприкасаясь с текстами о. Александра и с ним самим, они получали возможность пройти свой внутренний путь к Богу.

Так что его служение значило гораздо больше, чем только значение миссионера, который обратился к интеллигенции. Но вот то, что ему удалось найти язык, который был расслышан книжниками XX века, означает, что его слово отобразилось уже в их книгах, точнее, в их профессиях, так или иначе сопряженных с культурой мысли и свидетельства об истине.

Сквозь шум времени

По словам главного редактора телекомпании «Сретение» иеромонаха Димитрия (Першина), фильм «Сельский священник» был адресован максимально широкой аудитории. Авторы старались сделать его динамичным, намеренно избегали «зависаний» и благочестивых размышлений.

Снимая фильм, его создатели исходили из гипотезы о том, что личность о. Александра несводима к стереотипам. Фильм создан «без придыхания», и хотя внутренне благоговение, в нем, конечно, есть, его нельзя считать панегириком.

— Работая над фильмом мы попытались произвести своеобразную феноменологическую редукцию, предприняли попытку снять все внешнее и наносное, в том числе, весь «шум времени», и увидеть человека, его служение. И тогда мы увидели, что о. Александр продолжал апологетику, то есть свидетельство, обращенное ко внешним, ту традицию апологетики, которая уже была тогда в Советском Союзе. Для меня это преемство свидетельства стало открытием.

Светлана Тандит

До о. Александра Меня уже был Николай Евграфович Пестов, другие писатели из круга мечевской общины. Как очень точно заметил один из участников фильма, внук Пестова протоиерей Николай Соколов, еще юношей Саша Мень дни и ночи проводил в библиотеке его деда. И первая книга о. Александра «Сын Человеческий» стала результатом этой работы и этого общения с апологетами и исповедниками той поры, – отметил он.

На встрече присутствовала и режиссер фильма Светлана Тандит, она заметила, что достучаться до человека сейчас гораздо труднее, чем во времена перестройки:

— Я уже не дерзаю надеяться на то, что фильм может кого-то куда-то привести, такие надежды остались в прошлом. Но мне кажется, что если человек вдруг услышит вопросы, которые задает с экрана о. Александр, возможно, это его «зацепит». Потому что сейчас большинство людей не задает вопросов о смысле жизни. С экранов телевизора транслируют другие вещи.

Александр Мень — еретик?

Разумеется, современникам о. Александра Меня, было интересно услышать, как воспринимают образ этого человека студенты, узнать, насколько то, что молодые люди слышали об этом проповеднике, совпало с увиденным в фильме. Но оказалось, что сейчас молодежь волнуют совсем другие проблемы. Вот, как сформулировал их Алексей, студент 4 курса РГГУ, будущий религиовед:

— Мне кажется, что этот фильм может быть проповедью, обращенной не только вовне, но и внутрь, к людям Церкви. По моим наблюдениям сейчас в церковной среде в России царствует эсхатологический ужас, в ней очень популярен образ врага, внешнего и внутреннего. Ни для кого из нас не секрет, что отношение к отцу Александру Меню в прихрамовой среде — двойственное. Сейчас о нем можно услышать и прочитать самые разные вещи. Например, отец Даниил Сысоев, которого уважают многие представители молодежи, в своем блоге называл отца Александра Меня еретиком.

Мне кажется, что этот фильм и труды отца Александра Меня способен заставить человека задуматься о вере. Некоторые мои друзья ходят в церковь, но при этом боятся масонов, страшных китайцев и ужасных американцев, верят в предсказания старцев или увлекаются анархизмом. Отец Александр Мень дает нам образ другого православия. Я знаю людей, которые после знакомства с проповедями о. Георгия Чистякова, книгами епископа Антония Сурожского и о. Александра Меня переоценивали свои взгляды, начинали критически относиться к каким-нибудь«Протоколам сионских мудрецов».

Отец Димитрий (Першин) напомнил о том, несмотря на довольно резкие высказывания в блоге, о. Даниил Сысоев уважал и почитал отца Александра Меня:

— Мы не раз беседовали с о. Даниилом о русской апологетике XX века. И я могу свидетельствовать, что, хотя о. Даниил у многих своих предшественников находил какие-то огрехи, ошибки, но он очень почитал о. Александра как священника, отдавшего жизнь за Христа. Может быть, это не прозвучало в его публичных выступлениях, но это — так.

Второй, очень важный момент — митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, который является правящим Епископом той епархии, в которой служил о. Александр Мень, всегда поддерживал его, давая ему все эти годы возможность оставаться на одном месте, в одном храме, что было непросто в эпоху советского произвола, а теперь, после его преставления, Владыка Ювеналий каждый год проводит конференции, посвященные памяти о. Александра. Эти конференции являют то светлое, мирное, спокойное православие, которое, Слава Богу, и в наши дни можно обрести в Церкви.

О диалоге

Павел Мень

Павел Мень

Павел Мень обратил внимание собравшихся на то, что, о. Даниил Сысоев вел борьбу с мусульманами по средневековым образцам, а подход о. Александра был иным: он пригласил знакомого муллу не для того, чтобы его обличать, но чтобы вместе с ним беседовать о Боге. О. Александр всегда находил возможность вступать в диалог со слушателями и читателями. Возможно, именно такая открытость пастыря к миру помогает привести людей ко Христу.

Несмотря на то, что книги о. Александра можно купить далеко не в каждом храме Москвы, интерес к его книгам сохраняется. Павел Мень привел в пример случай, когда за книгой «Сын человеческий» специально приехали из Саратова, чтобы купить 20 экземпляров. Необычность этой покупки была в том, что книги приобретались для Саратовской психиатрической больницы. Оказалось, что с людьми, которые читают эту книгу, легче налаживается контакт, появляются какие-то точки соприкосновения.

Николай Шабуров считает положение о. Александра Меня в Церкви и его стратегию проповеди уникальными. Несмотря на то, что в это время жило немало других выдающихся пастырей, о. Александр занимал совершенно особое место. Однако, по мнению ученого, условия изменились с тех пор настолько, что сегодня о. Александр не стал бы продолжать проповедь в прежних формах.

Конфликт избранных

Разговор о борьбе взглядов внутри Церкви продолжил Алексей:

— Современные миссионеры, и люди которые посещают миссионерские школы, к сожалению, не способствуют распространению образа мирного и светлого православия. Создается ощущение, что приход Косьмы и Дамиана и ему подобные — капли в море. К тому же, против них постоянно пишутся какие-то обличительные статьи. Говорят, что это «розовое христианство», а на самом деле христианство должно быть совершенно другим. Внутри Церкви постоянно идет какая-то борьба.

Другой студент РГГУ, Родион, имел по этому вопросу свое мнение:

— В Церкви могут существовать любые люди — и те, кто опасается масонов, и сторонники экуменизма, да кто угодно. Главное для проповедника — привести человека ко Христу, чтобы мы с этим человеком причащались из одной чаши.

Но беда в том, что современный человек ко Христу идти не хочет. Например, среди моих однокурсников очень мало людей, которых интересует истина. Одни говорят, что истины нет, а другим поиски истины неинтересны. Молодежь, может быть, и знает, кто такой, Христос, но встречаться с Ним не хочет, имея другие занятия.

С микрофоном – студент Родион

Родион признался в том, что ему самому ближе позиция о. Александра Меня, но, понять и оценить такую позицию готовы далеко не все. По его наблюдениям, многим представителям нынешней православной молодежи гораздо ближе суждения о. Даниила Сысоева.

О. Владимир Архипов высказал мнение о том, что если человека не волнует то, зачем он живет, если он не ставит себе такого вопроса, то ему будет очень трудно дальше идти путем веры, которую представляет о. Александр:

— В начале фильма прозвучали вопросы: Кто ты, человек? Зачем ты живешь? Каков твой путь? Эти вопросы занимали меня с юности. Я встретил человека, который интересовался тем же, и этот человек меня познакомил с о. Александром.

Вопросы, которые задавали сегодня студенты РГГУ, уходят корнями в нашу психологию. В нас заложено стремление к конфликту, мы склонны считать себя избранными, а других — заблудшими. А сколько людей сейчас враждует внутри каждого прихода! У о. Александра этого никогда не было. У него не было тенденции называть свой приход особым и ставить его выше других.

Тот дух внутренней свободы, которым жил о. Александр, он воспринял от живого Христа. Ему в голову бы не пришло разъединять людей, противопоставить себя другим, сравнивать с кем то, выяснять, кто прав. Там, где существуют такие тенденции, верой и не пахнет! Я уверен, что о. Александр нашел бы общий язык и с о. Даниилом Сысоевым и с другими оппонентами.

Недаром о. Димитрий вспомнил про сотрудников КГБ. Казалось бы, вот — явные враги Христа, но о. Александр видел в них жертву собственной нелепости и открывал в них образ Божий, о существовании которого они, может быть, не подозревали.

Что человеку нужно? Еда, секс и удовольствие? Или он считает, что призван к более высокому предназначению? Если человек хоть немного стремится к познанию истины, на его пути обязательно появится живая истина- Христос.

Сковородки, кирпичи и стихийные бедствия

Павел Мень сформулировал мысль, что о. Александр изо всех сил поддерживал христоцентричное направление церковной мысли. Он умел «развернуть» человека так, что он понимал, что Христос — с нами. Я уверен, что о. Александр бы сумел «донести» Христа до современного человека.

Алексей возразил Павлу Меню и о. Владимиру Архипову, обратив внимание собравшихся на то, что сейчас христианство разных людей настолько отличается, что возникает вопрос, действительно ли они верят в одного Бога:

— Вся проблема в том, что есть разные Христы. Христос о. Даниила Сысоева, который поджаривает коммунистов на сковородке, сжигает Содом и Гоморру, уничтожает гомосексуалистов и кощунников с помощью стихийных бедствий, Христос о. Димитрия Смирнова одобряет закидывание кирпичей в окно сектантам. И есть Христос о. Александра, который не разделяет, а объединяет

Вы говорили, что о. Александр мог бы с каждым найти общий язык, но в проблема в том. что люди в Церкви не хотят диалога. Их Христос принес не мир, но меч, или вот кирпичи, как у о. Димитрия. Лично мне было бы приятнее и проще общаться с кем то, кто еще не пережил религиозного опыта, чем с человеком, который верит в то, что Христос поджаривает грешников на сковородке.

О. Владимир Архипов напомнил о том, что стремиться христианам все-таки нужно к одному Христу и то, придет к нему человек или нет, решается личной встречей человека с Богом.

Диалог — возможен

Итоги встречи подвел о. Димитрий Першин:

Иеромонах Димитрий (Першин)

— Алексей, безусловно, прав. Библия — толстая книга и каждый выбирает из нее созвучные своей душе эпизоды. Кому-то Евангелие открывается на изгнании торговцев из храма, а кому-то — на прощении грешницы, которая была бы побита камнями, если бы не Христос.

Человек внутри себя достаточно узок, у него есть внутренняя инерция, жизненный багаж, ошибки. Мы любим делить мир на черное и белое. Манихейский подход в наше время очень соблазнителен, потому что найти внешнего врага гораздо легче, чем противостоять внутреннему. Но есть вещи, в которых мы будем едины и с атеистами, и с мусульманами. Заповедь «Не убий» была очевидна и Сартру, как очевидна она и серьезным мусульманам-богословам, и буддистам.

Это не означает, что все религии «верят в одно и то же», но есть общий проблемный знаменатель у всех мировоззрений и не только религиозных — боль, смерть, хрупкость человеческой жизни. Диалог всегда возможен. С этого мы можем начинать. А куда идти дальше — это вопрос, ответы на который будут очень разными. Ставя эти вопросы и размышляя над этими ответами, не будем забывать о том, что о. Александр Мень не только рассказывал, он жил. Его слова совпадали с его жизнью, поэтому, как было отмечено вначале этой встречи, сама его жизнь стала свидетельством о Христе.

Читайте также:

Отец Александр Мень: память, дело, будущее +ФОТО

Протоиерей Владимир Архипов: связь с отцом Александром никогда не пропадает

В гостях у отца Александра Меня

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Наталья Григоренко-Мень: Мы жили очень открыто

9 сентября, в день кончины протоиерея Александра Меня, мы вспоминаем его вместе с его родными.

Как молодой узурпатор Византийскую империю спас (видео)

Деяния императора Алексея вызывают оживленную полемику среди историков

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: