Где Я?

Источник: ОТРОК.ua
|
В условиях катаклизмов психика человека подвергается разнообразным испытаниям. Многие из них для нас очевидны, но существуют и неприметные, однако довольно опасные для личности угрозы. Среди них психологи уверенно называют испытание конформизмом. Конформизм и нонконформизм — два парадоксально близких по своей сути соблазна для личности, способных привести к потере собственного «Я». Конформизм (от лат. сonformis — подобный, сообразный) — податливость человека реальному или воображаемому давлению группы, проявляющаяся в изменении его поведения и установок в соответствии с первоначально не разделявшейся им позицией большинства. (Словарь по истории психологии).
Где Я?
Фото: http://otrok-ua.ru/

«Обе белые»

В 1971 году на Киевской киностудии научно-популярных фильмов режиссёр Ф. Соболев снял фильм «Я и другие», посвящённый ряду психологических экспериментов. Несколько сюжетов этого документального фильма, вышедшего на экраны во времена, когда в стране никто ещё не воспринимал всерьёз науку «психология», раскрывают явление конформизма.

Среди них наиболее известен эксперимент «Обе белые», сразу завоевавший внимание зрителя. Представим: на столе стоят две пирамидки — чёрная и белая. По договорённости с экспериментатором трое детей утверждают, что обе пирамидки белого цвета. Проверяют четвёртого ребёнка. Опыт повторяется десятки раз. Большинство испытуемых детей вслед за другими утверждает, что обе пирамидки — белые. Когда подобный эксперимент проводили со взрослыми людьми, результат мало чем отличался.

Не менее известен среди психологов «Эксперимент Аша», поставленный в 1951 году. Стоит вкратце описать этот тест реакции человека на ошибочное мнение большинства. Группа студентов по договорённости с учёным давала заведомо неправильный ответ на несложные вопросы (например, необходимо было сравнить длину нескольких отрезков на разных картинках, где ответ был очевиден!). Более 70 % испытуемых соглашались с бесспорной грубой ошибкой, предпочитая не верить своим глазам, своему разуму, самим себе. Ведь если абсолютно вся аудитория так считает, значит, нужно либо согласиться с ней, либо признать, что ты не такой, как все, ты один против всех! Результат немного улучшился, когда несколько человек из аудитории, опять же, по договорённости с учёным, периодически стали в хаотичном порядке давать правильные ответы. Тогда у испытуемого обнаружилась бóльшая твёрдость в заключениях, и количество верных ответов несколько увеличилось, хотя и отмечалась прежняя оглядка на мнение большинства.

Обречены быть свободными

Отчего человеку так сложно быть в меньшинстве, в изоляции, в одиночестве? Откуда в нас эта рабская готовность «прогибаться под мир»?

В самую глубину природы конформизма заглянул Ф. М. Достоевский. В романе «Братья Карамазовы» в главе «Великий Инквизитор» мы находим его страшную догадку: «Нет заботы беспрерывнее и мучительнее для человека, как, оставшись свободным, сыскать поскорее того, пред кем преклониться… Всё, чего ищет человек на земле, то есть: пред кем преклониться, кому вручить совесть и каким образом соединиться наконец всем в бесспорный общий и согласный муравейник». По мысли Достоевского, человек ищет этого единства любой ценой, поскольку «нет ничего обольстительнее для человека как свобода его совести, но нет ничего и мучительнее».

Исследуя эту тему, невозможно не прибегнуть к помощи замечательного философа ХХ века Пауля Тиллиха. Тиллих, профессор теологии лучших германских университетов, был уволен со всех должностей, когда отказался сотрудничать с Гитлером. В 47 лет он утратил свой научный и социальный статус, а кроме того, утратил безопасность в любимой им Германии. Тиллих откликнулся на предложение учёных США и переехал в чужую страну в качестве преподавателя. Другая страна предполагала другой язык, но для философа было важнее сохранить свои воззрения, чем, пойдя на сделку с совестью, принять предложения от гитлеровской Германии и поступиться своими открытиями в области философии и теологии. Когда он пишет о подлинности и истинном пути человека, ему веришь по одной простой причине: он, равно как и его опыт, — настоящий, реальный.

Вот что он пишет в книге «Мужество быть», словно отвечая старому инквизитору: «Бытие человека… не только дано ему, оно спрашивается с него… Чтобы избежать риска вопрошания и сомнения, человек отказывается от своего права спрашивать и сомневаться… Он „бежит от своей свободы“, чтобы сбежать от тревоги бессмысленности. Он „участвует в“ — и этим участием утверждает свои воззрения. Смысл спасён, но в жертву принесено Я».

Философ считает человеческую совесть «конечной инстанцией»: «Человек по своей сущности является „конечной свободой“… в смысле способности определить себя путём решений, принятых из центра своего бытия. Человек несёт ответственность за собственное бытие; он призван отвечать на вопрос: что он сделал с собой. Тот, кто спрашивает, его судья — он сам, и он же стоит перед своим судьёй… Судья, стоящий перед нами (а это мы сами) — тот, кто „вместе-знает“, с-весть (со-весть)».

Стоит отметить, что две из шести частей книги «Мужество быть» Тиллих посвящает описанию тревоги — того чувства, которого всеми своими силами человек пытается избежать. Но «глубинную тревогу, тревогу конечного существа в связи с угрозой небытия, нельзя уничтожить». Философ утверждает, что, сливаясь в «толпу», в некое «мы», люди имеют иллюзорную возможность избежать тревоги небытия, тревоги осуждения, тревоги пустоты и бессмысленности. Но возможность эта, как бы заманчива она ни была, — иллюзорна.

Голый король

Незаслуженно забытый фильм Ролана Быкова по одноимённой повести Владимира Железникова «Чучело» является замечательной иллюстрацией конформизма в подростковой среде. Героиня фильма Лена Усольцева приезжает жить к дедушке в небольшой городок на берегу Оки. С переходом в новую школу она вынуждена вливаться в новый коллектив. Класс общеобразовательной школы на первый взгляд сплочённый, дружный, но это только на первый взгляд. Шестикласснице Лене, которая во многом опирается на поддержку своего мудрого деда, удаётся не утратить своё «я», остаться собой — даже под угрозой потерять расположение не только коллектива, но и учителей, родителей одноклассников и, главное, Димы Сомова, в которого она, как все девчонки класса, влюблена. На фоне цельного образа Лены отчётливо видно, что происходит с Димой, который меняет свои убеждения, руководствуясь желанием быть с большинством, а точнее, боясь остаться в непопулярном меньшинстве, утратив существующий «авторитет». По сути, перед нами сломленный юноша, который стал чужим среди своих, да и чужим самому себе. Отрёкшись от своих истинных чувств, он обезличился, утратил самого себя.

Ещё один пример — сказка Г. Х. Андерсена «Новое платье короля», которая также противопоставляет умение быть собой исконному желанию быть частью толпы.

«Вот было бы замечательное платье! — подумал король. — Надел такое платье — и сразу видать, кто в твоём королевстве не на своём месте сидит. А ещё я смогу отличать умных от глупых! Да, пусть мне поскорее соткут такую ткань!

И он дал обманщикам много денег, чтобы они немедля приступили к работе…»

Позже король в новом платье вышел на улицу и прошествовал среди своих «верных» подданных, которые участливо сыпали похвалы «новому платью», стыдливо пряча глаза. «Ни один человек не хотел признаться, что он ничего не видит, ведь это означало бы, что он либо глуп, либо не на своём месте сидит. Ни одно платье короля не вызывало ещё такого восторга».

Как мы помним, сказка Андерсена закончилась тем, что младенец, который ещё не знал, «как надо» говорить и думать, заявил вдруг: король голый! И тогда люди, вздохнувшие, по всей видимости, с облегчением, стали кричать, кто как мог, что король и вправду голый. Ведь так гораздо проще — сказать, что думаешь, не рискуя, когда не надо быть первым, не надо быть ответственным.

Баба-Яга против

Многие заблуждаются, полагая, что для того, чтобы не стать конформистом, достаточно всегда идти против большинства, выступать эдакой бабой-ягой, которая всегда против. Это глубочайшее заблуждение, так как, по сути, нонконформизм — это не что иное, как нигилизм и негативизм, то есть отрицание всего общепринятого с целью проявить себя. Но проявить себя ещё не значит быть собой! Играя на отрицании, человек остаётся таким же далёким от самого себя, как и в случае согласия с любым абсурдом. Нонконформизм — изнанка того же конформизма, его перевёртыш.

По-разному можно относиться к профессору Преображенскому из повести М. Булгакова «Собачье сердце». Но можно позавидовать его умению оставаться собой и отстаивать собственные принципы просто потому, что быть собой жизненно необходимо. Красноречив его диалог с нагрянувшими к нему «партийными товарищами». «Среди них одна женщина, переодетая мужчиной, двое мужчин, вооружённых револьверами».

” — …Предлагаю вам взять несколько журналов — в пользу детей Германии. По полтиннику штука!

— Нет, не возьму.

— Но почему вы отказываетесь?

— Не хочу.

— Вы не сочувствуете детям Германии?

— Сочувствую.

— А, полтинника жалко…

— Нет.

— Так почему же?

— Не хочу”.

Если бы на месте профессора был бунтующий нонконформист, диалог бы разворачивался иначе. Скорее всего, тот стал бы доказывать что-то о детях Германии, о жульничестве и необходимой экономии.

Мужество быть собой

Где же найти пример конструктивной противоположности конформизму? Таких примеров достаточно среди жизнеописаний христианских святых и благочестивых людей. Святые находили в себе силы принять вызов судьбы и дойти до самого дна отчаяния и одиночества, где только и можно обрести самое главное — себя подлинного и истинную веру в Бога. Не прельщаясь возможностью быть «своим» среди власть имущих, не пугаясь остаться одиночкой, не боясь вопрошать и сомневаться, быть свободным.

Как назвать, как определить противоположность конформизма?

Психологи и философы произносят слово «аутентичность», хотя мне куда ближе и понятнее родное слово «подлинность». Если заглянуть в словарь синонимов, мы увидим целый ряд замечательных слов: настоящий, истинный, достоверный, неподдельный, реальный…

По сути, подлинность, знакомство с собой и принятие себя — это лишь начало долгого пути, по которому следует бесконечная вселенная — человек. Только человек, пришедший к своей подлинности, нашедший себя, сможет, по мнению Тиллиха, любить теперь жизнь как возможность просто-быть, и не остановится больше никогда в своём вечном развитии и поиске Истины. В противном случае, избегающему этой бытийной тревоги, свободы и сомнений человеку не суждено познакомиться с самим собой, с той частью себя, что есть залогом Вечного.

Не к этому ли так необходимо стремиться каждому из нас, и есть ли что-либо более ценное? Ибо какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит? (Мк. 8, 36).

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Как не ошибиться, делая жизненно важный выбор?

Создать семью, выбрать профессию - что мешает сделать правильный выбор?

Монах из детского дома

Просто Бог меня не нашел еще

Не бойтесь ошибок

Личная борьба всегда приводит к верному решению

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!