Жанна Лукашенкова: О хамстве школьников, внимательных глазах и личном пространстве

|

Предлагаем вниманию читателей “Правмира” беседы с лауреатами Всероссийского конкурса в области педагогики, воспитания и работы с детьми и молодёжью до 20 лет «За нравственный подвиг учителя» 2012 год.

Первое место в конкурсе заняла Жанна Лукашенкова, учитель русского языка, литературы и православной культуры МБОУ СОШ № 33 города  Смоленска за работу  «Педагогические приемы формирования духовно-нравственных ценностей обучающихся на уроках и во внеклассной деятельности». Методическое пособие по духовно-нравственному воспитанию детей и подростков. Номинация «Лучшая инновационная разработка года».

Жанна Васильевна Лукашенкова родилась в 1971 году в городе Починке Смоленской области. Окончила Смоленский педагогический институт в 1993 году.

– Говорят, что современные дети – сложные.

– Современные дети – совершенно другие, не такие как мы. Они не принимают на веру все,  что им говорят – они взвешивают каждое слово и могут задать много «неудобных» вопросов. Они не несутся стремглав выполнять любое указание, а рассуждают о необходимости предложенного и смело предлагают свои альтернативы. У них почти на все есть своя точка зрения.  Они – другие. С ними непросто, но интересно…

– Случается, что выкладываетесь, а отдачи нет, отсюда – усталость, бессилие?

– Бывает, очень устаешь. Но так получается, что силы, которые дети у меня забирают, восстанавливаются благодаря этим же ученикам. У меня классы самые разные. Есть профильные, в которых дети учатся с увлечением, понимая, что это важно и нужно.  Такие дети задают сложные вопросы, с ними интересно работать. Есть и универсальные классы, где нередко учатся дети из очень сложных семей, слабой мотивацией к учёбе.

Но в любом классе находишь те глаза, которые очень внимательно и осознанно на тебя смотрят. И даже если  класс слабый, детей сложно заинтересовать, увлечь творческой деятельностью, все равно с полной отдачей работаешь вот для этой одной пары глаз. И они подвигают работать дальше, искать материал и строить урок так, чтобы заинтересовать хотя бы еще двух, трех человек в таких сложных классах.

Иногда кажется, что на уроке не получилось запланированного: и дети не работали, как хотелось бы, и ты не смог донести до них желаемого. Тогда-то и чувствуешь опустошение – силы потрачены, а должный результат отсутствует. Начинаешь анализировать урок с самого начала, корректировать.

 –  Каким вспоминается ваше школьное время? Ведь детские школьные воспоминания нечасто бывают самыми светлыми…

– Самое яркое, что было в моем детстве – деревня. Меня отвозили туда на лето к бабушке и дедушке, и я попадала в особый яркий  мир, огромный, столько в себя вмещающий! Речка, гуси, пчелы, кино в деревенском клубе по вечерам, беззаботная радость – из всего этого, как из фрагментов мозаики складывались незабываемые каникулы.

Но и школьные воспоминания у меня очень светлые. Даже и о пионерской и комсомольской организациях, которым мы тогда принадлежали. Если отбросить всю идеологическую шелуху, которая особо на нас и не отражалась, деятельность той же комсомольской организации подвигала нас к учебе,  к исправлению. Нам, комсомольцам, стыдно было быть плохими: нарушителями дисциплины, отстающими.

Если кто-то отставал в учебе, мы брали таких ребят на поруки, помогали им, что могли – объясняли.  Даже сами к учителям подходили: «Спросите такого-то ученика, он все понял, выучил и расстроится, если его не спросите». И делалось это, чтобы помочь однокласснику, и отстающие чувствовали, что они тоже в команде, старались подтянуться.

Мне повезло: наш класс был очень дружный. В этом году будем отмечать 25 лет со дня окончания школы. Разлетелись по всей стране – от Москвы до Петропавловска-Камчатского. И все это время держимся друг за друга, с удовольствием общаемся.

У меня очень трудолюбивая, внимательная  мама. Она 42 года работала и руководила статистическим районным отделом. Полностью отдавала себя работе. Глядя, как усердно и вдохновенно она трудится, я удивлялась – как можно любить сухие цифры, безжизненные таблицы; как можно всегда так доброжелательно встречать каждого, идущего к ней с отчетами.

И своим примером она учила меня скрупулезности, внимательности, любви к тому делу, которому ты посвящаешь жизнь.

– Почему решили поступать именно на филологический факультет?

– На самом деле я выбрала филологическое отделение случайно. Знала, что хочу работать в школе, люблю детей, и собиралась поступать в институт, на факультет начальных классов. Целый год ездила в Смоленск на подготовительные курсы, практически была готова к  экзаменам.  Но так случилось, что я и ещё три одноклассницы, посоветовавшись, решили не разлучаться и в студенческой жизни, и  подали документы  на филологический. Когда приехала домой и сообщила об этом решении маме, она только руками всплеснула: «Ну что ж, готовься!»

 

– Если говорить о каких-то явлениях современности, что вызывает наибольшее огорчение?

– Меня очень расстраивает, что молодежь, которая приходит в школу, отработав месяц- два, уходит. Причем, я говорю о талантливой молодёжи, которая, будучи студентами, с увлечением проходила педагогическую практику в школе, занималась с ребятишками внеурочной деятельностью. Мы видим их заинтересованность, желание работать. Но, не успев приступить к профессии, они уходят. Думаешь,  почему так, ведь буквально жили в школе. А потом понимаешь – почему.

Толчком подать заявление об уходе нередко становится первая зарплата. Говорить о небольшой зарплате и педагогических буднях от звонка до звонка – это одно. А вот когда они видят эту зарплату воочию …. Тогда с удивлением спрашивают: «А как же жить? Как устраивать семью, на что содержать, развивать собственных детей?»

Увы, талантливые молодые специалисты из школы уходят…. Так что средний возраст учителя у нас в школе – 40 лет.

– Что вас может рассердить?

– Если на уроке сталкиваюсь с хамством ученика.  Тогда приходится замолчать…. Молчание, бывает, лечит и более слов воспитывает.

– Какие ученики вам особенно запоминаются?

– Были ученики, которые умели вести диалог на уроке, будь то русский язык или литература. Задавали вопросы, которые не имели отношения к учебному материалу,  но интересовали их молодой пытливый ум…

Потом, окончив школу, поступив в вузы, они раскрыли секрет своих поступков: к ним на перемене подходили одноклассники, не подготовившиеся к уроку, и канючили: «Ну начни задавать вопросы». И вопросы были готовы: о возможности любви с первого взгляда, о главенстве в семье, о верности, о настоящей дружбе…. Главное для них было «протянуть» время урока, предназначенное на проверку домашнего задания.

Иногда позволяла себя «увести в сторону». Но на самом-то деле мы обсуждали темы, имеющие в жизни человека настоящую ценность. Выпускники признавались, что такие минуты урока для них были значимы…

– Удается разграничить работу и пространство личной жизни вне работы?

– Оказалось, что это невозможно. Хотя я всегда себе напоминаю: «Ты переступила порог школы, тебя ждет семья». Но полностью, в итоге, абстрагироваться не получается.

Занятия у меня начинаются в обеденное время, в 12.00, в 14. 00. часов. Заканчиваются в 19.00. После школы – домой, готовлю ужин, кормлю семью. Моя семья –  муж, дочка-студентка и кот. Семья накормлена, какие события у кого случились за день – обсудили.  В 21 – 22 часа иду готовиться к урокам, проверять тетради. Проверки – три пачки тетрадей в день. Встать необходимо пораньше – подобрать интересный материал к уроку… Учителю необходимо время и на самообразование.

– Близкие не обижаются, что им достается не так много времени, как работе?

– Они, наверное, уже привыкли. И совершенно понимающе воспринимают, что в канве нашего семейного разговора нередки фразы: «а вот мои дети», «а вот в моей в школе». В выходные и во время летнего отпуска, я стараюсь компенсировать то внимание, которое не додала в течение учебного года.

– Ваше отношение к вере?

—  Я хотела бы себя считать верующим человеком… Все началось в самом начале моей педагогической деятельности, когда я пришла работать в школу.  Мы с детьми решили сходить на экскурсию в храм. Мне было просто интересно, дети тоже поддержали, дружно собрались, пришла даже девочка из семьи баптистов. Это  был мой осознанный интерес к православию…

А когда я была маленькой, несмотря на советское время, важные понятия о  Боге, вере вкладывала в меня моя  бабушка Вера. Та самая бабушка, в деревне у которой я проводила все лето. Помню, бабушка Вера то молитву прочитает, то перекрестит. В красном углу висела икона, мне было интересно наблюдать, как она зажигала около нее лампаду.

У бабушки меня крестили. Тайно. Крестины проходили в её деревенском доме, с наглухо занавешенными окнами. Священника привезли на машине, чтобы его тоже никто из деревенских жителей не увидел, ведь у родителей могли быть проблемы на работе. Так что бабушке низко кланяюсь, что она меня поставила на путь веры.

 – А расскажите про самое сильное впечатление-испытание последних лет?

– Четырнадцать лет назад нам пришлось переехать из районного центра Починка в Смоленск. Для меня это было нелегко. Я должна была оставить школу, в которой училась сама, а потом вернулась преподавателем, оставить родителей. Хотя расстояние между нами небольшое – всего 45 километров, но все равно уезжать в  город, в котором человек зависит от транспорта, было трудно. Мне легче было бы поехать за мужем в тайгу, где нет ни транспорта, ни такого потока людей. Очень долго я привыкала к новому месту.

– Что для вас самое главное в профессии?

– Быть интересной. Интересным учителем, который ведет интересный урок, интересным человеком. Иначе дети тебя просто не будут слушать, и уж тем более – не пойдут за тобой.  Оптинский старец преподобный Моисей говорил: «Доброе дело легко не делается, а всё с трудом и терпением».

Записала Оксана Головко

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Ирина Вайсерберг: О главной катастрофе школьного образования

Педагог продолжает дискуссию о будущем детей, начатую Людмилой Петрановской

Если с ребенком случилась беда, кто-то должен «сесть»

И бесправный учитель просто не поведет детей в поход

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: