Надо ли говорить школьникам, что между религиями нет разницы

“Вот речь идёт о заповедях. Это, дети, заповеди о добре и зле, золотое правило этики присутствует и в христианстве, и в буддизме, и в иудаизме. Вывод: всё одно и то же, разницы никакой нет. Считается, что такое нивелирование различий, смешение всех религий в одну массу вызовет у ребёнка уважение.” Священник Димитрий Климов о том, что на самом деле постигают дети, изучая мировые религии и основы светской этики.

Вопрос “Зачем ты живешь?” полезен подростку

Протоиерей Димитрий Климов

Протоиерей Димитрий Климов

Один юноша пришёл к своему духовному наставнику, к батюшке, и попросил у него благословения на поступление в вуз. Священник, видимо, никуда не торопился, поэтому решил задать ему достаточно простой вопрос.

–А зачем ты хочешь поступить в вуз?

–Чтобы профессию получить.

–А зачем тебе профессия?

–Чтобы получать деньги.

–Зачем тебе деньги?

–Чтобы семью создать.

–Зачем тебе семья?

–Чтобы родить и воспитывать детей.

–Дети тебе зачем?

–Чтобы в старости обо мне заботились.

И так постепенно старец подвёл юношу к самому главному вопросу: «Зачем вообще ты живёшь?». С одной стороны, это кажется демагогией, а с другой стороны, такие вопросы полезны подросткам, чтобы они учились сами ставить перед собой вопросы и видели цель.Когда человек видит впереди цель, то это помогает ему решать и промежуточные задачи: образование, поступление в вуз, семья.

Конечно, всё, что касается мировоззрения, относится к переходному возрасту четырнадцати-шестнадцати лет, когда ребёнок сам хочет сформировать свои принципы и оторваться от родительской опеки и родительского понимания жизни.

Но для четвероклассников мне это кажется тоже важным. В этом возрасте тоже нужно начинать формировать мировоззрение. И предмет, о котором мы говорим, мировоззренческий. Он помогает ребёнку сформировать своё отношение к жизни, добру, злу, к ближним и дальним, к природе.

Это предмет общий, и вам надо выбрать в рамках этого предмета один из модулей. Я не буду ничего говорить об основах исламской или иудейской культуры, потому что нет смысла нам религиоведением заниматься и уж, тем более, пользуясь тем, что нас большинство, что-то говорить против других вер. А вот несколько слов по поводу таких модулей как «Основы светской этики» и «Основы мировых религий» хочется сказать.

 

Светская этика: будут учить кушать лобстеров?

О чём идёт речь, когда говорят о светской этике? Само это словосочетание иногда отражается в нашем сознании не совсем верно. Потому что в представлении многих, «светское» – это высший свет, балы сразу вспоминаются, а «этика» понимается как этикет. И люди думают, что детей будут учить, как вилку и ложку держать и как в ресторане правильно лобстеров кушать. Как «спасибо» говорить и даму вперёд пропускать. Да, там есть такой параграф, но это не основное содержание учебника.

Этика – это наука о поведении. Этика – это наука о добре и зле. Светская она в том смысле, что нерелигиозная. Формируются понятия о добре и зле без отнесения к Богу и Его заповедям, к религии и чему-то непостижимому, а исходя из нерелигиозных принципов.

С одной стороны, в этом нет ничего плохого. Не надо делать натяжки и убеждать самих себя, что мы все такие православные и религиозные. Конечно же, это не так. По-настоящему верующих людей не так уж много было и раньше, и сейчас их не так много. Если человек в Бога не верит, то надо самому себе в этом честно признаваться, потому что эта честность перед Богом важна, ведь лицемерие – один из тех пороков, которые Христос в Евангелии много раз обличал.

Если человек не верит в Бога – это не значит, что он не может быть добрым, не может быть нравственным.

Сколько было в шестидесятых-семидесятых годах прошлого века людей, которые исполняли заповеди Божии: не убей, не укради, почитай отца и мать. Они были абсолютно нерелигиозными и, тем не менее, очень честными: не крали, не воровали, с жёнами не расходились и не изменяли им, то есть в жизни были порядочными людьми.

Так что если человек не верит в Бога, то причём тут православная культура? Нужна светская этика. Можно было бы и так рассудить, но дело в том, что такой предмет в школьной программе уже есть. Называется он «Литература».

Согласитесь, изучая литературу в школе, мы больше внимания уделяем не форме, а содержанию, и содержанию нравственному. Когда мы изучаем Пушкина, или «Войну и мир», или «Преступление и наказание», всегда отвечаем на вопросы: «Согласен ли ты с Раскольниковым? Имел ли он право? Каким было наказание за преступление?». Вопросы эти носят этический характер. Вся русская и мировая литература учит нас светской этике. Поэтому вводить для этого дополнительный предмет нет смысла.

Фото: VK/Симбирская митрополия

Фото: VK/Симбирская митрополия

Научить ребенка уважать свою веру, и он будет уважать другие

Теперь что касается основ мировых религий. Какие цели и задачи ставит перед школой этот предмет? Воспитание терпимости, толерантности. Толерантность сейчас слово модное. Это терпимость к людям другой культуры, другой религии, национальности, другого цвета кожи.

Да, нам нужно учиться с уважением относиться к другой культуре, национальности и религии. И, казалось бы, «Основы мировых религий» этому способствуют. Предмет даёт знания и об иудаизме, и о буддизме, и об исламе, и о православии. Всё в равных дозах.

Например, речь идёт о заповедях. Вот, дети, это заповеди о добре и зле, золотое правило этики присутствует и в христианстве, и в буддизме, и в иудаизме. Вывод: всё одно и то же, разницы никакой нет. Разными словами говорится об одном и том же. Считается, что такое нивелирование различий, смешение всех религий в одну массу вызовет у ребёнка уважение.

Давайте представим, что нам нужно привить ребёнку уважение ко всем женщинам возраста его матери. Мы можем сделать это двумя путями. Первый – это как раз метод учебника «Основы мировых религий». Мы стираем грани между его матерью и всеми остальными женщинами. Мы говорим: «Посмотри, вот твоя мама. У неё две руки, две ноги и одна голова. Она ничем не отличается от любой другой женщины, у той тоже две руки, две ноги и одна голова». Дальше можно всё сводить к тому, что между его мамой и другими женщинами никаких различий нет. В конце концов ребёнок будет убеждён, что так и есть.

Вот другой способ. Мы можем сказать: «Смотри, это твоя мама. У неё две руки, и именно на этих руках она тебя баюкала. Именно эта мама, когда ты был маленький, гуляла с тобой, лечила тебя, когда ты болел, ночи не спала. Именно мама готова для тебя сделать всё, она готова отдать за тебя свою жизнь. Понимаешь, как ты должен её любить и уважать?» Ребёнок скажет «понимаю». «У твоего друга тоже есть мама, которая всё то же самое делала для него. Она так же его лечила, с ним гуляла, так же готова за него жизнь отдать. Понимаешь, что её ты тоже должен уважать?»

Как вы считаете, какой метод более эффективный? Я думаю, что второй. Потому что всех женщин надо уважать, но мать есть мать, она единственная. Поэтому я думаю, что ребёнку надо сначала дать понять, как надо относиться к своей вере, в которой он крещён. После этого он, наверное, поймёт, как надо с уважением относиться и к религиозным чувствам других людей.

 

Если между религиями нет разницы, рано или поздно захочется яркого

Помните, как во Франции фундаменталисты расстреляли художников за то, что они карикатуры рисовали? Думаете, эти художники были какой-то одной религии и поэтому критиковали другую? Нет. Они были нерелигиозными. Они в принципе не понимали, что тут такого. Они рисовали карикатуры не только на пророка Мухаммеда, но и на все другие религии. Им чуждо было это религиозное благоговение. Они не понимали, что религиозный человек готов многим пожертвовать, он жизнь готов отдать за свои идеалы, которые для него выше всех светских.

Если человек будет понимать, что такое Библия для христианина, он будет понимать и что такое Коран для мусульман.

Если он будет знать, что значит для него храм как для христианина православного, то он будет, хотя бы отчасти, понимать, как мусульманин относится к мечети.

Обратите внимание, если между какими-то явлениями стирается граница, то они становятся безликими и все краски сливаются, приобретая сероватый оттенок. Когда ребёнок, которому с четвёртого класса объясняли, что между религиями никакой разницы нет, что все проповедники говорят об одном и том же только разными словами, вырастет и войдёт в переходный возраст, ему наверняка захочется чего-то яркого.

Он будет привлечён проповедью того человека, который скажет: «Только моя вера правильная! Только моя религия истинная! Только её адепты будут спасены, а все остальные погибнут». Кто это? Это сектанты. Они убеждены, что только их вера истинна. Они никогда не будут говорить, что их вера – это то же самое, что и все остальные. Они подчёркивают свою индивидуальность, особенность и избранность своей религии. Поэтому мышление, которое прививается учебником «Основы мировых религий», может привести к тому, что подросток заинтересуется деструктивными сектами.

 

«Дети, христиане молятся Богу вот так»

О предмете «Основы православной культуры» нужно сказать, что он не богословский, не религиозный, а культурологический. В чём разница? Например, когда вы или ваши дети захотят ходить в воскресную школу к нам в храм, то там будет предмет «Закон Божий». Перед началом этого занятия мы вместе с детьми встаём, молимся, а потом говорим о том, как мы верим в Бога, как мы должны жить, чтобы соблюдать Его заповеди. Здесь речь идёт от первого лица – «мы».

А в культурологическом предмете присутствует отстраненность: «Дети, мы поговорим сегодня, как православные христиане понимают веру в своего Бога». С одной стороны, может быть, не все педагоги смогут такую грань провести, с другой стороны, это принципиально важно. В этом модуле мы не учим детей молиться. Если там встречаются молитвы или о них идёт речь, то с таким предисловием: «Дети, христиане молятся Богу вот так». Это не «Закон Божий», и ни в коем случае его так не надо воспринимать.

Кстати, когда ещё такого предмета не было, я в этой школе проводил подобные уроки, но для старшеклассников. А здесь, не пугайтесь, преподавать будет не священник, а педагог, который пройдёт соответствующие курсы повышения квалификации, получит категорию для преподавания этого предмета.

Учебник, о котором мы говорили и которым мы обеспечили не только вашу школу, но и все школы нашего района, был составлен отцом Андреем Кураевым, известным современным проповедником. Тут тридцать уроков. Тридцать параграфов. Начинается он с темы «Россия – наша Родина». Речь в учебнике идёт о проповеди Христа, о Пасхе, о храме, об иконах. Детям особенно нравятся эти уроки, когда наглядность какая-то присутствует.

Фото: VK/Симбирская митрополия

Фото: VK/Симбирская митрополия

Не Церковь внедряется в школы, а люди чего-то хотят от Церкви

Есть ещё один момент, обидный для меня как священника. Когда несколько лет назад в обществе было много споров по поводу введения этого предмета, я даже хотел поступить категорично: хотел обязать всякого человека, приходящего в храм крестить ребёнка, написать заявление, что, когда ребёнок вырастет, он будет этот предмет изучать в школе. Это было бы логично, но, конечно, делать этого я не стал.

Кажется, что сейчас такое время, когда «попам» разрешили внедряться во все сферы, и они внедряются. На самом деле происходит обратное: в церковную жизнь внедряются люди, которые чего-то хотят от Церкви.

Вот, например, хотят детей крестить. Но что это, как это происходит, каким образом это должно переменить наше отношение к воспитанию ребёнка, какие обязанности мы берём на себя, когда крестим детей? Мы об этом не задумываемся. Но крестить хотим. Часто наперекор всем требованиям, которые Церковь выдвигает к подготовке к крещению.

Мне кажется, в этом присутствует пренебрежение, потому что, когда мы говорим: «Ребята, крестить-то вы крестите, но потом вы что-то своему ребёнку о православии рассказывайте», – вы, как правило, этого не делаете. А когда приходит священник и говорит о подобных предметах (по крайней мере, раньше так было), то говорят: «Какое вы имеете право внедряться в учебный процесс?»

И ещё одно наблюдение. Когда педагог проходила мимо двери класса, где шёл урок «Основ православной культуры», первая или вторая тема, то она удивилась, почему так тихо? Может, там никого нет? Зашла и увидела, как дети заинтересованно слушают учителя. Детям это важно и интересно. Нам кажется, что они многого не понимают, но они воспринимают гораздо больше, чем мы предполагаем. И если на их ещё не сформировавшиеся мысли и идеи мы будем по капельке этим хорошим воздействовать, я думаю, это будет им полезно.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Пастырство первого уровня

Учителя рассказывают, как быть верующим в обычной школе

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: