“Когда Алексей Васильевич пел, на втором куплете люди начинали плакать”

Только на днях мы сообщали, что 26 февраля в Москве состоится концерт «Четыре века русской духовной музыки» с участием Народного артиста России, члена Патриаршего совета по культуре Алексея Петренко. А 22 февраля Алексей Васильевич скоропостижно скончался. О своем друге, как о человеке и христианине, рассказывает старший регент Богоявленского кафедрального собора в Елохове Евгений Тугаринов.

С Алексеем Васильевичем Петренко мне посчастливилось познакомиться 17 лет назад. Это произошло в рамках подготовки фестиваля православной музыки и православного искусства, который проходил в Сибири, в городе Лесосибирск. Мало кто знает это название, но этот город – одна из малых столиц российского лесоповала. Тогда он представлял собой скопление одноэтажных зданий барачного типа, в которых жили ссыльные люди – труженики лесоповала или деревообрабатывающих заводов.

Организатором фестиваля был настоятель Крестовоздвиженского храма Лесосибирска протоиерей Андрей Юревич. В то время он был духовником Алексея Васильевича Петренко и пригласил свое духовное чадо на фестиваль. Туда же был приглашен и наш хор Православного Свято-Тихоновского института, в котором пела дочь отца Андрея (ныне – матушка Екатерина).

Во время подготовки к фестивалю мы встречались с Петренко в консерватории, где я тогда работал. Я знал, кто такой Петренко, смотрел многие его фильмы и, конечно, поначалу робел в общении с известным, выдающимся актером. Но как-то однажды мы встретились с ним в консерватории, чтобы отрепетировать песни, которые предполагалось петь ему с нашим хором. Мы пошли в класс, разговорились, и вдруг я услышал от него такие признания, которые сразу показали мне, что это не просто большой актер, но еще и большой человек. Человек именно христианского толка, христианского устроения.

Он рассказывал, что давно уже думает оставить театральную и актерскую деятельность и хочет сосредоточиться на своем внутреннем мире, чтобы подготовить себя к Царствию Небесному, к спасению. Конечно, можно по-разному относиться к словам людей о таких желаниях или намерениях. Иногда что-то бывает сказано в силу сиюминутного настроения. Но последующие годы знакомства, а поддерживали отношения мы постоянно, доказали мне, что те слова действительно были настоящим, правдивым размышлением. Нет, он не оставил театральную жизнь, потому что каждому из нас необходимо трудиться и зарабатывать кусок хлеба. Тем не менее, эти слова показали мне, что он серьезно думает о спасении.

На фестивале в Сибири мы пели с Алексеем Васильевичем патриотические и народные песни, церковные песнопения. Уже тогда я увидел, что это большой христианин. И для всех нас это было уроком и примером, особенно для молодежи – студентов, которые ездили с нами.

Евгений Тугаринов. Фото: pravoslavie.ru

Евгений Тугаринов. Фото: pravoslavie.ru

Вспоминаю, как мы уезжали из Лесосибирска и Алексей Васильевич, вместе с женой и своим другом – актером БДТ Валерием Ивченко, пришел на вокзал нас провожать. Представьте картину: хор уже сидит в поезде, студенты изо всех окон высунулись в сторону перрона, где стоит Петренко, и все вместе – хор и Алексей Васильевич – во всю мощь поют марш белогвардейского Алексеевского полка: «Пусть свищут пули, льется кровь, пусть смерть несут гранаты…» Люди на вокзале, пассажиры и провожающие, смотрели на это не столько с удивлением, сколько с восхищением. Потому что и у тех, кто был в поезде, и у тех, кто на перроне, текли в тот момент слезы – так сильно звучала эта песня. Петренко ее очень любил…

Потом случилось так, что в 2001 году я уехал работать в Англию и остался там на целых 13 лет. Дважды туда приезжал Петренко, чтобы выступить с английским хором, вернее – с русским хором в Лондоне. Мы тоже пели церковные вещи, народные и патриотические вещи. В оба визита по нескольку дней мы практически не расставались.

Сначала он приезжал по моему приглашению, заходил ко мне обедать, я его устраивал на постой к прихожанам, которых он очень полюбил. Вторая поездка состоялась по приглашению тогдашнего посла России в Великобритании. Помню, как посол просил меня, чтобы Петренко приехал пораньше, поскольку у посла заканчивалась государственная командировка и он должен был уезжать в Москву. Но Петренко приехал, когда смог, на две недели позже, чем рассчитывал посол. И посол, которого в Лондоне уже ничто не держало, специально остался в Англии, чтобы принять Алексея Васильевича, обеспечить его всем необходимым и иметь возможность поужинать с ним после одного из концертов.

С тех пор, как три года назад я вернулся в Россию, меня не покидала мысль о совместном концерте с Петренко. Не раз я говорил Алексею Васильевичу, что у меня теперь есть профессиональный хор в Богоявленском соборе, и мне хотелось бы с ним спеть. Но он отвечал: «У меня нет сил. Я болею, трудно мне сейчас». Действительно, ему было трудно физически. Он лежал в больнице, и прямо из палаты выходил на концерт с оркестром Федосеева, отрабатывая взятые на себя обязательства.

Еще месяца полтора назад Алексей Васильевич не соглашался на совместный концерт. Я приехал к нему вместе с настоятелем Богоявленского собора протоиереем Александром Агейкиным, и мы опять завели этот разговор: «Просим вас поучаствовать в концерте с хором». Но он и тогда сказал: «Хочу, но пока не соглашусь». И вот, недели три-четыре назад, Петренко согласился: «Готов. Давай выступлю, но только не полностью, а возьму себе маленький эпизод». Мы выбрали 10 минут – монолог, два произведения, стихотворение…

Он собирался читать Гоголя – монолог Тараса на костре, монолог о товариществе, это был один из коньков. А еще – читать стихотворение, посвященное Богу, петь с хором «Да исправится молитва моя» Чеснакова и замечательную песню о девушке, которая выходит замуж, уходит из дома и прощается с домом, родителями, воротами… 8 февраля у нас была репетиция с хором. И когда Алексей Васильевич пел эту песню, на втором-третьем куплете люди начинали плакать. А ведь там очень простые слова.

Мы обозначили программу, отрепетировали, наметили дату – 26 февраля. А 22 февраля он скончался. Я узнал об этом, когда ехал в Троице-Сергиеву Лавру, на отпевание архимандрита Кирилла (Павлова). Вдруг звонок от отца Александра Агейкина: «Вы знаете новость? Умер Алексей Васильевич Петренко». Как гром среди ясного неба. Я остановился на дороге, чтобы выслушать отца Александра. Потом позвонил жене Петренко, Азиме. И услышал рыдания.

«Азима, ты где?» – «Я еду из Ташкента в Москву. Алексей Васильевич меня просто выслал из квартиры». Накануне она по каким-то делам полетела в Ташкент. Перед полетом позвонила мужу, они поговорили. Тот еще сказал: «Что ты, только уехала из дома и уже звонишь». А когда она прилетела в Ташкент, то получила смс: «Алексей Васильевич умер». И тем же самолетом она вернулась обратно. Вечером я заехал к ним домой. Там уже ощущается какая-то пустота. Алексея Васильевича нет дома, и мы знаем, почему его нет…

26-february-concert-2

А концерт наш состоится. На место Петренко станет актер Николай Бурляев и прочтет стихотворение Державина «Бог». А жена Алексея Васильевича, Азима Петренко, споет песню «Пороги» – так, как они пели с мужем и как это намечалось с хором. Может быть, и душа Алексея Васильевича будет с нами, этого мы не знаем…

Только сейчас осознаешь, что дружба с таким человеком – это невероятное обогащение души. Сила у него было огромная во всем, но самая главная – сила духа, сила души, обаяние души, глубина и сила чувств. И все это не было оторвано от Бога.

Его уход – огромная потеря для меня. Потеря, которую никто не восполнит. Мне она знакома – восемь месяцев назад умерла моя жена, которую Алексей Васильевич хорошо знал, да и звали наших жен одинаково. Его жена, Галина Петровна, умерла три или четыре года назад, и он тоже тяжело это переживал. А как иначе можно пережить потерю человека, с которым прожил не один десяток лет?

На земле смерть человека – это потеря. А на небе – приобретение. Теперь у меня есть молитва за него и надежда, что душа Алексея Васильевича обретет покой, приобретет радость жизни с Богом. Потому что люди, всю свою жизнь, весь дарованный Богом талант посвятившие другим – чтобы сделать их чище, выше, благороднее, достойнее – такие люди, я думаю, в очах Божиих как миссионеры, как апостолы.

Большой человек от нас ушел. Но, может быть, и большого молитвенника за нас на небе мы приобрели. Надеюсь и верю в это.

Мы знаем, что в первые дни после смерти христианин идет на поклонение к Христу. И когда я сам уйду, я буду счастлив узнать, что душа Алексея Васильевича упокоилась в светлом месте, обрела радость, что ему хорошо. Надеюсь встретиться с ним когда-нибудь…

Записал Артем Левченко

Прощание с Народным артистом России Алексеем Васильевичем Петренко состоится в понедельник, 27 февраля. В 11.00 – 13.00 в Доме Кино пройдет гражданская панихида, а в 14.00 – отпевание в Никольском храме села Никольского (Московская область), прихожанином которого был Алексей Васильевич.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Скончался актер Алексей Петренко

Алексей Васильевич входил в Патриарший совет по культуре

Актер Алексей Петренко снимется в фильме о новомучениках и исповедниках Прикамья

Съемки, приуроченные к 95-летней годовщине мученической кончины преподобномученика Варлаама (Коноплева), архимандрита Белогорского, с убиенной братией, пройдут…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!