Когда люди уходят из Церкви, остается рана, которую мы чувствуем

|
В очередном выпуске своего шоу инокиня Васса (Ларина) рассуждает о несовершенстве церковного единства в мире.

Разве в Церкви нет полного единства? Сейчас, когда мы вступаем в Великий пост и вспоминаем изгнание Адама из Рая, узнавая себя в плаче Адама, я бы хотела поговорить о несовершенстве церковного единства в этом мире.

Я не собираюсь говорить что-то радикально новое, но прежде всего хотела бы задать несколько вопросов. Может быть, у вас или ваших друзей есть подросток, который больше не ходит в церковь? У меня есть несколько таких друзей.

Может, у вас есть знакомые, с которыми вы общались, когда были детьми, которые больше не приступают к Чаше вместе с вами? Например, из-за разности календарей или из-за союза с Москвой, как в моей церкви. Из-за этого многие прихожане ушли из церкви. Так значит, мы разобщены?

Или я задам вопрос о другой категории людей. Все мы знаем людей, которые никогда не были православными и принадлежат другой общине. При этом они ведут благочестивую жизнь, являясь преданными членами своей общины. Разве Православная Церковь на протяжении веков не заботилась о тех членах, которые были отделены от ее Тела?

Когда люди уходят из Церкви, они не просто покидают некую организацию, они отрываются от нее и остается рана, которую мы чувствуем. Я думаю, что являясь членами Церкви, мы разделяем эту боль.

Теперь посмотрим, изменилось ли отношение Церкви к тем, кто отделился от нее, когда бы это ни произошло.

Почему бы нам не вспомнить притчу о потерянной овце, которую нам рассказал Господь? Пастух оставляет 99 овец, чтобы найти одну потерянную. Беспокоится ли Господь о тех, кто откололся от Церкви? Я думаю, да.

А Святые Отцы что говорят на эту тему? Например, во всеми любимой книге «Пидалион» (Сборник канонов Православной Церкви с толкованиями преподобного Никодима Святогорца).

С одной стороны, мы веруем во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. И исповедуем едино крещение во оставление грехов, так? Да. Но разве на протяжении многих веков мы не принимаем, не перекрещивая, даже тех, кто был в ереси? Принимаем.

Это 7-й Канон II Вселенского собора. На II Вселенском соборе ариане и македониане были приняты обратно в Церковь без перекрещивания. Был в этом смысл? Ведь это известные тринитарные ереси.

Инокиня Васса (Ларина)

А сегодня в тексте, который сейчас ходит по так называемому православному интернету, заявляется, что никто из тех, кто принадлежал к тринитарной ереси, не может быть принят обратно без перекрещивания. Но там всё написано черным по белому.

Теперь давайте вспомним первое правило святителя Василия Великого. Он говорит, что не согласен с епископами из Асии, которые решили принять некоторых еретиков без перекрещивания. И святитель Василий, и священномученик Киприан Карфагенский, который жил на столетие раньше, считали, что еретики должны перекрещиваться. Но, тем не менее, святитель Василий говорит, что ради «икономии» при домостроительстве спасения (потому что «икономия» – это не просто метод интерпретации канонов, а цель всех канонов) он примет другое решение.

Итак, есть только один способ интерпретации и проведения в жизнь канонов? Нет. Почему нет?

Потому что мы Церковь Святого Духа, и все наши иерархи, все члены Церкви, являются служителями Духа, как нам напоминает апостол Павел во 2-м послании к Коринфянам, 3:6: «Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит».

Вот об этом нам надо размышлять. Святые каноны ни в коем случае не являются оковами, которые на протяжении многих веков сковывают Церковь. Наоборот, Церковь принимает каноны свободно, и это означает свободу Духа.

Сегодня, начиная пост с Прощеного воскресения и вспоминая плач Адама, я бы хотела призвать всех понять, что такое начало – напоминание о нашей немощи.

Мы действительно немощны. Мы продолжаем придираться к тому, как Церкви пользовались словом в пастырской мудрости и в дипломатическом контексте, вместо того, чтобы просто начать диалог любви.

Неужели, садясь за один стол с греко-католиками, например, мы будем называть их униатами? – Привет, униаты! Это хорошее начало диалога?

Разве любой здравомыслящий, цивилизованный человек не понимает, что так вести диалог нельзя? Мы называем людей так, как они называют себя сами.

Итак, я думаю, что как раз Православная Церковь должна продолжать в Духе Господа нашего Иисуса Христа заботиться и прилагать все усилия, чтобы вернуть в стадо одну потерянную овцу, даже если это сделает несчастными всех 99 оставшихся.

Перевод с английского Марии Строгановой

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Бургундский треугольник, или Как один монах в Европе «веру продавал»

Зачем православный архимандрит в католический монастырь паломничал

Православие и Запад: богословие разделения

Нельзя приписывать одной стороне только всё лучшее, а другой стороне – второсортное

Александр Сокуров: Разделения между православными и католиками – сегодня слишком большая роскошь

Сегодня в контексте крушения традиционной системы ценностей в наиболее опасном положении оказался Старый свет, христианская Европа,…