Конец света, или Как выживают в обесточенном Крыму

|
Известный писатель-фантаст и многодетный отец Дмитрий Емец рассказал «Правмиру» о трудностях жизни в Крыму в условиях «энергетической блокады» и о том, как его семья извлекает пользу из этой ситуации.

Мне предложили написать о том, как теперь в Крыму живется без света. Попытаюсь описать поскорее и послать, а то у провайдера вот-вот выключат свет, и тогда интернета уже не будет. Это такая небольшая тонкость. Мы примерно сутки потратили, чтобы понять алгоритм, что для интернета важнее свет у провайдера, чем у нас. А если провайдер опять выключится, нужно будет ездить по городу и возле освещенных подъездов или кафешек искать беспарольный Wi-Fi. Это очень увлекательное занятие.

Дмитрий Емец

Ну, во-первых, всё нормально. Никаких ужасов нет, погода теплая. Ночью немного прохладно, а днем выше десяти градусов тепла, не замерзнешь. Даже мы не мерзнем, хотя у нас городского отопления нет, а отопление от газо-электрического котла. Свет дают уже по понятной схеме. У нас, например, его дают с 12-14, с 18 до 20, с 0 до 2 и утром тоже ненадолго.

В первые, самые непонятные сутки света не было почти у всего города, а у нас на улице был. Мы радостно решили, что это потому, что мы живем рядом с лечебным учреждением и – ура! ура! – сидим с ними на одном тумблере, а потом – раз! – справедливость всё же разобралась с тумблерами. Свет у нас погас, и теперь только лечебное заведение светится голубым этажом, за которым перемещаются карнавальные тени. Там реанимация.

В первый день света не было очень долго, только вечером на час включили. Детей отпустили из школы. Садик тоже только до 12-ти работал. Во второй день школа была, но еду сказали с собой приносить, а на третий день устроили небольшие каникулы до понедельника. Дети очень довольны, особенно наши. В понедельник классные руководительницы всех обзванивали, что во вторник школа будет. Половине детей прозвонились, а половине нет. И та вторая половина, дальновидно отключив телефоны, радостно вопила: «А мы в школу не пойдем! А мы не знаем! А нас не предупредили!»

Светает довольно поздно. В семь часов еще темно. Детей собираешь в школу при свечах. На столе горит свеча и тут же за столом дети едят хлопья с молоком. А мама Маша у нас еще глиняные горшки делает, и отблески свечей прыгают на стенках горшков. Еще открытие этих дней, что подсвечники можно делать из сахара и соли. И из хлеба. Мы в них втыкаем свечи и всё прекрасно стоит, а если пытаешься как-то иначе, например, низ у свечи нагревать и приклеивать, то свечи падают. В соли или хлебе надежнее стоят. Все сидят, едят и вдруг радостный вопль Оли:

– А-а-а-а! наверное, ночью свет давали!

– Откуда ты знаешь?

– У меня телефон на палку подзарядился!.. А ты что, не ставила?

Магазины работают при свечах, а кассы от батареек. Видимо, кассы много энергии потребляют, батарейки быстро садятся, поэтому кассирши выбивают много-много чеков, пока батарейки не сели, а то им заново придется набивать. Продуктов в магазинах достаточно, но всякие окорочка и пельмени люди предпочитают не покупать. Ясно, что всё это уже могло подтаять.

Большие магазины в менее выгодном положении. Мелкие двери распахнули, всё в дверях выставили, холодильнички проветрили и радостно торгуют. Сейчас рыба осенняя пошла, поэтому часто бывает, что у магазина стоит маленькая машинка, типа «Таврии» или старого «Гольфа» и всё заложено ящиками с кефалью. Тут и вовсе холодильники не нужны.

Сотовая связь работает, но капризно. Иногда надо раз семь набрать номер, чтобы телефон перестал говорить, что абонент – не абонент. А потом смс-ки толпами приходят, что ура! товарищ в сети! Но ты с ним уже поговорил только что. Спасибо за предупреждение!

Светофоры работают через один, даже, скорее, один из трех, поэтому лучше ездить по главным улицам, где ты всегда главный. Если куда-то зарулишь, где второстепенная дорога, потом приходится стоять на выезд. Правда, стараются пропускать, но не сказал бы, чтобы все и всегда.

Небольшие проблемы с бензоколонками, не у всех есть дизель-генераторы. Но очереди всё равно редко бывают больше 2-3 машин, а это не так уж и ужасно. А вот в воскресенье очереди были. Но это еще до самих отключений. Видимо, самые осторожные запасались горючим. Приезжали на автобусах с кучей канистр. А в понедельник уже канистрщики пропали куда-то. Видимо, поняли, что бензин всё-таки будет.

Еще открытие, но, скорее, второго, самого трудного дня. Открытие, что жить можно не только в виртуальном пространстве. Мы, например, только тогда обнаружили, что у нас есть старшие дети, когда у них сели все гаджеты, погасли ноутбуки и перестал грузиться мобильный интернет. На этой стадии у всех началась коротенькая ломка, но из нее все довольно быстро вышли.

Правда, зависимость осталась. Теперь дети (и не только дети) ходят друг к другу в гости с целыми гирляндами мобильников, фонариков, планшетов и их подзаряжают. Заодно и повод появился увидеться. Отключение света веерное, так что всегда есть к кому заскочить. К тому же санатории, больницы и другие важные объекты не отключают никогда.

Улицы опять наполнились. Обычно осенью тут всё вымирает, переселяется к телевизорам. Идешь по пустым улицам, и в каждом окне почти первого этажа беззвучно открываемые телевизионные рты. А хозяев вообще не видно. Кажется, что ящики работают сами для себя. А тут на лавочках старушки снова появились, которых раньше не видно было. Кто не может на лавочке, тот на балкон выходит. Бабулька на пятом этаже на балконе сидит, а ей снизу кричат:

– Баб Мань, летчика одного нашли!

– Ась?

– Летчика, говорят, одного спасли!

– Кого?

– Летчика! Да она не слышит ничего!

– Сам ты глухой! Всё я слышу! – обижается баба Маня.

А вообще ощущение такое, что человек очень быстро ко всему привыкает. Ты понимаешь, что всякая трудность тебя прокачивает, делает сильнее. И ты ей даже благодарен.

Вчера ночью салют был. Почти как в новогоднюю ночь, но поменьше, конечно. Саша сразу стал бредить петардами. У него в сознании петарды почему-то наложились на керосин, потому что мы нашли в подвале керосиновую лампу.

Лампа старая-старая. Не знаю, сто ей лет или не сто, но что она еще довоенная, это точно. Ржавая вся. А вот стекло у нее новое. Разжигать и наполнять керосиновую лампу увлекательно. Она гудит немного, стекло раскаляется. Если прикасаешься к нему пластилином или фломастерами, они мгновенно начинают плавиться.

У детей началась фонарикомания. Они накупили себе фонариков, сразу же их потеряли, купили по новой. И, видимо, не только они одни, но и весь город. Теперь все бегают с фонариками. И на каждом книжном магазине появилось объявление: «У нас продаются фонарики и свечи!» Радостно так: сидеть при свече вечером и читать книгу! Сегодня вечером надо попробовать!

А Маша вообще довольна всем происходящим. Она сегодня сказала:

«Как здорово! Вот бы подольше этот свет не включали! Люди ходят, смотрят, улыбаются… Всё какое-то новое! Я только сейчас обнаружила, что у людей есть глаза!»


Читайте также:

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Крупнейшие города Крыма остались без света

В коммерческих и административных учреждениях, а также на социальных объектах были запущены резервные дизель-генераторы

Энергомост в Крым запущен полностью

Пуск позволит полностью уйти от ограничений потребления в Крыму

Владимир Путин: Вторую линию энергомоста в Крым запустят в апреле-мае

Вторая очередь энергомоста в Крым должна быть запущена в апреле-мае 2016 года.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!