Крик души и сопливые дети

|
О детских коллективах, больных и выздоравливающих детях, а также их родителях — многодетная мама.
Крик души и сопливые дети

Сейчас будет крик души! Недавно кто-то назвал «криком души» мою колонку о государственной поддержке многодетных. Нет! Это было так, брюзжание. А вот сейчас — да! Он самый, причем зревший годами, искренний и слезный.

Я НЕ ПОНИМАЮ, КАК РОДИТЕЛИ МОГУТ ПРИВОДИТЬ В МЕСТА СКОПЛЕНИЯ ДЕТЕЙ (САДЫ, ШКОЛЫ, КРУЖКИ, УТРЕННИКИ, ГОСТИ) БОЛЬНЫХ ДЕТЕЙ. Не деток-инвалидов, с ограниченными возможностями, какими-то физическими изъянами, а больных — в смысле ЗАРАЗНЫХ. С текущими соплями, чихами, только-только появившимся кашлем, «свеженькими» кишечными инфекциями и т. д. Да-да, это случается. У меня трое детей, поэтому, поймите, тема насущная.

В этом нет ничего хорошего, но я злюсь и возмущаюсь, когда мама шепчет чихающей дочке: «Только не говори никому, что болеешь, а то нас выгонят».

Я не понимаю, как сам больной родитель может прийти со своим ребенком на детский праздник и сидеть там себе спокойно? Или как может воспитатель с ОРВИ и температурой выйти на работу в садик, где огромное количество ребятни? Он, может, и сам не хочет, но начальство навстречу не идет. Но другие же могут заболеть, потом заразят своих братьев-сестер. Если семья многодетная, то это вообще беда. Люди месяцами сидят дома, пока бациллы ходят по кругу.

А еще я не понимаю, почему мы стесняемся спросить: «Заразен ли Ваш сильно-чихающий ребеночек, сидящий рядом с моими детьми»? И почему в ответ родители его психуют, как будто в том, что малыш подцепил сопли или ротавирус, есть что-то постыдное? Это же не сифилис какой-нибудь.

Стесняемся не только мы. Стесняются педагоги кружков, когда их просишь как-то повлиять на ситуацию: «Ну не выгонять же?». Стесняются учителя в воскресной школе: «Не хочется их расстраивать. Как-то не по-христиански».

Если честно, то раньше я не особо церемонилась и спрашивала: «Почему вы привели больного ребенка?». Как следствие, среди малознакомых людей за мной закрепилась слава злобной истерички, а среди близких — забавной местной сумасшедшей.

Один остроумный родитель, когда я «распиналась» на эту тему и рассказывала, как наша Соня заразилась мононуклеозом, намекнул, что мононуклеоз этот у меня в голове, а вообще — все прекрасно. А другой дал понять, что это вопиющее маловерие: «Ты что, в храм не ходишь и не знаешь, что на все воля Божия?!!»

Я знаю, что на все воля Божия. Но мне также кажется (возможно, я и ошибаюсь), что такие вещи (привод сопливых, чихающих и т. д. деток в места скопления другой малышни) как раз и показывают наше нехристианское, наплевательское отношение друг к другу. Сразу уточню, есть ситуации, когда родитель просто не знает, что его ребенок заболел. Это же не сразу видно.

Среди моих знакомых часто бывает, что утром дети играли вместе, а вечером у кого-нибудь обнаружился грипп. Тогда звоним: «Прости, но вот так». И это нормально. Тут нет никаких вопросов…

И бывает, когда маме просто невозможно остаться сегодня с сыном или дочкой дома, потому что она лишится работы, зарплаты, средств к существованию… И она приводит их в сад и честно говорит: «Я бы и рада не привести, но увы. И посидеть с ними некому, я мать-одиночка, бабушка-дедушка далеко, соседи сами все больные и т. д. И попросите других родителей что-то дать своим для профилактики».

А еще иногда ребенок немного приболел, но без него сорвется праздник. И его просят прийти. Тогда мама также всех предупреждает.

Бывают случайности. Досадные. Несколько лет назад дети готовились к какому-то празднику. И одна очень хорошая мама привела на репетицию девочку, которая была в контакте с ветряночным больным. Инкубационный период в таких случаях 21 день. Они пришли вечером 20-го дня, и женщина сама потом рассказывала: «Думаю — ладно, практически отсидели, теперь уже ничего не будет». А на следующий день дочку всю обсыпало.

Мама эта очень переживала, ведь, оказывается, на репетиции девочка была уже заразна, а все дети читали стихи в один микрофон. Всех предупредила. Многие из нас тоже, если честно, занервничали. Не столько из-за детей (хотя у многих совсем малыши). Но среди нас были беременные, которые ветрянкой не болели.

Эта мамочка поехала в храм, молилась перед чудотворной иконой. «Рыдала, умоляла, чтобы не заразились», — вспоминала она. И никто не заболел. Мы, другие маманьки (да, чуть восторженные), восприняли это как чудо. Потому что болезнь это передается легко. И то, что из 20–30 детей и нескольких не болевших взрослых никто тогда ее не подцепил — это удивительно… А мне было еще очень тоскливо, потому что, к моему стыду, я ей, и так расстроенной, высказала свои претензии… А ветрянка лично у нас была, но гораздо позже. Пренеприятная зараза, скажу я вам.

В общем, я не о таких случаях, я о другом… Вот сейчас идут новогодние и рождественские елки, утренники.

Помню, в прошлом году, на детский праздник привели очень больного мальчика. Не с остаточными явлениями (как часто говорят родители) — уж остаточные явления от острой формы может отличить любая мама. А с красным распухшим носом, реками соплей, воспаленными глазами. Ребенок чихал каждые 20–30 секунд, было видно, что ему совсем не хорошо. При этом папа толкал его в гущу детей и говорил: «Ну иди, поиграй, ты же так хотел».

«А ничего, что он может заразить других?» — спросила я (это помимо того, что жалко было самого мальчика). Папа возмущенно ответил: «Он очень хотел прийти! Нам что, из-за вас расстраивать нашего ребенка? Боитесь — сидите дома!»

Не буду врать, я не хочу, чтобы мои дети заразились. И, предполагаю, никто не хочет. Этот папа, что, хочет? Несомненно, мы все под Богом ходим, но это же не отменяет простой человеческой порядочности. Мы хотим лучшего своим детям, стараемся их не расстраивать и т. д. Но не любой же ценой, ведь так?

Есть вариации. Тот папа честно дал понять, что сын болеет, а до других ему нет дела. Но бывает, что ребенок очевидно заразен, а родители говорят, что все нормально. Не знаю даже, что хуже. Да, часто случается, что кашляет, сопли зеленые, но это, действительно, остаточные явления. Еще месяц назад пропили антибиотики, всю пакость убили, а мокрота все отходит. Но ведь порой на других просто машут рукой и врут: «Отстаньте вы! Сами вы заразная!»

Люди отстанут, но неужели мы сами готовы нести груз ответственности, если кто-то от нас что-то подцепит? Ведь дети разные, у всех разный иммунитет, в семьях — груднички, которым болеть вообще нежелательно, мамы беременны, и плоды нашей безответственности могут быть страшными. У моего ребенка заразная болезнь проходит легко, без температуры, поэтому я не считаю нужным его изолировать, а другой, кого мы «наградим», попадет в реанимацию. Даже если не попадет, вряд ли мне скажут спасибо.

Однажды на один из кружков мамочка привела дочку с ротавирусом. Она сама сказала, что вчера был врач, поставил диагноз, но так как температуры нет, то они решили прийти. В общем, переболели этим ротавирусом все, кто ходил на эти занятия. Включая одну беременную. Многие тяжело. А если бы та женщина видела, как мучилась моя годовалая Дуняша и все мы вместе с ней, она бы вряд ли смогла когда-нибудь посмотреть мне в глаза.

Еще одна мама привела с этим ротавирусом девочку на детскую площадку. В итоге, через несколько дней ее малышка поправилась, а дочка моей знакомой, которая заразилась, попала в больницу с обезвоживанием.

Можно, конечно, «закрыть забрало» и сделать вид, что «моя хата с краю» и вообще, действительно, боитесь — сидите дома. Но я не понимаю, как можно спать спокойно, зная, что ты стал причиной неприятностей другого. Не случайно, а осознанно. Просто потому, что наплевать.

И больше всего меня угнетает, что такое отношение процветает в православной среде. Причем, оно еще и «идеологически» подкреплено и обосновано. Это даже у неверующих людей считается непорядочным. Но мы ведь на что-то особое претендуем, на какую-то особо-правильную жизненную позицию.

«Ах, да, мы болеем, но вы там святой водичкой покропите, маслицем помажьте, акафист почитайте, лучше семь раз. А если не поможет-то таков, знать, ваш крест. Вы же верующая, должны понимать». «Я то, надеюсь, верующая, худо-бедно, а вы вот пришли, зная, что это может на других отразиться, в чем ваш православный „пилотаж“? В том, что я акафист почитаю?»… «Да, милочка, с духовностью у вас напряги»… И начинаем скандалить, «верами» меряться…

Это правда, над моей духовностью еще работать и работать. Осуждаю? Наверное. И не наверное, а точно. И это плохо! Это так же не по-христиански, как и наше общее равнодушие друг к другу. Хочется этого не делать и относиться ко всем с любовью и с любовью пытаться что-то объяснить. Это, наверное, самое главное, чему мы должны научиться — любить. И вообще, мне нужно больше смотреть за собой. Но пока, увы, не умею.

Предполагаю, что и обо мне скажут все, что думают. И я расстроюсь, но не сильно. Потому что все это я и так о себе знаю — иллюзий не питаю.

И знаете, что для меня вообще самое страшное? Что мне самой уже становится все равно. Я все реже спрашиваю, заразен ли тот сопливый? Бывает, спрашиваю, но уже шашками не размахиваю. Раньше я высиживала со своими детьми до победного. Даже с остаточными явлениями никуда в «детские» места не приходила — просто чтобы никому ничего не объяснять. Теперь прихожу. Боюсь, что скоро и с заразными приду, правда, надеюсь, что этого все же не случится. Но вообще, равнодушие само по себе заразно, не только сопли.

А ведь как здорово, когда мы думаем друг о друге! Когда напрягусь и очень изредка это сделаю (не наплюю на другого), на душе как-то тепло становится. И мне самой даже лучше, чем тому, о ком я немножко позаботилась. Он мою хиленькую куцую заботу может вообще не заметить.

Согласитесь, ведь не стыдно признать, что мой или ваш ребенок заразен, и не прийти с ним в сад (потому что сидеть самой дома — это так скучно), на праздник или на детскую площадку, или прийти, но надеть медицинскую маску и встать в сторонке. И предупредить других мам, чтобы были осторожней. Это не означает, что он ущербный или прокаженный. Это покажет, что мы относимся друг к другу с любовью и заботой.

Естественно, болячки подцепить можно везде, но главное, наверное, что причиной неприятностей будем не мы с вами.

Если пропустили праздник, то малыш может расстроиться, да. Но какой это шикарный повод для воспитательной работы! Настоящий, жизненный! Это не сентиментальное всхлипывание, когда мы читаем трогательные детские православные книжечки, в которых все такие до невозможности хорошие, и говорим своим отпрыскам: «Видите, как ведут себя настоящие христиане, а ты…» Это шанс самим сделать то, о чем любим читать, и чем-то пожертвовать ради другого. Пусть не с радостью, а пока скрипя зубами, но хоть как-то. И попытаться объяснить это ребенку. Они же все понимают и именно в детском возрасте все впитывают. А Господь все равно даст за это больше, чем мы потеряли. Он даст хотя бы временный мир в душе и спокойную совесть.

А еще меня очень занимает один вопрос. Я искала информацию в интернете, но не нашла. Где-то регулируется, куда можно и куда нельзя приводить больных детей, с простудой, например? И можно ли «орвишному» воспитателю или учителю приходить в сад или школу? И, вообще, есть ли еще такие «параноики», как я? Просто интересно…

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Это что, все ваши? – или – Как я ждала четвертого ребенка

У меня почти нет времени «пожить для себя». Но я этого и не хочу. Потому что…

Три месяца, но вместе

Могут ли 3 месяца с умирающим ребенком быть по-настоящему счастливыми

Крик о немощи

Протоиерей Игорь Гагарин о том, стоит ли бить тарелки в гневе

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!