Любовь человеческая

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 3, 1994
Любовь человеческая

В истории сотворения человека Ветхий Завет повествует о том, что первая заповедь была заповедью плодиться. Первое благословение, дарованное человеку Господом, было благословением плотской жизни. И первое бедствие ударило по этой же сфере, хотя и не без утешения: способность плодородия не была отнята, но отныне сопряжена с тяготами.

Наш подход к сексуальной жизни стал таким сложным, что полезно вернуться к осознанию того, что Бог, сотворив нас мужчинами и женщинами, сам создал эту форму любви и хочет, чтобы она переживалась нами в своей полноте и приносила обильные плоды. Весь Ветхий Завет пронизан радостью человеческого отклика на первое великое благословение. Замужество было для женщины высочайшим достоинством, а деторождение — ее славой. Когда Ева родила первого сына, она воспела песнь ликования, ощутив близость к Богу, Который даровал ей способность соучастия в Его творчестве.

У силы творения — два аспекта. “И будут два в плоть едину”. Это единство уже само по себе есть новое творение, которое мужчина и женщина создают своим союзом. Плотское единение, даже если оно не приносит плод, по сущности своей — творчество.

В ветхозаветном восприятии Бог дает человеку пол не как область искушения, но как силу, которую нужно использовать полностью и свободно. Первые дни существования человека призвали его к творчеству для Бога и ради Его народа. Для Израиля жизнь вне брака считалась ненормальной и неблагословенной, жизнью вдали от Бога. Когда Бог принудил к такой жизни пророка Иеремию, то это было не знаком особого избрания, но образом грядущего разрушения и плача, дней, когда Господь прекратит “на месте сем <…> голос жениха и голос невесты” (Иер 16:9). Плотской жизни уделялось бесспорное, естественное место в жизни общества, на нее имели право любой мужчина, любая женщина, она была дана в удел даже рабам. Действенный противовес излишествам был обеспечен самой природой; частые беременности и забота о больших семьях расширяли сферу приложения жизненной силы.

Плотская жизнь, как мы находим ее в Ветхом Завете, руководствовалась не страхом, но радостью и ясным чувством Божественного благословения, почивающего на ней. Ощущение этого благословения мы до сих пор находим в благочестивых еврейских семьях.

Именно на этом основании Христос утвердил свое учение о жизни плоти и раскрыл перед нами более широкие перспективы. Он ограничил плотской союз только двумя партнерами. Уже это предполагало, что некоторые женщины останутся незамужними и им откроется иной образ жизни, столь же содержательный. Таким образом, жизнь в браке перестала быть единственной формой выражения человеческой природы. Более того, Он провозгласил брак нерушимой, хотя и не вечной ценностью, и подтвердил тем самым, что новая жизнь, образуемая этим союзом, несет в себе огромный заряд духовности, что брак драгоценен и для Нового Завета и что Он Сам будет блюсти его. Поэтому Он превыше всего поставил абсолютную верность мужа и жены, ради того дела, которое они начали, и это требование может быть понято и воплощено в жизнь только sub specie aeternitatis (лат. — “с точки зрения вечности.” — Ред.).

Поскольку Христос без обиняков рисовал всем чающим Царствия Небесного образ грандиозного брачного пира, нового дня, когда Он Сам и Его святые будут навсегда и нераздельно едины, мы можем предположить, насколько реальным видел Он творческое начало в браке.

Какое облегчение для нас — видеть в Евангелии, как просто Христос относится к жизни пола. Свадебный пир стал для Него поводом к тому, чтобы радость гостей возросла не только благодаря вину, но и благодаря тому, что на этом земном брачном пире Он неприметно готовил Свой пир и тем самым допустил, чтобы брак стал образом новой жизни, к утверждению которой Он приступил. А любя детей, Он благословил любовь их матерей и отцов. Конечно, нам хотелось бы чуть больше знать о том, как Он относился к проблемам, возникающим в плотской жизни. Нам рассказано о трех ситуациях, где Он встретился с “беззаконием”, и все три раза это касалась женщины. И каждый раз мы видим, насколько Он спокоен, невозмутим и учтив. Нельзя сказать, что страдания этих женщины были вызваны в первую очередь проблемами сексуальной жизни. Не принадлежали они и к тем, кто пришел к Нему за советом. Тем более изумляет, с какой осторожностью Он касается этого предмета и как Он заботится о том, чтобы они не почувствовали себя скверными и осужденными. Разговор с самарянкой становится поводом для того, чтобы открыть ей Свою Божественность. Марии Магдалине Он дарует великое прощение за то, что “она воз-любила много”. Несчастную женщину в 8 главе Евангелия от Иоанна Он освобождает от положенного по закону наказания и добавляет “и Я не осуждаю тебя”. Оценить по достоинству такую деликатность мы можем только по контрасту с Его отношением к обвинителям. Для них Он не жалеет упреков, и в Евангелии от Иоанна Его совершенно не интересует применение закона как таковое, ибо к закону по справедливости следует обращаться только людям с чистыми руками, что к обвинителям никак не относится. Итак, если Христос так береж-но обращался с грешницами, то насколько же осторожно мы должны подходить к серьезным проблемам плотской жизни.

Мы знаем, что Его и помимо этих трех случаев обвиняли за свободное обращение с “изгоями общества”. Он стремился стать им Другом, и они принимали Его в своих домах. Он обладал какой-то притягательностью, уничтожавшей пропасть между праведным и нечестивым. Сердца грешников, мгновенно обращавшиеся в камень перед лицом обвинителей, в Его присутствии раскрывались. Вряд ли следует предполагать, что все они обратились после первой же встречи с Ним; если бы это было так, Его бы ни в чем не обвиняли. Часто говорили, что Он избирал именно самых потерянных грешников, но Он ясно показал, что это не так, и что более всех удалены от Него и глубже всех погрязли в грехе гордые и жестокие сердцем. “Она возлюбила много”, когда Своей любовью Он пробудил в ней способность любить, — в этом весь смысл. Он различал хотя бы возможность любви даже в развратной жизни. Поэтому раскаявшимся блудницам будет легче “войти в Царствие Божие” и принять ту жизнь, в которой любовь — это верховная власть, нежели любому жестокосердому праведному.

Укрепившись таким образом светом отношения Христа к этому предмету, мы решаемся подойти к проблемам нашего сексуально-больного века.

Но прежде чем начать говорить об этом, следует вспомнить: по-прежнему остается истиной то, что люди вполне достигают решения своих плотских проблем либо в счастливом браке, либо в трудном браке, сложности которого они переносят с терпением и любовью, либо же вообще не вступают в брак и живут одинокой жизнью, в которой плотская энергия преобразуется таким образом, что приносит духовный плод.

Но и в трудном браке, и при одинокой жизни, которая выглядит не очень счастливой, ежедневно, как я думаю, приходится самопожертвенно делать усилия. Конечно, Бог больше радуется каждому проявлению искренней и щедрой любви, нежели скорбит о наших падениях; то, что мы рассматриваем как неполадки, Он способен увидеть совершенно в ином свете, — гораздо более ярком.

К тому же нам нужно понять, что сейчас многие потеряли опору и даже утратили само понятие о мире трансцендентных и вечных ценностей. Они видят только землю и ни во что не верят, кроме того, что говорят им чувства. Тем не менее, мы упорно применяем к ним те мерки, которыми можно пользоваться только по отношению к человеку, живущему христианской жизнью и под благодатью Божией. Даже на уровне совершенно обыденных представлений о том, что такое правильная и хорошая жизнь, мы чувствуем, что сексуальное нездоровье обретает все более серьезные основания, и это начинает угрожать жизни целых стран, так что те, от кого это зависит, должны искать новые решения и не жалеть усилий. Утешительно, быть может, вспомнить, что две с половиной тысячи лет назад пророки Исаия и Иеремия думали по этому поводу точно то же, что и мы. Иеремия говорил о своих современниках:

Я насыщал их, а они прелюбодействовали

И толпами ходили в домы блудниц.

Это откормленные кони:

Каждый из них ржет на жену другого.

(Иер 5:7 9)

А Исаия описывает женщин своего времени в не более лестных выражениях:

<…> дочери Сиона надменны

И ходят, подняв шею и обольщая взорами,

И выступают величавою поступью

И гремят цепочками на ногах <…>

(Ис 3:16)

Жизнь плоти надо открыть заново во всей ее изначальной красоте и свежести, и силе, в полноте ее реальности, как неотъемлемую часть творческой жизни и ее призвания. Где же таятся корни отклонения от здорового положения вещей?

Я думаю, один из главных источников — поздний возраст вступления в брак. Биологически идеальный возраст первых родов для девочки западной цивилизации — девятнадцать лет. Если первенец родился рано, то следующие роды почти наверняка будут легкими. Наше природное устроение таково, что предполагает полное развитие плотской силы сразу же после половой зрелости; потому и считалось, что юноши и девушки прямо из родительских рук должны попадать в устойчивые и устроенные рамки собственной семейной жизни. Будучи молодыми, они легко приспосабливались друг к другу как физически, так и душевно, и еще не были невротическими развалинами, когда появлялись дети и нарушали их покой.

Но в наше время каждые юноша и девушка проходят период сексуальной нестабильности, когда жизненные силы уже разбужены, но оставлены без всякого нормального применения. Некоторые проходят этот период легко и естественно, спонтанно направляя свободную силу в сферу других интересов. Но для многих других секс становится изначальной проблемой. Некоторым, наделенным достаточно здоровыми инстинктами, удается проскользнуть опасную зону с известной безнаказанностью, и, остепениться в счастливом браке. Но большинству везет меньше; если они следуют своему влечению к противоположному полу, то или быстро начинают чувствовать какую-то душевную усталость, отвращение, или всю жизнь ищут успокоения в любви, которая предполагалась как переходная фаза. Те же, кто сражается в одиночку, могут переживать дни отчаяния и депрессии, когда вся эта сфера предстает в негативном свете как некая ненавистная и мрачная область низменных способностей души, что переживается как иррациональное по своей сути, обессмысливающее жизнь и несущее муку вожделение.

Ранние пробуждение сексуальных интересов, потворствуют ли им или сопротивляются, сегодня часто воспринимается как угроза, как темный абсурд, который тем не менее создает поле таинственного, волнующего приключения. Самое печальное — то, что молодые испытывают свои сексуальные силы прежде их физического проявления. Опасность здесь в том, что “все это” видится в отрицательном свете, как некие импульсы, которые, будучи низменными, и не стоят того, чтобы их сдерживать. Если бы это преподносилось молодым как вверенное им сокровище силы и жизни, им бы захотелось охранять его и узнавать, как наиболее успешно это сделать.

Другой результат позднего вступления в брак — то, что часто каждый партнер привносит в брачную жизнь свое отдельное прошлое, и, если другому приходится его усваивать, это требует изрядной доли великодушия. Если же оно остается “забытым прошлым”, то всегда тлеет угроза, готовая вспыхнуть в любой момент в глупых упреках и неполадках. Но даже если встречаются два человека, для которых это их первая любовь, у каждого из них все равно сформированы взгляды в этой области. Эти взгляды могут совпадать, а могут и не совпадать. В любом случае раскрывается широкое поле для возможных конфликтов, помимо того, что необходима еще определенная физическая взаимоадаптация, а она с возрастом дается труднее.

Дальнейший источник трудностей в том, что многим молодым парам нужно — или они думают, что нужно, — много работать, и они “не могут позволить себе заводить ребенка” в первые годы совместной жизни и прежде, чем устроятся “нормально”, то есть с достаточным комфортом и средствами. Это может стать серьезной ошибкой, потому что означает неверное начало брака, препятствующее полному развитию совместной жизни и, что важнее всего, включению сексуального аспекта в саму ткань совместного бытия.

Ошибку можно заметить даже на биологическом уровне. Плотская жизнь обоих, и мужчины и женщины, гораздо шире, чем то, что происходит при непосредственном общении. Она подразумевает активность не только тела, но и души. Тело и душу не так-то легко отделить друг от друга, особенно в плотской любви. Некоторые душевные достоинства и недостатки напрямую связаны с энергией пола как, например, просыпающиеся на пятом месяце беременности в силу деятельности желез внутренней секреции материнские чувства или, с другой стороны, ревность, которая всегда коренится в сексуальной сфере, даже если внешне к ней не относится. Основа плотской жизни — в душе, а не в теле, и она представляет собой нечто гораздо большее, чем голод или жажда и не может быть утолена “земной пищей”. Сущность ее заключена в конечной причине плодородия. Следовательно, если женщина отвергает семя своего мужа, она разрушает самую сущность своей замужней жизни, и более того, плотское единство с ним. Остается что-то увечное, несущее в себе расстройство и смерть, потерявшее красоту и очарование и запах вспаханного весенним утром поля.

Сама беременность есть часть совместной плотской жизни. Для женщины это процесс невероятного физического изменения, когда принимаются за работу разные железы, изменяя всю ее физическую и духовную жизнь. И затронуты, конечно, оба партнера. Теперь, когда впервые самым важным в плотской жизни стала реальность ожидания и подготовки к новой ответственности, возможны совершено новые отношения друг с другом. Теперь требуется большая доля трезвости: супруги, будучи отцом и матерью, едины в ребенке и едины для ребенка, и эта их новая связь усиливается инстинктивным отношением ребенка к ним как к чему-то единому. Время беременности можно сравнить с плотским общением, кульминация которого — роды. Рождение ребенка происходит в пределах жизни супругов, и в момент рождения их отношения выходят за рамки простого партнерства. Кормление ребенка — следующий шаг в создании новой единой жизни и основа формирования следующего этапа брака.

Теперь мы видим, что мгновенное наслаждение — только малая часть в осуществлении единения полов. Изъятая из целого, она втягивает человека в любые страсти, влечет его к рабству и разрушению, как в браке, так и вне его. Но, воспринимаемая как часть целого — это дар Божий. Работая акушеркой, я часто думала, какой ценный дар Бог дал матерям, что они так легко забывают муки родов и находят в себе мужество проходить через них снова и снова. Во время каждых родов женщина идет по узкой тропинке, где встречаются жизнь и смерть. Это столкновение высшего порядка. Роды сродни смерти, потому что приближаются с абсолютно очевидной неизбежностью. Всякий раз кажется, что это невозможно, это нельзя пройти. Если на этом пути жену сопровождает муж, их союз укрепляется и обогащается через связь с вечностью. И с этой стороны полезно вернуться к тому, что я назвала деликатностью Христа в подходе к этим проблемам. Он всегда видел даже слабый отблеск жертвенности, доходящей до самопожертвования ради блага возлюбленного, в которой и заключается красота и святость истинного союза.

И в нашем поиске корней сексуальных проблем это приводит к еще одному моменту. За последнее столетие медицина пережила изменения революционного характера. Сегодня в экстремальных случаях выбора между двумя жизнями любой ценой спасают жизнь матери, в то время как в прошлом большей ценностью считалась жизнь ребенка. Не вынося своего суждения, мы не можем не признать, что это отражает незаметное смещение ценностей в брачной жизни с широкого поля изначальной причины до узости простого партнерства, что существенно отличается от преувеличенной значимости Ребенка с большой буквы в наше время, которая, вполне возможно, является формой бессознательной компенсации за ужасающую девальвацию жизни неродившегося ребенка.

Полезно помнить и то, что развитие медицины нанесло удар по сексуальной сфере и с другой стороны. Риск при рождении ребенка сегодня так незначителен (в развитых странах — прим. перев.), что можно вроде бы уже не считать роды высшим самопожертвованием женщины. Сегодня гораздо менее очевидно, чем сто лет назад, что плотской союз достигает границы вечности, где и обретает статус творчества и где последнее слово уже не за человеком. Сегодня слишком легко представить, как кто-то женится на квартире, материальном обеспечении, и все подчинено выгоде. Кажется, что Господь наблюдает за всем этим, позволяет людям следовать своим убогим представления о счастливом материализме, — но от каких богатств благословения и радости они отказываются в неведении своем!

Уменьшение риска при родах и снижение детской смертности показывают, что не бывает прогресса, за который не приходилось бы платить дорогой ценой. Проблема предохранения от беременности превратилась в кошмар для тех, на кого возложена ответственность в этой области, — особенно для психиатров, и, конечно, для самих супругов. Этот вопрос можно решить удовлетворительно только на внутрисемейном уровне. Опыт показывает, что если брачный союз основан на любви, решение бывает естественным. Большинство неудач в браке, несомненно, коренится именно здесь. Это проблема, решение которой не приходит со стороны. Не решить ее и законодателям. Единственный существенный совет, который можно давать извне — это пожелать супругам возрастания и углубления их любви, а также взаимного сочувствия и радости в браке; это поможет им потом найти собственное решение. И плюс ко всему мы должны помнить о том, что на плечи врачей ложится бремя, подчас невыносимое. Медики страдают от неудовлетворительной внешней поддержки и от того, что их принуждают к принятию таких решений, которые лишь отчасти закрывают проблему.

Перевод с английского Л. Чаковской 

Биографическая справка

Мать Мария (Mother Maria), в миру Лидия Гизи, родилась в 1912 г. в Базеле (Швейцария). После окончания гимназии стала медицинской сестрой. В 1937 г. в Париже была воцерковлена в Православии о. Львом Жилле. Во время войны работала в оккупированной Франции с миссией Красного Креста. В 1944 1947 гг. изучала богословие и философию в Базельском университете, получила степень доктора философии. В 1951 г. приняла постриг в Англии, в 1965 г. основала обитель Успения Божией Матери в Филгрейве, а в 1974 г. перебралась со своим монастырем в Витби. Скончалась в 1977 г.

©Sister Thekla, 1980
©Перевод. Л.С.Чаковская, 1994
Mother Maria, Human Love. // Mother Maria. The Fool and other Writings. Ed. by Sister Thekla. Whitby, 1980. Публикуется с разрешения издателя. — Ред.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: