Русь Святая и Русь окаянная

О Нобелевской лекции Светланы Алексиевич и о том, стоит ли разделять людей на «красных» и «белых» – размышляет протоиерей Александр Ильяшенко.

В своей Нобелевской лекции Светлана Алексиевич говорит о некоем «красном» человеке. Непонятно, что она понимает под этим термином, к сожалению, она его не определила. Видимо, в противовес негативному «красному», предполагается существование позитивного «белого» человека. Очевидно, что «красный» человек не заслуживает любви «белого».

Протоиерей Александр Ильяшенко

Зададим первый вопрос: а за что «белый» должен любить «красного»? За то, что «красный» действительно достаточно плохо воспитан, бывает груб, любит крепко выпить и крепко выругаться? За это точно никто любить не будет. Или за то, что когда Наполеон, объединив «белых» людей, повел их против русских, которые тогда еще не были «красными», то русские, собравшись с силами, разгромили «белых» людей и, дойдя до Парижа, разрушили общеевропейский дом, построенный Наполеоном?

Александр Сергеевич Пушкин писал, что «мы ленивы и нелюбопытны». Добавим, что и неблагодарны. Оговоримся сразу, что это – не национальный, а общечеловеческий недостаток, который в равной мере относится ко всем людям. Поэтому за то, что мы победили Гитлера или Наполеона никто ни благодарить, ни любить Россию не собирается.

Зададим себе второй вопрос: а за что «белый» человек нас не любит»? Посмотрите на географическую карту глазами европейского обывателя, то есть простого «белого» человека: что-то огромное, страшное нависает над старушкой-Европой, угрожая ядерной дубинкой.

Тогда встает третий вопрос: а что надо сделать «красному» человеку, чтобы «белый» его полюбил? Вот если «красный» человек отдаст свою ядерную дубинку кому-нибудь из умных, добрых-добрых «белых» братьев, сократит свою территорию до размеров московского княжества, и, надравшись водки, будет спать в объятьях белого медведя, тогда «белый» человек, наконец, успокоится. Может быть, он даже полюбит теперь уже совсем не страшного «красного» человека. Но к своему порогу он будет подпускать только избранных, которые хорошо потрудились, чтобы эта мечта «белого» человека воплотилась в жизнь.

Поэтому рассуждения на тему, почему Запад нас не любит, напоминает мне хныканье Паниковского, который жаловался, что его девушки не любят. Не любят и не любят, и любить не будут. Не потому что ты – «красный», а потому что ты имеешь честь принадлежать к великому русскому народу, создавшему великую державу, великую науку, великую культуру, великую историю.

В Нобелевской лекции, которая, без сомнения, пишется не один день, Алексиевич произнесла фразу: «Время надежды сменило время страха». Но в русском языке эта фраза звучит неоднозначно: можно считать, что надежда сменила страх, а можно – что страх сменил надежду. Видимо, Нобелевский лауреат по русской литературе имел в виду именно второе, но тогда она могла бы сказать, например: «Время надежды сменилось временем страха», тогда не было бы сомнений, что же имеется в виду.

Комментируя присуждение Нобелевской премии Алексиевич, некто Павел Матвеев нарисовал образную картину:

«И все ранее написанные ею тома этой эпопеи – от «Войны» до «Времени секонд хэнд» – являются своеобразными кирпичиками, ложащимися впритык один к другому – так, как это происходит, когда из кирпичей возводится стена. Но только эта стена – не та, которая разделяет людей, как приснопамятная Берлинская, и не та, которая отделяет одних от других наподобие Бутырской. Эта стена – такая, к которой можно пристроить еще три такие же. После чего навесить крышу, вставить рамы и настелить пол. И получится дом. Общий. Европейский. В свободном мире для свободных людей».

Надо думать, что в этом новом доме стены, в отличие от красных стен Бутырской тюрьмы, будут белыми, поскольку мы хотим обратиться к «белому» человеку. Но заметьте, что этот «белый дом» будет не совсем похож на обычные дома, например, на тот Белый дом, в котором живет Нобелевский лауреат Барак Обама, потому что описанный дом – это типичный барак без перегородок, без комнат, без этажей, без квартир, без дверей и даже без туалетов.

Светлана Алексиевич вспоминает, что послевоенная Белоруссия – это страна без мужчин: «Я не помню мужчин после войны в нашей деревне – во время второй мировой войны в Беларуси на фронте и в партизанах погиб каждый четвертый беларус». Интересно не только то, что она говорит, но и то, о чем она умалчивает. Когда «белые» люди в 1941 году вступили на землю Белоруссии, они издали «Воззвание». Приведем выдержки из него:

«С гражданским населением германские войска не ведут войны.

Каждый миролюбивый человек может быть уверен, что ему нечего опасаться, если он будет исполнять свою обычную работу и будет подчиняться приказаниям германских властей.

Элементы, предпринимающие враждебные действия против германских военных или гражданских властей, будут на месте расстреляны. В особенности это касается партизан, женщин, принимающих участие в военных действиях, шпионов, агентов и коммунистов-бунтовщиков, а также всех оказывающих этим злодеям помощь или вдохновляющих их к преступлениям.

В случае невозможности обнаружить виновных будут германские войска принуждаться принять насильственные меры против всего населения. Во избежание расстрела невинных заложников, сжигания домов и других суровых наказаний, обязано все население стараться обеспечить спокойствие и порядок недопущением враждебных актов. Безответственные и неисправимые нарушители порядка должны быть в личном интересе всех жителей задержаны и переданы германским властям».

Наверное, это примерный распорядок жизни в общем доме, куда нас хотят пригласить пребывать пожизненно!

В Белоруссии было уничтожено около 9 200 сел и деревень. В уничтоженной вместе с жителями Хатыни жила простая крестьянская семья Казимира и Алены Iотка, у которых было семеро детей. Младшему Юзiку было всего 2 года, по-белорусски – 2 гады. По-русски «гады» означает совсем другое. Кем же надо быть, чтобы заживо сжечь двухлетнего младенца?

Несколько конкретизируем фразу Алексиевич о том, что погиб «каждый четвертый беларус». В годы Великой Отечественной войны в Белоруссии погибло 2 230 000 жителей: белорусы, русские, украинцы, поляки, евреи, включая мужчин, женщин, стариков и детей.

На одном из памятников, стоящих в Хатыни написано: «Это никогда не будет забыто!» Думаю, что авторы памятника ошиблись. Кто об этом теперь помнит? Наверное, Алексиевич об этом знает, но не посчитала нужным включить в Нобелевскую лекцию, в которой не упоминается также ни фашизм, ни германская армия, и у неискушенного читателя может возникнуть впечатление, что во всем повинен «красный» человек.

Александр Твардовский дал гениальную характеристику русского человека:

В бой, вперёд, в огонь кромешный
Он идёт, святой и грешный,
Русский чудо-человек.

С одной стороны, русский – чудо-человек, святой, человек готовый, спасая других идти в огонь кромешный, а с другой стороны – грешный. У русского человека имеются безусловные достоинства, но имеются и несомненные недостатки. Рядом со Святой Русью темной тенью шествовала и шествует и Русь окаянная.

Салтыков-Щедрин, человек язвительный, очень умный и горячо любивший свою Родину, как-то сказал: «Если я усну и проснусь через сто лет, и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: «Пьют и воруют». Сейчас, спустя сто лет после того, как он произнес эти слова, они звучат страшно, как погребальный колокол. Мы должны знать свои недостатки и должны их исправлять, чтобы не погибнуть под их тяжестью.

Мы не должны быть агрессивными и злобными, ведь от злобы человек глупеет. Очень часто озлобляются на человека, который думает иначе, для этого достаточно посмотреть Интернет: «Ты думаешь не так, как я – значит, ты плохой». Нет, это совсем не так. Каждый имеет право на свое мнение, каждый имеет право и на ошибку. Самое страшное, когда стреляют по своим. Хочу подчеркнуть очень важную мысль, которую еще в XVIII веке высказал гениальный немецкий поэт и драматург Шиллер: «Русских победить могут только русские».

Должны мы помнить еще и то – на кого воззрит Бог? Только на кроткого и смиренного. Наши предки создали самую великую державу, не потому что были агрессивными, гордыми и даже не потому, что были воинственными, а потому что были кроткими. И по слову Евангелия, будучи кроткими, «наследовали землю». «Если Бог за нас, кто против нас?» Только бы нам быть с Ним…

Наши великие предки во время трудных испытаний являли великую мудрость, умели договариваться друг с другом, умели объединяться перед лицом общей опасности.

«Любовью и единением спасемся», как говорил Преподобный Сергий Радонежский. Вот, если мы эти слова воспримем и воплотим в жизнь, то тогда мы сможем построить настоящий, прекрасный, уютный, теплый дом, в котором всем будет жить хорошо.

Подготовила Тамара Амелина


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Неприятная правда пророков

Мы должны внимательно прислушаться к тому, что говорит Светлана Алексиевич

Стеречь в себе человека

Человек у Алексиевич – именно тот человек, к которому пришел Христос