Людмила Иванова: Театр – наглядное пособие по тому, как надо жить

|
7 октября 2016 года умерла советская и российская артистка Людмила Иванова. Почему главное – воспитывать не актеров, а людей, как создать с детьми маленькую оперу на тему Рождества и как в советское время решиться принять крещение в 9 лет – рассказывает актриса в интервью, которое было записано незадолго до ее смерти.

Люблю возиться с молодежью!

Людмила Ивановна, вся страна вас знает как легендарную Шурочку, как актрису театра «Современник». Но кроме этого вы с 1990 года возглавляете детский театр «Экспромт». Почему дети, чем работа с ними вас так привлекла?

– Я работала у Натальи Сац первые годы, и она меня заразила ощущением, что дети – это главное, и что очень важны и музыка, и театр, и живопись для детей. Это воспитание души! Вот что главное – души. И она была настолько убедительна, что просто меня заразила этой любовью!

Я люблю детей. У меня двое детей, и в школе у каждого сына я вела кружки, хотя была очень занятым человеком – и преподавала, и снималась, и играла в театре. В школе старшего у меня был театр на французском языке – ставили «Кота в сапогах» и спектакль по басням Лафонтена.

– Вы и сейчас преподаете ведь!

– Люблю вообще возиться с молодежью! Я преподаю в Славянском международном институте, с удовольствием работаю со студентами. У нас бывают фестивали, например «Чистые пруды», и мастер-классы.

Но возиться с детьми особенно интересно, и интересно заниматься с ними творчеством. Без творчества жить невозможно – кто-то сказал, что так Бог бросает нам метафору. Театр – вообще важнейшая вещь и наглядное пособие по тому, как надо жить.

– Театр сейчас, мягко говоря, разный.

– Да уж… Мне интересен тот, который воспитывает душу. Душу человека, ребенка. У нас при студии есть детская эстетическая студия. Артистов не готовим, а воспитываем людей. Стараемся, чтобы читали классику, стихи. И, конечно, есть пение и танцы. Всего 4 группы.

Устраиваем конкурсы чтецов часто. Читаем стихи – к юбилею Лермонтова, например, недавно. Это очень важно. Ведь сейчас не читают вслух в семье. Исчезла культура домашнего чтения вслух. Не пишут сочинения в школе. Катастрофа!

А ведь самое наше большое богатство – русский язык, русская литература и отношение к слову. Не дай Бог нам это потерять…

Людмила Иванова, театр «Экспромт». Фото с сайта pravoslavie.ru

Комиссия из Сретенского монастыря сказала: не надо верблюда!

Хотела сказать вам спасибо за спектакли вашего театра. Это просто находка. Вы сами как бы описали ваш театр?

– У нас маленький, но очень полезный театр – мы учим красоте, правде и добру, и это не высокие слова. Детям очень нужна красота! Театр у нас маленький, все как на ладони, и когда приходят нарядные дети и садятся – это просто волшебство!

Да, особая прелесть вашего театра – в его камерности.

– Для детей это комфортно. Особенно маленьких. Но как у маленького театра у нас есть свои проблемы. Нам иногда не хватает денег на театральные нужды, и билеты у нас крайне дешевые. Это же важно, чтобы пришла вся семья!

Я, например, благодарна папам, которые приходят с детьми. А родители потом благодарят за спектакли – эти отзывы можно почитать в книге отзывов. Огромное значение мы придаем музыке!

У нас есть свои замечательные композиторы, но мы работаем и с классикой. «Золушка» в нашем театре идет под Шуберта, «Стойкий оловянный солдатик» – под Грига, «Медной горы хозяйка» – под Мусоргского. Классика – это же важно. Плюс – маленький оркестр, живая музыка на каждом спектакле. И прекрасно поющие актеры!

– Какие спектакли ваши любимые?

– Я их все люблю, они все хороши. Мы стараемся, чтобы были спектакли по сказкам разных стран и народов: «Али-баба», «Волшебный чай» – по мотивам китайской сказки. Я прочла множество сказок! Главная идея всех сказок – осуждается жадность, стяжательство!

В нашем новом спектакле «Волшебный чай» мальчик получил волшебный камешек, кладет его в пустой ларь с мукой – там появляется мука. Потом – то же с рисом. Потом положил камушек в кошелек – мол, накормлю всю деревню. И вот к нему приходит девочка и просит два юаня – и он не дал! И тогда волшебник его превратил в дракона.

Это очень красиво – я обожаю, когда дракон летит по залу – современные дети редко пугаются. Современные мишурные шоу приучили их ко всему. А тут – верят!

Спектакль «Волшебный чай» театра «Экспромт». Фото с сайта circuses.su

– У вас есть прекрасный спектакль на рождественскую тему «Вифлеемская звезда». Расскажите о нем.

– Несколько лет назад Сретенский монастырь заказал мне рождественский спектакль для воскресных школ. И наши артисты с большим удовольствием согласились. У нас есть свои композиторы – в частности, Елена Фиштик. Она написала музыку – у нас же музыкальный театр, поющие актеры, и мы сделали почти маленькую оперу!

Изначально мы определяли ее как мистерию. У нас прелестная Мария – чистая молодая актриса, есть волхвы, жуткий Ирод, который прекрасно поет, Симеон – с великолепным голосом.

– А смерть с косой есть, как в вертепе?

– Это не совсем вертеп, это же не кукольный театр! И ведь смерть с косой – этого нет в Евангелии, мы стараемся в работе ориентироваться на Писание. Я, например, даже хотела, чтобы верблюд у нас говорил.

Мы немного отступили: когда волхвы идут с дарами, на них нападают разбойники. В Евангелии этого нет, но я подумала: хорошо бы, чтобы были какие-то драматургические препятствия, и я хотела, чтобы верблюд их отчитал. Но комиссия из Сретенского монастыря сказала: не надо верблюда! И мы его убрали!

– А со звездой как?

– Вначале мы хотели, чтобы она просто загоралась за прозрачным занавесом. Но в итоге получилось почти чудо – надо смотреть! Архангел Гавриил очень важен – он же вмешивается все время – и приносит Благую весть, и появляется перед пастухами, и приводит Марию к Иосифу. На этот спектакль надо ходить всей семьей!

Спектакль «Вифлеемская звезда» театра «Экспромт». Фото с сайта pravoslavie.ru

В нас воспитывали скромность: нельзя было мешать и выпрашивать

– Вы постоянно говорите о важности семьи, семейного воспитания – есть ли у вас какие-то принципы, советы на эту тему?

– Многое, конечно, идет из семьи… Мне кажется, что сейчас во многих семьях плохо воспитывают детей. Людям некогда! Они отправляют детей к компьютеру, айфону. Дети все время смотрят в айфон – это ужас какой-то! Они разучились думать… Чуть что – бьют ногами, и – «купи-купи-купи»! Я стеснялась в детстве попросить, было неприлично все время что-то просить. Теперь это кажется обыкновенным.

Сейчас вообще трудное время. В моем поколении воспитывали скромность. Мы понимали, что слово «нельзя» существует! Сейчас многие не понимают этого. «Нельзя врать», «нельзя мешать взрослым, когда они разговаривают». Нельзя было выпрашивать что-то бесконечно. Нельзя… Что еще было нельзя?

Нельзя было мешать окружающим и кричать «хочу»! Это было исключением.

Правила хорошего тона – это не мешать окружающим. Это на поверхности. Но глубже – это есть и в Евангелии: веди себя так, как ты хотел бы, чтобы с тобой вели себя другие.

– Расскажите немного о своем детстве.

– Меня строго воспитывали. Мой отец был профессором педагогического института, географ, прилично зарабатывал, но никаких излишеств не полагалось. Жили в одной комнате. Во мне четыре крови – предки из-подо Ржева, мамины родственники из Белоруссии. Есть и польская кровь, и украинская. Я слышала, что в Белоруссии есть памятник моему деду-партизану. Мурашко. Такая фамилия белорусская, смешная. Может быть, однофамилец. Может, родственник.

Корни – это очень важно. Это то, что держит. У меня есть старая икона, семейная, она из Белоруссии, я ее вожу с собой, ею благословляла моя прабабушка моего дедушку, когда он шел на войну. И мы недавно нашли письмо, спрятанное в иконе. 1900 год. Город Порт-Артур. Век прошел! Почти 120 лет.

Прабабушкино письмо. Фото с сайта pravoslavie.ru

А до школы я воспитывалась у бабушки. Дедушка получал небольшие деньги – он был слесарем на железной дороге. И порядки были очень строгие… Еда простая – щи, каша. У каждого – свои обязанности. Я должна была нарезать к обеду хлеб. Дедушка колол сахар – внакладку не пили. Только вприкуску. Помню, я потащила какой-то кусок, и мне дали по лбу.

– Современная культура – «культура излишеств»?

-Да, конечно. Сейчас все дети одеты распрекрасно, ярко, получают все, что хотят. Айфоны эти… Наверное, это вредно. Какая-то минимальность, аскетичность – хороши. Мы жили так: если у меня была цигейковая шубка, она мне досталась по наследству от подруги моей матери, и мы передавали следующим, и так было всегда. А когда я родила сына, я связала ему кофточку и потом смотрела, как дети в нашем дворе носят эту кофточку несколько лет подряд.

Скромность и ограниченность своих потребностей, умение ограничить себя – этого сейчас не воспитывают. Мне кажется, зря… И Толстой настаивал на том, что это необходимо. Он справедливо о многом писал. «Война и мир» – вообще моя настольная книга.

– Все современное массовое пространство для детей вы в одном из интервью обозначили как безжизненное. Безжизненное – это как?

– Должны быть живые события.

Борьба зла с добром – это и есть жизнь! А просто пустое развлечение, обозначение чувств, а не сами чувства – это не живое. Я – последователь Олега Ефремова, который считал, что показывать надо только правду. А правда – это и есть эта вечная борьба.

А что касается театра, то у нас, например, и артисты играют по системе Станиславского! Мы показываем, что зло есть, но с ним можно бороться. И если актеры играют по-настоящему, как во взрослом театре – и даже лучше – что ты им начинаешь верить, вот это и есть живое!

Спектакль «Вифлеемская звезда» театра «Экспромт». Фото с сайта pravoslavie.ru

Истину знают все, но выбирают разное

– Вы говорили, что бабушка и дедушка у вас были верующие люди. Это в 30-е-то годы. А вас приучали?

– Я сама крестилась в 9 лет! Захотела сама. Вообще дедушка молился каждый день, но меня не трогал. К партийным бабушка и дедушка не относились, но в партии состояли папа, дядя и другие члены семьи. И интересно, что на Пасху все члены партии собирались у бабушки вместе. И праздновали.

Бабушка пекла удивительные куличи, я потом тоже у нее научилась – и ванильные и шафранные. Но креститься захотела я сама. Попросила их, они пригласили священника и родителям ничего не говорили. Дедушка попросил: «Не вступай в пионеры». Я сказала: «Нет, я вступлю».

Понимаете, все честные правила, которыми руководствовались пионеры, у меня в голове соединялись с православием. Люди есть люди, много жестокого и неправильного делали – против Бога. А все хорошее, что было, – разве не от Бога?

И разве хорошего не было в то время? И партийный устав разве не похож на Евангелие?

– А потом, в зрелом возрасте, что вам помогало верить?

– Разные чудеса. Ну вот, например. Мы ездили в Загорск, отбирали материал для спектакля «Без креста» (знаменитый спектакль театра «Современник» по повести В. Тендрякова. – Прим. ред.), и там я услышала такую историю.

Мне рассказали, что одна бабушка хотела отслужить панихиду по умершему сыну. А священник попросил много денег. Она говорит: «У меня денег нет, есть кружева». И показывает ему. Он отказался. Она заплакала и ушла. Ей встретился старичок седой, говорит, что плачешь? Она рассказала.

И старичок говорит: иди, не переживай, панихида будет отслужена. И вот перед службой люди собрались, а рака с мощами Преподобного не открывается. Позвали этого священника, который отказал. Он открыл раку – а там лежат кружева, от которых он отказался. Он упал на колени и каялся. На меня эта история произвела огромное впечатление. Вы верите в чудеса?

– Да. А вы?

– Еще бы! Есть, есть…

– А в будущее нашей страны верите?

– Хотелось бы верить, что все утрясется… Хотя мне совершенно непонятно многое из того, что сейчас происходит. Ни война на Украине, ни многое другое. Я пережила войну. Я старый человек. Я же родилась 22 июня, в мой день рождения, когда мне исполнилось 8 лет, началась война. Не дай Бог, чтобы это повторилось…

Людмила Иванова в спектакле «Без креста». Фото с сайта russia-now.com

Я считаю, что истина есть на свете. И ее знают. Но поскольку Бог дал нам выбор, то выбирают разное. А знают все.

Вот недавно я гуляла на бульваре, и там отдыхали мои знакомые женщины. А подростки рядом выпили пива и бросили бутылку, недалеко от нас упала и разбилась вдребезги. Они же знают, что это плохо, но делают!

Вседозволенность пьянит! Я кричала: «Пожалуйста. Подберите осколки!» Они хохотали. И подобрали осколки мы, старые женщины. Под их хохот. Вот это катастрофа! И это их выбор! Но я не верю, что зло заложено в них, скорее это семья и окружение, время…

Мне кажется, что свет и любовь победят. Я хочу прочитать вам кусочек из нашего рождественского спектакля. Когда архангел Гавриил сказал Иосифу, что Ирод хочет убить младенца, то они уходят в Египет. Ослик – я так люблю его, детям же важно, чтобы были и верблюд, и ослик! – везет Марию. А Мария героическая женщина, прелестная совершенно актриса, с чудесным голосом, поет – это либретто на мои стихи:

В Египет, в Египет пойдем поскорей,
От страшных тиранов, от злобных людей.
Нас Бог не оставит, и Бог нас спасет,
Наш ослик шагает вперед и вперед,
Тебя я, мой Мальчик любимый, спасу,
Все тягости храбро я перенесу,
И травы увянут и вырастут вновь,
Я знаю: всегда побеждает любовь.
Любовь.
Любовь…

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Алексей Бородин: Почему я поставил “Нюрнберг”

Худрук РАМТа о том, научил ли нас чему-то фашизм

Особый ребенок на театральных подмостках

Немного есть мест, где дети с синдромом Дауна могут освоить жизнь

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: