Я сделала страшную ошибку, велев дочери быть отличницей

|
Многодетная мама Елена Кучеренко о том, почему нужно менять отношение родителей к оценкам

Когда наша старшая дочь Варя пошла в школу, я сделала страшную ошибку, которую исправляю до сих пор. Я заявила ей, что я была отличницей и того же жду от нее.

Первые пару лет всё было нормально. Она прекрасно училась, отчитывалась о своих успехах, все мы радовались ее пятеркам, гордились и т.д. Я даже не проверяла ее тетрадки, не говоря уже о том, чтобы заглянуть в электронный дневник.

Но однажды я взяла какую-то ее тетрадь, полистала и увидела закрашенную карандашом тройку.

“Варя, это что?” – строго спросила я. Дочка заплакала и призналась, что БОЯЛАСЬ, что я узнаю и буду ее ругать. Ладно бы четверка, но тройка! “Ты же сказала, что я должна быть отличницей!”

Моя дочка боялась сказать мне, что у нее что-то не получилось в школе, понимаете?!?! Я сама, своими руками выстроила между нами эту стену страха и недоверия. И к чему бы это в итоге привело, не рискну даже представить, не пролистай я ту злосчастную тетрадь.

Честно говоря, в тот момент я даже растерялась и не знала, что делать. Я просто ее обняла, сказала, что люблю, и попросила мне больше никогда не врать. И не бояться. И ушла в другую комнату – думать. И плакать.

А думала я о том, что я плохая мать и сделала всё не так. И вспоминала…

Когда Варе было года два, в нашем доме из окна выбросился молодой человек. И погиб. Он был не отсюда. Просто зашел в подъезд, чтобы вот так покончить с собой. Я знала подробности этой истории, потому что работала тогда журналистом и собиралась делать об этом материал. Но в последний момент газета решила не публиковать. Хотя это не важно. Суть в том, что он, отличник и гордость семьи, не поступил в институт и боялся сказать об этом родителям. Предпочел умереть.

“Вот у меня никогда так не будет, – думала я тогда. – Что это за родители такие”.

Да… А Варя плакала, закрашивала тройку и боялась мне о ней сказать…

Вспоминала, как сын знакомых попал в сумасшедший дом, потому что папа с мамой требовали от него пятерок, успехов, грамот, великого будущего и чтобы им не было за него стыдно . В итоге нервы и психика парня просто не выдержали. А самое страшное, что он не хотел возвращаться из “дурки” домой. Потому что, как он признавался потом, лишь там он смог вздохнуть спокойно, потому что в больнице от него не требовали быть чьей-то гордостью и достигать каких-то высот. И не нужно было получать пятерки, чтобы его ЛЮБИЛИ.

“И так у меня никогда не будет”, – была уверена я.

А моя Варя плакала, закрашивала тройку и переживала, что не сможет стать отличницей, как мама… Как ее дурная мама!

“Да, Варя, твоя мама была в школе отличницей. И институт закончила с красным дипломом. Но самый главный свой экзамен – на умение быть хорошей матерью – она сдала на твердую двойку… Да какую там двойку! На кол!”…

Нет, это я говорила не ей, а себе. И понимала, что нам теперь очень многое нужно исправить. И в первую очередь мне – в себе.

Я вспоминала, как волновалась она перед каждой контрольной. Теперь я знала – почему. Как переживала из-за четверок… И это было неправильное, нездоровое переживание.

Не думайте, я не любила ее меньше из-за этих четверок и уж тем более из-за этой закрашенной тройки. А в тот момент мне казалось, что я люблю ее даже больше, чем всегда. Мне было так ее жалко, до слез! И вы не представляете, как я ненавидела себя!

Я же точно такая, как те родители, чей сын выбросился из окна. И ничем не лучше тех, чей оказался в больнице. И я уверена, что те люди не были плохими, они просто хотели как лучше. Мы все хотим как лучше, но порой делаем это очень неправильно.

Я сама, желая как лучше, своими руками, делаю несчастным своего ребенка. Сама! Мою хорошую, любимую девочку! Которая моя первая помощница дома и так старается угодить, поддержать, облегчить мою “многодетную” жизнь.

Как легко сделать ошибку и как сложно бывает ее исправить. Я много-много раз потом говорила ей, что люблю ее не за оценки, да вообще не за что-то, и всегда буду любить, что бы ни случилось! И что – ну ее, эту “отличницу”. Главное не пятерки. Главное – стараться, делать всё, что в твоих силах, чтобы совесть была спокойна. А там будь что будет.

Я видела, что Варя сначала всё равно волновалась, когда получала четверки (четверки!!!). А потом был момент, когда она расслабилась и решила, что эта моя “смена парадигмы” означает, что можно и “подзабить” на учебу, потому что мама “всё осознала” и ей за это ничего не будет.

К четвертому классу, слава Богу, всё выправилось. Ну есть у нас парочка четверок, ну и что… Варюша даже как-то сказала мне: “Мама, помнишь, я боялась, что ты расстроишься, если я не буду отличницей? Помнишь? Мне тогда так тяжело было учиться! Я думала только об отметках! А когда мы с тобой поговорили, мне стало так легко и интересно в школе! Представляешь?.. И когда я вырасту, я хочу стать учителем начальных классов!”

Правда, недавно у нас были эти ГИА (или ЕГЭ) в конце четвертого класса, смысл которых мне, честно говоря, непонятен. Как непонятно многое в нынешней школьной программе. Варя очень волновалась перед каждым экзаменом и всё спрашивала: “А если я не сдам, меня не переведут, да?” Вот зачем маленьким детям вся эта нервотрепка, объясните?

А позавчера в Вариной школе был выпускной. Вручали грамоты отличникам. И в конце ко мне по очереди подошли несколько человек и удивленно спросили: “А что, Варя разве не отличница?” “Нет, не отличница!” – ответила я. И с внутренним облегчением поняла, что мне совсем из-за этого не обидно. У меня прекрасная, умная, добрая девочка, и главное, чтобы она была счастлива.

Правда, Варя всё это слышала и потом спросила меня: “А что, это очень плохо, что я не отличница?” (видимо, та моя ошибка всё же глубоко в ней засела). “Нет, не плохо. Главное, что ты старалась, доченька!”…

В сентябре идет в школу наша вторая дочка, Соня. Я так надеюсь не повторить с ней таких ошибок… И так боюсь их повторить… Но главное – я поняла, что ругать за оценки нельзя. Нужно любить, помогать, поддерживать, верить в ребенка, в любого. И делать так, чтобы он верил в нас – в маму и папу. А не боялся.

И еще об этих оценках… Кто-то пишет, что их вообще не нужно ставить. Я не знаю. Есть, наверное, дети, которым они необходимы. Необходимо что-то, что демонстрировало бы, чего они достигли или над чем нужно работать.

Помню, в моем классе был мальчик-троечник по всем предметам, кроме математики и чего-то еще… В этом он был гений. Он решал задачи какими-то нереальными им же открытыми методами. За что математичка тоже периодически в воспитательных целях “впаривала” ему тройбаны, но она его обожала. И приводила в пример отличникам. “Вот вы такие умные, всё по программе, всё прилизано, а у него МОЗГИ! Такие мозги! С подподвывертом! А у вас шаг вправо-влево от программы – и всё, потерялись”. Он и поступил легко куда-то в математический.

А помню еще круглого двоечника. Это было в старших классах в Африке, в школе при посольстве. Парень был вообще страшной городской шпаной и “родительским крестом”. Но он “шарил” в технике таааак! Разбирал и собирал по запчастям не только компьютер, но вообще технику любой сложности. К нему обращались за помощью все. Что с ним стало потом, не знаю, мы уехали.

Я знаю точно, что отметки – не показатель. И к ним нужно менять наше, родительское отношение.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Маргарит Лена: «Образование есть вызов»

Дети видят оправданность закона, если чувствуют, что ему предшествует любовь, обещание

Учитель: Уберите оценки из начальной школы

О самом главном в начальном образовании

Почему оценки загоняют ребенка в клетку – Дима Зицер

Надо ли родителям оценивать своих детей и как жить в системе образования, где «двойки» и «пятерки»…