«Мама, тебе не будет за меня стыдно»

Нелли Петрова ждала вестей о сыне 32 года – он пропал без вести во время службы в Афганистане. Тогда, в 1984-м, женщине сказали, что ее Сева – предатель, и она жила с этим все эти годы. «Нет, ваш мальчик – герой», – с такими словами в этом году к ней приехали генерал-майор Владимир Прытков и священник Кинельской епархии, бывший воин-интернационалист Михаил Советкин.
Статья в православной газете

Статья в православной газете

Эту историю, как говорят журналисты, «раскопала» корреспондент самарской православной газеты «Благовест» Ольга Ларькина. Она сразу предупредила: с мамой рядового Всеволода Петрова надо быть бережнее – сердце.

– Вы, пожалуйста, осторожнее с Нелли Константиновной. У нее слабое сердце. Едва речь заходит о Севе, начинает плакать, – объяснила Ольга. – Они ведь так и встречались зимой в Великом Новгороде: генерал-майор в отставке Владимир Прытков пил лекарства перед выходом из поезда, и Нелли Константиновна стояла на перроне с таблетками под рукой. Ох, боюсь, растревожите.

Так и было. Хватило двух вопросов: как Всеволод уезжал в Афганистан? Что происходило, когда он пропал без вести? – и…

Плакала навзрыд. Для Нелли Петровой всё это: призыв в армию, военкомат, страшное извещение, визит штабистов – происходило не 32 года назад. Она и теперь живет в 1984-м. Вот только вчера попрощалась с сыном:

– Помни, что я тебя жду.

– Ты тут не переживай. Мам, тебе не будет за меня стыдно.

А потом у дома остановилась незнакомая машина, выбежал человек в форме: «Ваш сын сам бросил пост, ушел и не вернулся в часть».

Всеволод Петров Фото из архива

Всеволод Петров.
Фото из архива

Напротив имени Всеволода Петрова в списке без вести пропавших воинов-«афганцев» до сих пор стоит отметка – «ЖИВ». И Нелли Константиновна верила, что Сева живой и не предатель.

– Надо было его знать. Есть люди, не способные на подлость, – объясняет немолодая женщина. – Я никогда не сомневалась в сыне. Ни на секунду. Надо было только дождаться, когда это поймут другие, когда выяснятся обстоятельства, при которых Сева пропал…

Всеволода Петрова забрали в армию из института. Парень учился на историческом, хорошо знал английский язык – его мама работала старшим преподавателем кафедры английского языка в Новгородском пединституте, была заместителем декана, читала студентам лекции по страноведению.  

Севу с другими ребятами-срочниками отправили в Афганистан – «мирить дехкан». В декабре 1984-го 19-летний Всеволод Петров пропал, а спустя четыре года Нелли Константиновна получила уведомление № 1073 «об отсутствии состава преступления в действиях рядового Петрова В.К.». Комиссия пришла к выводу, что он не оставлял пост самовольно.

– Это единственный официальный документ, доказывающий, что вины за сыном нет, – уточняет мать.

Фото: газета "Благовест"

Фото: газета “Благовест”

«Наши меня не бросят»

– О Севе Петрове я услышал в ноябре 1991 года. Очень давно, – вздыхает генерал-майор в отставке Владимир Прытков, – надо было раньше разыскать его маму, но я передоверил это ветеранам-десантникам. А они подвели.

В 1991-м я был военным советником. Мы с офицерами находились в местечке Майданшахр, примерно в 70 километрах от Кабула, где располагался командный пункт афганской нацгвардии. Однажды ко мне подошел их начальник связи, полковник армии Афганистана, и рассказал, как в 1986-1988 годах он воевал на границе с Пакистаном, под Гардезом.

Их группа попала в окружение, под обстрел. Полковник выжил, его спас родственник – спрятал у себя в кишлаке. Сам родственник был в банде душманов. Якобы у него не было выбора – забрали силой. И та же банда под Кабулом захватила в плен русского десантника. Солдат зашел в духан (лавку) за продуктами, на него напали, ударили по голове и уволокли в горы.

Пленник был совсем молоденьким, но отчаянным. Когда пришел в себя, стал брыкаться, ругаться. Душманы ему говорили: «Не дергайся. Ты сам в духан пришел». Тот в ответ: «Не сам, меня послали». Мальчишку избивали. Предлагали ему вступить в банду – им нужен был грамотный человек, советовали принять ислам. Снова избивали. А он ни в какую: «Наши за мной придут, наши меня не бросят». Дважды попытался сбежать – поймали, посадили на цепь. И через некоторое время, когда душманы добрались до границы с Пакистаном, пленника публично расстреляли.

Афганский полковник сообщил, что парня звали Севой, что он родом из северного города, начинающегося с букв «Нов…». Я записал в своем блокноте, где рядовой мог быть казнен – около какого кишлака.

Потом стал обращаться к десантникам. Предположил, из какого Всеволод полка. Связался с командиром. Мне заявили, что у них никто не пропадал, и всех погибших они вывезли. Потом встретился с председателем областного отделения Союза ветеранов Афганистана. Меня снова отшили: «Мы никого в Афганистане не оставляли».

А несколько лет назад ветераны сами на меня вышли: «Владимир Семенович, есть один ненайденный боец – Всеволод Петров из Новгорода, у него мама – вузовский преподаватель». Я спросил: «Сами с ней встретитесь?» «Да, разумеется». И не встретились. В этом году больше ждать не стал.

События ускорила встреча с армейским священником, отцом Михаилом (Советкиным), после которой мы с сыном нашли телефоны Новгородского университета.

Михаил Советкин и Владимир Прытков Фото: газета "Благовест"

Михаил Советкин и Владимир Прытков.
Фото: газета “Благовест”

«Не бывает ничего случайного»

– Мы разговорились с генерал-майором на торжественном мероприятии – у самарских курсантов начался учебный год, – вспоминает священник Кинельской епархии и сам бывший воин-«афганец» Михаил Советкин.

– Батюшка, вы служили?

– Служил, да. В Афганистане.

Стали вспоминать, и постепенно Владимир Семенович рассказал мне про Севу Петрова. Потом мы опубликовали историю в газете «Благовест» в надежде на то, что близкие парня откликнутся.Но Владимир Семенович не утерпел, сам дозвонился до Новгорода.

Счастье, что ответила именно та женщина-секретарь, которая в итоге и помогла найти Нелли Константиновну. Причем сперва она сказала, что такой сотрудницы у них нет, а потом пообщалась с коллегами и перезвонила. Это не случай, не бывает ничего случайного… Мы с Владимиром Семеновичем поехали в Новгород.

Прытков и Петрова в музее Фото: газета "Благовест"

Владимир Прытков и Нелли Петрова в музее.
Фото: газета “Благовест”

«Война открывает людей заново»

– После поездки мне позвонил какой-то человек, назвался командиром роты. Звонил из Крыма: «Зачем вы ворошите старое. Чего добиваетесь? Вы не можете точно знать, как Петров оказался в плену». Ничего не добиваюсь. Хочу, чтобы мать жила со спокойным сердцем, – говорит Владимир Прытков. – Но там, в Афгане, видимо, были и другие подробности.

Ведь Сева, попав к душманам, не просто так бросил: «Меня послали в духан». Его туда не раз посылали старшие по званию – он понимал язык. Кто послал, так и не выяснили. И на посту обычно дежурили два человека. Почему оставили одного? Кто виноват?

Я многого наслушался от того командира: что Сева не хотел воевать, что он называл войну бессмысленной и вообще был «слишком умным». И что? В плену он своих не предал и не продал. Война открывает людей заново. Кто-то становится героем, а кто-то остается один на один с совестью.

Мама Севы, по словам корреспондента газеты «Благовест» Ольги Ларькиной, в родном Новгороде сегодня часто ходит в церковь Александра Невского, где поминают солдат. Фамилия ее сына выбита на памятной доске.

«Когда его внесли в список убиенных, задолго до встречи с генералом и священником, я расстроилась. Надеялась же, что сын живой, – делится с нами Нелли Константиновна Петрова. – Но батюшка тогда сказал: «У Бога все живые». Для меня Сева таким до конца и будет».

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Дети войны (Фоторепортаж)

Они учатся справляться с опасностями, находят время на игры и на школу - они хотят жить

Последние годы. Как Советская армия покидала Афганистан

На этой неделе пройдут памятные мероприятия, посвящённые 25-летию вывода советских войск из Афганистана. Мы продолжаем публиковать…

Афганец, священник, муж и отец

- Конечно, я никогда не думал, что стану священником, - позже рассказывает отец Олег. - Первым…