Минус месяц каникул, или чиновничьи практики воспитания патриотов

|

Минобразования запустило «пробный шар»: чиновники хотят оставлять детей в школах и в течение июня. Это, как и в советские времена, будет называться «практикой». Методисты хотят хорошего – учить детей в июне патриотизму и помогать в выборе будущей профессии. Но средство для этого выбрано явно не самое лучшее…

«А как смотрите на то, чтобы в июне в школах была обязательная практика? С класса 6-го?» – 4 октября об этом написала в своем Твиттере телеведущая и член Общественной палаты Тина Канделаки.

Вопрос к родителям. Возможно, еще к старшим школьникам и учителям, но в меньшей степени. И вопрос, очевидно, не пустой – хотя Тина Канделаки (еще?) не числится в чиновниках Министерства образования и науки, в реальности общественница, теснейшим образом связанная с ведомством Андрея Фурсенко, и ее Твиттер – своего рода инструмент социального опроса.

Это значит, что достаточно скоро – собственно, если «вертикаль» Минобра сработает эффективно, то уже к следующему лету – российские школьники могут лишиться одного из месяцев летних каникул. В пользу – в пользу пока непонятно чего: очевидно, не только реальное наполнение слова «практика», но и концепцию еще необходимо разработать.

Кстати, и слухи в учительских – это в условиях молчания административной вертикали один из самых оперативных источников информации – подтверждают, что «что-то такое готовится».

Кто-то говорит о возвращении «практики» позднесоветского типа – как это было в столичных школах 1980-х годов, когда ученики практиковались в уборке территории и отмывании классных комнат после ударного учебного года. Кто-то – о реанимации еще более ранних обычаев: о походах на производство, подобных тем, что описаны в «Каникулах Кроша» Анатолия Рыбакова. Но в том, что трехмесячным каникулам для школьников скоро может придти конец, единогласны учителя самого разного профиля и из самых разных мест.

Более реальные контуры минобровская инициатива обретает, если проанализировать те пожелания, что высказывали относительно школ наши высшие чиновники в течение последнего времени. Привлечение школьников к «практике» в течение летнего месяца может решить две из таких поставленных «партией и правительством» задач.

Первая – это ставшее уже своего рода мантрой патриотическое воспитание детей. Установка на то, чтобы воспитывать в школе настоящих патриотов своей страны, знатоков истории, борцов и бессребреников, имеется и в официальных документах – преамбулах новых образовательных стандартов для средней и старшей школы.

Вторая – это взыскуемая либеральным крылом школьных реформаторов профориентация. России, как несколько раз в год высказываются чиновники и эксперты, не нужно такое количество студентов и обладателей университетского образования; стране куда нужнее квалифицированные профессионалы рабочих специальностей. Как, собственно, и почти всем странам западного мира, где постиндустриальная формация потихоньку оборачивается глобальным кризисом, и порядочный сантехник во много раз «важнее любого поэта».

И для того, и для другого компонента «школы будущего» нужно внеклассное и внешкольное время. Потому что патриотическое воспитание – это и по стандартам, и «по жизни» походы, экскурсии, поисковая работа, краеведение, даже военно-исторические реконструкции. А профориентация – это, как ни крути, стажировка на предприятиях и погружение, насколько это возможно, в их жизнь. Чтобы школьникам (хоть кому-то из них) стало интересно и завидно, а там уж дело пойдет.

Вот, видимо, для всего этого Минобразования и хочет зарезервировать один из летних месяцев, назвав это по-советски «практикой». И в теории это вполне остроумное и эффективное решение. А вот реальность преподносит как минимум два серьезных возражения, парировать которые, на первый взгляд, нечем.

Суббота для ученика

Первое возражение называется «шестидневная учебная неделя». Как известно, с этого года большинство российских школьников учатся именно по шестидневке – с понедельника по субботу. Утренние слезы самых младших, угрюмость средних школьников и откровенный саботаж старших стали вполне привычными.

Если бы учебная суббота означала, что в остальные дни дети стали учиться меньше, это можно было бы обсуждать. Но нет, дневная «норма выработки» для нынешних школьников такая же или даже чуть больше, чем во времена их родителей: в первых классах бывает по пять уроков, в шестых – по восемь, и так далее.

Стоит еще отметить, что на субботу выпадают во многих случаях и уроки физкультуры, с которыми произошла достойная отдельной статьи история: распоряжением главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко во всех школах были введены дополнительные (к двум имеющимся) уроки физкультуры, а вот о том, что теперь одного спортзала на всех не хватит, главный санврач не подумал, и суббота стала для физруков хотя бы временным спасением…

photosight.ru. Фото: Daniil Kuznetsov

photosight.ru. Фото: Daniil Kuznetsov

«Я ненавижу школу! Почему все работают пять дней в неделю, а нам приходится учиться шесть?!» – до того, как появилась шестидневка, моя дочь-второклассница ходила в школу с радостью. Сейчас ее по утрам приходится тащить туда насильно – хорошо, хоть на подходе к школьному крыльцу природа берет свое, и ребенок несколько оживляется. Не лучше обстоят дела и у одноклассников – учителя тоже отмечают, что шестидневка в сочетании с отменой перевода часов на «зимнее» время сделала школьников более раздражительными и нервными…

В этих условиях преподносить детям такой «подарок» – отнимать в пользу некой «практики» месяц летних каникул – выглядит то ли садизмом, то ли безумием.

Образ Гендальфа как лишнего человека

Допустим, однако, что первого возражения не существует: дети в школах не перенапрягаются с сентября по май и вполне жизнерадостно соглашаются на июньскую «практику». Тем более что она проходит вроде бы и не в школе, а на открытом воздухе… Тогда идея уместна? Нет, она всё равно остается довольно странной – потому что сохраняется второе и главное возражение.

Мало кому кроме чиновников непонятно это простое правило: принудиловка – не работает. Особенно она не работает в школе, поскольку найти больших скептиков, чем современные школьники, надо очень постараться. Любое разумное, доброе и вечное, поданное «от учителя» и в рамках школьной системы, почти наверняка подвергнется сомнению вплоть до полного игнорирования. Это работает примерно как «баннерорезалка» в любом современном браузере – пропаганду школьник просто не замечает.

Тем более что пропаганда в исполнении школьных чиновников (не учителей!) чаще всего такого качества, что в нее вообще трудновато поверить. Уроки портят практически всё, даже то, что, казалось бы, испортить невозможно.

Вот, например, ввели в уроки литературного чтения для малышей – Толкина. Отрывки из «Хоббита» имеются в хрестоматиях для все того же второго класса. В следующих классах есть и «Властелин колец». Казалось бы, мечты родителей, читавших того же Толкина под партой, пока учитель бормотал про образ Тараса Бульбы, исполнились?

Оказывается, школьные методисты могут испортить даже «Хоббита». Для этого потребовалась простая, но гениальная вещь – выбрать для чтения и изучения самые нудные во всей книге отрывки с описанием природы. Почти единственное место в отменно приключенческой повести, где ничего! Ровным счетом! Не происходит! Результат – второклассники, не успевшие доселе прочесть Толкина дома, говорят: писатель как писатель, ничего интересного. И вряд ли в ближайшие годы сами возьмут Профессора с полки.

photosight.ru. Фото: Брудно Алексей

photosight.ru. Фото: Брудно Алексей

Вышесказанное легко экстраполировать на потенциальные «практики»: методическая «вертикаль» Минобра может изнасиловать до неудобоваримости сколь угодно интересную и захватывающую вещь.

Военно-поисковая экспедиция? Если она будет обязательной, то вместо приключений с привкусом трагизма и, чего скрывать, элементами игры в «настоящую войну» получится «ад в болоте и палатке с комарами, лопатой и черепами».

Поездка в северный монастырь? Запросто – если добровольцы едут на те же Соловки, чтобы увидеть, услышать и понять то, что не постигнешь в городе, то принудительная поездка туда же получится очень скучной и непонятной – скрашивать обязаловку будут только сигареты и дешевый портвейн, которые у всех всё равно никто не отнимет.

Профориентации с принудиловкой тоже не получится.

Хороший пример – уличные граффити, которые не только хулиганство, но и неплохая школа дизайна. Еще несколько лет назад в Москве на заборах появлялись граффити приличного уровня, радовавшие глаз психоделическим сочетанием цветов; там можно было говорить о композиции, о трактовке, о художественном даровании исполнителя.

Это исчезло в одночасье – как только власти Москвы стали подряжать этих же уличных художников для оформления бойлерных, бетонных заборов и тому подобных «сиротливых» стен. Заказные картины получались техничные, но невыразимо скучные – больше того, чиновники-заказчики так сотрясли тусовку московских граффити-художников, что хорошие рисунки вовсе стали редкостью. Правит бал неподцензурное, но зато и неумелое самовыражение.

Итак, можно с уверенностью сказать, что все прекрасные техники, позволяющие решить проблемы патриотического воспитания и профориентации, не приспособлены к централизованному, забюрократизированному использованию. В лучшем случае «практика» оставит детей равнодушными, в худшем – вызовет отторжение, которое уже непонятно чем лечить – ведь помогавшие раньше техники будут уже скомпрометированы.

Без лицензии

Между тем, существует вполне очевидный способ превратить оба эти минуса – в плюсы и всё-таки добиться поставленных (вполне разумных) целей теми средствами, которые решило применить государство. Это очень простое решение: нужно оставить всё это в неофициальной сфере, вне контроля чиновников, на усмотрение учителя.

Тогда хороший учитель справится с задачей сам – а тот, что послабее, привлечет родителей и выпускников, и они сделают это вместе.

photosight.ru. Фото: Наталия Казакова

photosight.ru. Фото: Наталия Казакова

И летние экспедиции, краеведческие прогулки, поисковые отряды станут полноценным, причем самым лучшим для детей, отдыхом. И стажировка на предприятии из гнусной обязаловки станет интересным времяпрепровождением (к тому же там можно будет и подзаработать). Где стажироваться – опять же, могут решить и помочь родители и выпускники школы: кто-то поведет школьников на новенькую молочную ферму, а кто-то в дизайн-студию.

Почему сейчас такого не происходит, хотя рецепт счастья вполне очевиден? Дело, по всей вероятности, в самой логике системы – в том, что над системой образования прочно угнездилась чиновничья вертикаль. Попробуйте хоть что-то официально сделать с детьми без соответствующей лицензии. Не получится.

Даже обыкновенная пешая экскурсия по Москве в теплый денек не может быть проведена официально, если экскурсовод не имеет лицензии на работу с детьми. И тем более такая экскурсия не будет оплачена (учителю и экскурсоводу) как внешкольное занятие по воспитанию патриотизма. «Вы можете погулять, но соберитесь сами и сделайте так, чтобы я об этом не знала», – таков был ответ учительницы на предложение автора статьи провести в классе дочери подобную краеведческую прогулку…

Предприятия, на которые можно было бы водить группы юных «стажеров», также связаны тучей разнообразных ограничений – от запрета детского труда до техники безопасности. Поэтому и там школьников не ждут – а это значит, кстати, что и принудительные «практики» выльются во все ту же уборку территории и покраску школьных скамеек.

Только взломав эту неподвижную, ни к чему не чувствительную и сковывающую учителя, родителей и «школьную общину» в целом систему, можно продвинуться в желанных правительству патриотическом воспитании и профориентации. В последний раз это удавалось в перестроечные времена, а до того – лишь в оттепель, когда в силе было движение «коммунаров».

Но система крепка, и вряд ли изнутри можно ее демонтировать. Пока же она сильна и сковывает школу по рукам и ногам, родителям и учителям остается лишь втихую саботировать нововведения вроде этой «практики» и пытаться действовать сугубо неофициально.

Если это, конечно, еще кому-нибудь нужно…

Читайте также:

Минобру не хватает идеологов, или Какие сюрпризы готовит нам школа в 2011 году?

Рецепт хорошей школы

Чиновники убивают российскую школу

 

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Ребенок не послушает духовника, если в семье все по-другому

Но есть родители, которым можно сказать: «Спасибо за детей»

«Мы у детей ничего не просим, соблюдаем конспирацию»

Как однажды многодетные родители получили в подарок 5 телевизоров

Как в пост не раздражать детей

Чтобы дом не превратился в психиатрическую клинику

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!