Митрополит Антоний Сурожский. Три слова о преподобном Сергии

В разные годы в дни, когда Церковь чтит память преподобного Сергия, митрополитом Антонием в лондонском храме были произнесены проповеди. Мы публикуем тексты трех проповедей, сказанных владыкой в 1966, 1967 и 1971 годах.
Митрополит Антоний Сурожский. Три слова о преподобном Сергии
Фото протоиерея Сергия Правдолюбова

Память преподобного Сергия Радонежского

18 июля 1966

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В сегодняшнем евангельском чтении и послании апостола Павла есть некоторые черты, которые мне хотелось бы подчеркнуть. Первое впечатление, которое я получил, читая сегодняшнее Евангелие – это какое-то чувство, что сжимается сердце, когда видишь, что было тогда и что происходит теперь.

Тогда слово жизни, евангельское слово было совершенно ново, не потеряло своей свежести, было действительно словом живым. И ко Христу, говорящему это слово, приходили люди, истомившиеся душой, действительно голодные,действительно жаждущие – и насыщались. На берегу озера была такая давка, такая толкотня, столько народу, что для того, чтобы быть в состоянии говорить, Христу пришлось отплыть от берега.

Часто – как часто! – мы говорим и слышим и дивимся, что в России несметные толпы народа стремятся в храм, идут слушать животворящее слово Самого Бога. Мы этому дивимся, мы этих людей хвалим, а как мало из нас собираются слушать это слово, и как пуст наш храм. Престольный праздник святого Сергия – а какая была пустыня в храме, который посвящен его имени, несмотря на то, что святого Сергия мы восхваляем, дивимся его подвигу, возносим ему молитвы…

Что случилось? Неужели прав святой Андрей Критский, когда в своем каноне он говорит: Пророки потеряли силу, Евангелие не имеет больше над нами власти? Неужели слова Священного Писания остыли, неужели они потеряли свою остроту, неужели они нас не обновляют и не творят в нас жизнь? Почему, в чем дело?

И вот мне кажется, что не без связи сегодняшнее евангельское чтение и апостольское послание. Когда мы взираем на прошлое Церкви, то видим общину людей, которых коснулось животворное Божие слово, которые возгорелись духом, которые поняли, что кроме любви, кроме этого чуда Божьего Царства ничего нет стоящего на земле, и, потрясенные этой радостью, вошедшей в их жизнь, они устремились в весь мир, чтобы поделиться этой радостью, чтобы никто не остался вне этой радости. А сегодняшнее послание говорит о том, как надо давать. Тот, говорит апостол Павел, который сеет скудно, и пожнет скудно, потому что Бог любит того, кто не от принуждения, не по необходимости, а от сердца дает радость.

Не в этом ли тайна нашего внутреннего оскудения? Почему слова Писания нам кажутся вечно теми же, а не вечно новыми? Мы их получаем, мы на них радуемся, и остаемся без плода. Получив радость, мы не стремимся разделить радость, мы скудно сеем любовь, милосердие, радость, новую жизнь евангельскую, и потому они и в нас самих такие скудные.

Нам надо опомниться, потому что Христос сказал: «Не сужу вас; придет время, когда вас будет судить благая весть, которую Я принес, слово жизни, которое вы превратили в слово красоты» – мертвое слово, которое мы храним, которым мы любуемся, тогда как должны бы сеять это слово вширь и вглубь.

Придет время, когда мы дадим ответ о том, что мы получили слово жизни, слово о любви – и слово это осталось мертвым и не породило плодов. Доброхотно дающего любит Бог: того, кто по доброму хотению, не по нужде, не по принуждению дает, а от полноты сердца. И только если мы начнем давать, давать все, что у нас есть, земное и небесное, что нам дает Бог, станут животворными слова евангельские, которые мы читали. Для того, чтобы слово Божие стало жизнью, нам надо его воплотить в жизнь, иначе оно останется мертвым. Дай нам Господь мудрость и смелость и готовность услышать это слово Божие о том, чтобы давать, давать без оглядки, без меры, давать всю полноту не своего, а Божьего богатства, которое нам так щедро дается, и тогда мы увидим, что действительно богатство это не оскудевает. Аминь.

Память преподобного Сергия Радонежского

 8 октября 1967

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Вся жизнь построена как притча Господня, и всякая притча Господня – как жизнь. Если мы умели бы вглядываться в события нашей жизни, то мы не только жить научились бы, но научились бы понимать и пути Господни, и то, как войти в те сокровенные глубины, которые содержат в себе вечную жизнь.

Сегодняшний евангельский рассказ является жизнью: это событие из жизни Христа, из жизни Его учеников, из жизни нескольких десятков, а может быть и сотен людей, которые тогда были у берега моря Генисаретского. А вместе с тем, этот рассказ нам раскрывает какую-то правду и о путях духовной жизни.

Теснили Христа со всех сторон люди разные. Одни из них пришли с глубочайшими вопросами, искали вечной жизни, другие искали исцеления, некоторые хотели послушать пророка, иные хотели исследовать, кто Он… И Христос, теснимый со всех сторон, повелел Своим ученикам отвезти Его от берега подальше в лодке, так, что находясь вместе со Своими учениками на каком-то расстоянии от толпы, Он мог удобно говорить.

Здесь – первое, на что мне хочется обратить ваше внимание. Христос и теперь тесним: в нашей собственной душе Он тесним различными движениями души. То мы идем к Нему, зная, что только в Нем спасение, идем к Нему, потому что без Него жить нельзя, идем к Нему Одному, забывая себя, забывая все вокруг. А потом (порой и одновременно) сомнение в нашей душе, и колебание и любопытство роятся, и толпятся помыслы и чувства, окружая Христа внутри души нашей, как та толпа окружала Его. И Христос от нас отходит куда-то в сторону с тем, чтобы говорить нам. Если мы действительно Его ученики, мы за Ним последуем, останется на берегу толпа различных побуждений, а со Христом поступит в глубину только самое подлинное, что в нас есть, – как тогда Спасителевы ученики поступили в глубину, последовали за Ним в лодку.

Теперь подумаем об этой глубине и об этой земле. Земля представляется нам чем-то самым верным, самим прочным, в ней мы уверены, она не поколеблется, она нам привычна, она нам родная. На ней мы чувствуем себя и хозяевами и в безопасности. А рядом волны: вся неуверенность, вся опасность, все колебание. Так бывает и в нас самих. Ум представляется нам чем-то прочным, уверенным, неколеблющимся. Он управляется законами, которые все одни и те же, как нам кажется. Но уйти в глубину нашего сердца нам бывает страшно, потому что уверенности, обеспеченности, безопасности там нет. Сердце наше – во власти бури, и не только от земных ветров: от той страшной бури, которая порой поднимается в нем от веяния Святого Духа. Разверзаются в сердце такие страшные глубины, что мы рвемся обратно, в спокойную, твердую обеспеченность ума.

Вот образ, на котором хочется остановиться. Христос нас влечет в ту область, где обеспеченности и уверенности нет, но где Он есть… А мы хотим остаться спокойно обеспеченными на земле, мы не согласны перейти через колебание морское, уйти к тем глубинам, где единственная надежда – Господь (помните две бури на море Генисаретском, о которых говорит Евангелие от Матфея и Евангелие от Луки, и которые умирил только Господь). Если же мы уйдем туда, то через бурю, порой через неуверенность через эту стихию, где нет проложенных путей, мы можем дойти до Господа, до вечной жизни.

Этим путем шли святые. Возьмите сегодняшнего покровителя нашего Сергия Радонежского. Он именно так и шел. От обеспеченности, от уверенности он ушел в лес, где все было неуверенность и опасность, где единственное, что у него было верное – это Господь. И там, на этой зыби он слушал слово Господне. И когда пришло время, Христос, как и ученикам Своим, сказал: «Брось свой невод», – и он бросил невод, и собралось вокруг множество учеников. И тогда те люди, которые были на земле, которые не отчалили от обеспеченности и безопасности, вдруг увидели, что неуверенность с Богом плодотворней и богаче, чем земная уверенность без Него.

Тысячи и тысячи людей с тех потянулись к Сергиеву монастырю, пока он еще жил, а когда он умер – к его мощам, к его ученикам, к тому, что он оставил там. И теперь толпы, тысячные толпы собираются к этому монастырю. Сегодня осенний праздник его. Последний раз, когда я там был, около 30000 паломников собралось там, и теперь они молятся, молятся из глубины подлинной духовной нужды. Они действительно отошли от земли, потому что они выбрали неуверенность вместо обеспеченности и безбожия. Подумаем о них и не будем их только восхвалять, попробуем последовать их примеру. Это не древний пример, это примеры вечные, это примеры наших дней. Последуем за ними ко Христу, в полную неуверенность и необеспеченность с человеческой точки зрения, и нам будет дана та уверенность, о которой Господь сказал, что кто на Нем строит – строит на камне и не поколеблется вовек. Аминь.

Память преподобного Сергия Радонежского

18 июля 1971

Проповедь публиковалась в сборнике «Во имя Отца и Сына и Святого Духа»

 Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Из всех святых русских преподобный Сергий, может быть, самый непостижимый и таинственный. Его жизнь настолько проста, настолько прозрачна, что ее можно только созерцать. С детства он полюбил Бога простой и цельной любовью, и в течение всей своей жизни он был прост, и все проще, так, что в последнем итоге, когда в него вглядываешься, все меньше чувствуешь, что можно о нем что-либо сказать: из всех русских святых он кажется самым далеким, окутанным самым глубоким созерцательным молчанием. А вместе с тем он удивительно близок: он близок какой-то молниеносной силой своей молитвы, он близок тем, что предстоя у Бога, пред лицом Господним неразделенным сердцем, неразделенной мыслью, перед лицом Господним он возносит молитвы за всех нас, и порой чувствуется, с какой силой возвращается к нам благодать, испрошенная его молитвой.

Будем возносить свои молитвы с постоянством, с крайней простотой, со всей постижимой нам чистотой сердца к смиренному, простому и вместе с тем неумолимо цельному и чистому святому русской земли. Будем молиться о себе, чтобы по его молитвам и нам найти путь простоты и цельности, молиться о всем мире. Молиться также, особенно, и о той земле, которую он так глубоко, живо и самоотреченно умел любить, чтобы на ней (как при нем после страшного татарского ига) настала благодатная оттепель, мир, любовь и единомыслие среди людей, основанные на деле, на вере в Бога, на вере в человека, на вере в то, что Господь есть Господь истории земной, и что все события в жизни, в конечном итоге, – это тайна спасения мира.

Но для того, чтобы так молиться, нам надо самим до конца этому поверить; поверить в то, что Господь действительно среди нас есть, что Он действительно правит таинственно, порою очень страшно событиями земли. И поверить не только на слове, не только умом, но свою жизнь и себя предать в руки Божии, вчитываться в Его слово, и без пощады к себе, но с крайним милосердием к другим быть творцами, а не только слушателями слова Божия, глаголов Святого Духа. И тогда, если мы самой жизнью, тем, как мы прислушиваемся к Богу и исполняем Его волю, войдем в эту тайну безмолвия и молитвенного созерцания, через нас, так же как через святого Сергия, хотя, может быть, в гораздо меньшую меру, благодать придет на людей, которые вокруг нас, и дальше, и шире: на всех тех, которых так возлюбил Господь, что Он Своего Сына Единородного дал на смерть и на распятие, только чтобы люди могли поверить в любовь и Божию, и человеческую, уверовать и начать жить верой. Аминь.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Почему мы так боязливы? Урок княгини Ольги

Научимся же от этой женщины, хрупкой и более сильной, чем все мужчины

Четверо представителей Церкви вошли в ТОП-100 выдающихся россиян ХХ века

Это – митрополит Сергий (Страгородский), патриарх Алексий II, митрополит Антоний Сурожский и патриарх Тихон (Беллавин)

Когда погиб мой духовник, митрополит Антоний позвонил и спас меня

Отец будил дочь в пять утра, и это повлияло на всю ее жизнь

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: