Моя дочь – игроман

|
«Вместо просмотра телевизора мы ездили на роликах, играли в настольные игры, мы всегда много разговаривали…» Как планшет перечеркнул все, чем жила дружная семья. Рассказ мамы, которая просила не называть своего имени.

Елена, мама девочки с игровой зависимостью:

У нас в семье изначально упор был на отношения и общение друг с другом. Мы всегда много разговаривали, делились впечатлениями о том, что случилось с нами. Любили все вместе смотреть кино. Однажды сломался телевизор и мы долго размышляли: чинить или купить новый. Пока думали, оказалось, что без него лучше. Вместо просмотра телевизора стали вечерами всей семьей ездить на велосипедах и на роликах, если непогода – все вместе играли в настольные игры. И разговаривали, разговаривали.

Дочка училась с удовольствием, интересом, по собственной воле участвовала в олимпиадах, мы поддерживали любое ее начинание, увлечение.

Не задумываясь, подарили на шестнадцатилетие планшет. И – началось. Учеба оказалась не интересна, и с ней появились проблемы. Школьные олимпиады оказались вдруг скучными и бессмысленными. Общаться в реальности ей уже тоже не хотелось, все прежние увлечения стали не нужны.

Оказалось, что ребенок постоянно сидит в социальных сетях, общается, слушает музыку. Потом появились игры и фильмы.

К ЕГЭ отказывалась готовиться: «А какой смысл?»

Пытались разговаривать, наказывать, отнимая планшет. Никакого толку.

Помогла на тот момент работа с психологами, вновь появилась заинтересованность в учебе: дочка сдала ЕГЭ, поступила в тот вуз, в который сама захотела.

Начала учиться с воодушевлением, но после пар – планшет, до трех-четырех ночи, а в семь – вставать.

Учеба стала уже не такой интересной, малейшая неудача выбивает из колеи, причем неудачи как реальные, так и те, что происходили в виртуальной реальности.

Глобальный срыв произошел после конфликта с одним из преподавателей. Ребенок ушел в планшет с головой и (пока временно) из института – в академический отпуск.

Чем дочь занималась в отпуске – догадаться несложно: жила в планшете, ее реальность – это игры и фильмы, на улицу почти не выходила.

На просьбы помочь – огрызается, ведь она уверена – у нее нет проблем. На серьезный разговор не выходит. Только и слышу: «Мне некогда!» Раздражается, если отвлекают от планшета хоть ненадолго. Прежнее время, когда мы делились всем на свете, вспоминается как что-то далекое.

Психолог уже не помог. Новый учебный год показал, что планшет полностью победил выбранный вуз, мечты о будущей профессии. Постоянные пропуски привели к тому, что институт пришлось оставить.

Говорю, что раз не учится, нужно идти работать. Отказывается: «Я есть перестану, но работать не пойду».

Я обратилась к психиатру, он сказал, что требуется стационарное лечение. Но ребенок отказывается, угрожает сделать что-нибудь с собой, если мы пойдем против ее воли.

Я вымотана, постоянно в борьбе за дочь, ищу специалистов, думаю, что делать. А ей – хорошо в этом мерцающем виртуальном мире, ее ничего не тревожит…

Сейчас, столкнувшись со всем этим, я знаю – такое может случиться с каждым, и доверительное общение с родителями, совместные интересы – совсем, совсем не страховка.

Планшет необходимо жестко ограничивать у всех детей, зависящих от родителей. Ограничивать по времени и по контенту. У нас с мужем между собой не было четких договоренностей насчет ограничений. Это повлияло на ребенка.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
“Он ничего не хочет!” Когда ребенок живет без интереса

Протоиерей Максим Первозванский о том, как заставить детей жить, а не впадать в зависимость

Протоиерей Андрей Лоргус: Из дивана человек выберется сам

Самое простое, что может сделать семья – спихнуть сына в армию, но это не поможет

Вырос и лежит на диванe

Как быть, если ребенок взрослый и ничего не хочет?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: