Петр Мамонов: Господь ради нас взошел на Крест, а мы у Него что-то просим

В конце февраля гостем передачи «Церковь и мир», которую на телеканале «Россия-24» ведет председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион, стал актер, музыкант, поэт Петр Мамонов. Предлагаем читателям «Правмира» видео и текст передачи.

Митрополит Иларион: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Вы смотрите передачу «Церковь и мир».

В Неделю о блудном сыне Церковь вспоминает одну из притч Иисуса Христа — о сыне, который потребовал у отца наследство, не дожидаясь, пока тот умрет, а потом ушел в далекую страну, промотал все деньги, голодал, и, наконец, вспомнил об отце и вернулся. И отец, все эти годы ждавший сына, принял его без единого слова упрека. Принял так, будто этот блудный сын и не уходил от него.

Господь Иисус Христос учит нас, что любовь Божия подобна любви этого отца. Бог принимает и прощает всех нас как Своих сыновей и дочерей, даже тех, которые отказывались от Него и вели злую и бессмысленную жизнь.

Сегодняшний наш гость — актер, музыкант, поэт Петр Мамонов — один из тех людей, которые на личном опыте пережили встречу с Богом. Здравствуйте!

Петр Мамонов: Здравствуйте, дорогие зрители! Здравствуйте, владыка!

Когда я, уже в зрелые годы, начал читать Евангелие, эта притча на меня произвела неизгладимое впечатление, которое не оставляет меня и по сей день. Вы сказали, что отец вышел навстречу сыну. Я уточню: он выбежал навстречу.

Так было и со мной. Помните картину Рембранта, на которой изображен сын, обхвативший колени отца? Так вот, вся жизнь с Богом, все, что происходит в жизни — для меня это коленнопреклонное положение сына, промотавшего все отцовское наследство, и только в таком положении я стараюсь просить Бога жить, общаться с ближними. Ведь всегда возникают вопросы: как быть? Как поступить? Но если на земную жизнь смотреть с этой позиции, то все становится ясно.

Митрополит Иларион: Думаю, многие ощущают себя блудными сыновьями, когда читают эту притчу и узнают свою собственную историю. Ведь зачастую у людей молодость проходит так, как она прошла у блудного сына, ибо в молодости кажется, что все позволено, и тогда человек погружается в пороки, живет страстями, удовольствиями, начинает действительно проматывать во всех смыслах то наследие, которое получил от Бога — не только материальное, но и, например, свои таланты…

Потом, в зрелом возрасте, у многих людей (не у всех, к сожалению) наступает некое отрезвление и зачастую случается, что человек на каком-то этапе своей жизни останавливается и спрашивает себя: а что же происходит? Для чего я живу? Он вспоминает, что Бог есть. Он понимает, что в жизни есть иные, духовные ценности, и начинает переосмысливать всю свою жизнь.

П. Мамонов: Когда в 45 лет я стал задаваться вопросом «зачем?» — у меня было все: слава, работа, жена, дети, деньги. Но мне в какой-то момент стало незачем жить. Я потерял смысл жизни. Прочитав притчу о блудном сыне, я плакал. Меня пробило, если говорить современным языком. И постепенно я стал карабкаться вверх, стремиться к горнему, читать молитвослов. У меня остался мой первый маленький молитвослов, где я отметил галочкой, с какими молитвами, видите ли, я согласен.

И так, «комариными шажками», как говорит один мой знакомый священник, в Царство Небесное. Ведь благодать может находиться в трех немытых тарелках. Поэтому если удается каждый день делать какие-то маленькие шажочки в сторону Бога, жизнь складывается и начинает меняться очень серьезно. Появляются новые знакомства, новый круг общения, новые интересы в жизни, новые привычки, увлечения. Как сказал Пушкин: «Привычка свыше нам дана: Замена счастию она».

В человеке все — привычка. Очень важно, к чему мы привыкаем. А привыкаем мы к тому, что любим. Благодаря Вам я познакомился с творениями преподобного Исаака Сирина, который открыл мне, что Бог есть любовь, и свет этой любви заливает нас, и Отец бежит нам навстречу и вручает перстень, знак сыновнего достоинства. Это смело все мои жизненные установки. Все у меня изменилось.

Митрополит Иларион: Очень часто люди задаются вопросом: в чем, собственно, разница между верующими и неверующими? Ведь и те, и другие живут вместе, ходят на работу, ведут себя более или менее одинаково, а иной раз случается, что неверующие оказываются даже приличнее верующих. В чем все-таки смысл?

Вы говорите, что у Вас было все: деньги, слава, семья, дети, — то есть как бы все, что необходимо человеку для счастья, а счастья при этом не было и смысла в жизни Вы не видели. И Вы сказали очень важную вещь: то, что дает человеку Бог, невозможно описать никакими словами. Это именно то измерение в жизни, которое придает смысл всему человеческому бытию, потому что мы все, по сути, делаем одно и то же, что верующие, что неверующие. Работа может нравиться или не нравиться, семейная жизнь может сложиться или нет — все это встречается и у тех, и у других. Но верующий человек, когда идет на работу, понимает, что тем самым он служит Богу. И любая работа, любая профессия, за исключением тех, которые связаны с грехом, может быть служением Богу.

П. Мамонов: Это очень важный момент.

Митрополит Иларион: Служить Богу может не только священнослужитель. Возможность служить Богу есть у каждого, будь то актер, поэт, писатель, дворник, рабочий завода — кто угодно. Ведь что мешает, скажем, человеку, выполняющему на заводе механическую работу и практически заменяющему робота, при этом внутренне молиться Богу и ощущать себя стоящим на коленях перед Милосердным Отцом?

П. Мамонов: Мы сами делаем выбор. Мы свободны, потому что любить может только свободный человек. Поэтому Господь нас создал свободными. Вы сказали очень важную вещь, что служить Богу можно всегда, везде, даже чистя зубы, слушая рок-музыку, столь ненавистную некоторым. Здесь важный момент: когда приходит вера, внутренне ты все время стоишь перед Богом.

У меня был интересный случай. Я коллекционирую виниловые пластинки. Как-то раз выбирая в одном из магазинов любимые пластинки, я вдруг увидел, что другой покупатель достал именно ту, которую мне хочется. Потом отложил ее в сторону, пошел что-то искать, а у меня первая мысль была взять эту пластинку, быстренько оплатить и уйти. Стоп, думаю, а Господь? Он ведь все видит. И я отказался от мысли ее взять, внутренне скрутил себя. В следующий свой приезд в этот магазин стоит эта же пластинка, словно меня дожидается. Вот как откликается Бог на наше стремление к Нему. Если мы сверяем свои поступки с Его заповедями, то Он нам воздает во стократ больше — хорошим настроением, самочувствием, нетварной Божественной энергией, благодатью.

Тот маленький опыт веры, который у меня накопился за все эти 20 лет жизни в Церкви (я уже знаю, что он у меня есть), я не отдам, ибо уже не хочу ничего другого. Я хочу только туда — последним, слабым, но туда.

Митрополит Иларион: Вы сегодня несколько раз упомянули имя Исаака Сирина, который многим нашим телезрителям, наверно, совершенно неизвестен. Я хочу рассказать телезрителям историю нашего с Вами знакомства. Сегодня мы с Вами впервые встретились лично и познакомились минут 20 назад, но заочно мы с Вами знакомы много лет. Мы вместе участвовали в одном проекте.

Есть такой святой, который жил в VII веке в Сирии. Он был монахом, пустынником, отшельником. И он писал книги, даже, возможно, он их не писал, а говорил своим ученикам и те за ним записывали. Потеряв зрение, он стал диктовать ученикам свои труды. Эти произведения адресованы сирийским отшельникам VII века, но их до сих пор по всему миру читают самые разные люди, не только монахи или отшельники.

Вы читаете эту книгу постоянно. Почему? Да потому что Исаак Сирин совершенно удивительным и неповторимым образом говорит о любви Божией. Достоевский читал Исаака Сирина и многое из его творений вошло в поучение старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы». Зачастую люди забывают, что Бог есть любовь и думают, что Бог это кто-то, кто в лучшем случае накажет за зло и поощрит за добро. Так даже детей иногда учат: не делай этого, Боженька накажет. Понятно, что Бог и наказывать умеет. Но, прежде всего, Бог — источник любви. Он Сам есть любовь. Даже если Он наказывает, то не для того, чтобы отомстить, а для того, чтобы научить.

П. Мамонов: Наказание от слова «наказ».

Митрополит Иларион: Совершенно верно. И Исаак Сирин удивительным образом об этом пишет.

Проект, в котором мы с Вами участвовали, заключался в том, что мы вместе делали аудиозапись моей книги об Исааке Сирине, которую я написал почти 20 лет назад. Вы читали все цитаты из Исаака Сирина, а я читал авторский текст, и таким образом мы с Вами внутренне пережили слова этого замечательного автора. Потом не раз, слушая Ваши интервью, знакомясь с тем, что Вы говорите, я замечал, что Вы постоянно ссылаетесь на Исаака Сирина. Мне это очень приятно.

П. Мамонов: Я эту книгу читаю снова и снова. И каждое новое прочтение, как и Священное Писание, открывает то, что было мне неведомо прежде. Такие удивительные простые вещи. Например, добродетель — матерь печали, пишет отец Исаак. Добродетель, сделанная без скорби, не вменяется в добродетель. Значит, творя добро, приготовься к скорби. Мы хотим сделать добро и хотим, чтобы оно тут же к нам вернулось.

Митрополит Иларион: Чтобы все оценили, чтобы награду получить.

П. Мамонов: Исаак Сирин пишет: «Снедь нищих ­гнусна богатым». Это о том, что если человек узнал, что есть другая пища, другая жизнь, то он уже не будет принимать наркотики, пить и так далее. Это очень важный момент для нынешних молодых людей и для меня тоже. В этих суррогатах не может находиться счастье, блаженство, которого мы жаждем, ибо мы созданы бессмертными, созданы быть с Богом в раю. Мы жаждем вечного блаженства, наивно полагая, что найдем его в героине. Но там этого нет. У дьявола ничего нет, поэтому дать он ничего не может.

У меня были всякие вредные привычки, да и сейчас иногда случаются падения. Но я твердо знаю, что там нет того, что есть только у Бога. И «снедь нищих гнусна богатым» — это все время со мной. Вот, Исаак Сирин, казалось бы, жил в VII веке, а он и сегодня рядом.

Митрополит Иларион: Он рядом, и говорит так, будто живет в наши дни.

П. Мамонов: Он говорит так понятно, будто знает всю нашу жизнь, и в следующий момент я подумаю, прежде чем что-то сделать. Я его открыл для себя. И его невозможно помногу читать: две-три фразы откладываешь, и можно несколько дней с этим жить.

Митрополит Иларион: Мне было 20 лет, когда я принял монашество. Это было в Вильнюсе в Свято-Духовом монастыре. Я жил в келье, где стены были обклеены белыми обоями. Как-то раз на стене я записал какое-то изречение из творений Исаака Сирина. Просто, чтобы запомнить. А потом мне это так понравилось, что вскоре все стены были исписаны изречениями подвижника. Я жил в этой келье, мог взглянуть на стену и прочесть, что мне сегодня говорит Исаак Сирин.

Хотел бы напомнить еще одно его изречение, которое Вы, конечно, знаете: не называй Бога справедливым, потому что если бы Бог был справедлив, ты бы уже давно за свои грехи был в аду. А Бог вместо того, чтобы тебя наказать, отдал для тебя самое лучшее и самое дорогое, что у Него есть — Своего Сына.

Здесь мы возвращаемся к теме блудного сына. Отец не только ждал его, не просто вышел, выбежал, как Вы говорите, навстречу, он бросился ему на шею, возложил на него перстень в знак сыновнего достоинства. Так же и Бог ждет и любит каждого человека. Исаак Сирин напоминает: не думай, что Бог кого-то любит больше, а кого-то меньше. Или что Он больше любит праведников, а меньше грешников. В любви Божией нет градаций «больше» или «меньше». Бог любит всех. Он тебя любит. Он любит каждого. И если ты этого не ощущаешь, то не потому, что Бог меньше тебя любит, но потому что ты Его меньше любишь. Если ты чувствуешь, что ты далеко от Бога…

П. Мамонов: Идолы в сердце. Место занято. Наше сердце определенных размеров. Душа определенных размеров.

Митрополит Иларион: Бог стучится — ты не открываешь. Бог тебе в уши вкладывает, говорит какие-то слова, а ты Его не слышишь.

П. Мамонов: Бог создал вокруг тебя этот мир, а ты не видишь. Это что, все само собой возникло? Вчера я слушал, сказал один умный человек, что вероятность того, что Вселенная возникла сама — десять в минус пятьдесят третьей степени, то есть это практически ноль. Тогда, он говорит, вероятность существования Бога — все остальное.

Митрополит Иларион: Совершенно верно.

П. Мамонов: Человек — думай, взвешивай, раз ты такой умный.

Митрополит Иларион: Вероятность того, что Бог существует, что Он за нами следит и нас любит, стопроцентная.

К сожалению, наше время истекло. На этом я хотел бы попрощаться с Вами и с нашими телезрителями, а также поблагодарить Вас за участие в этой передаче и за все то доброе, что Вы делаете.

П. Мамонов: Спасибо всем. Я еще хочу высказать одну мысль: мы забываем, что Господь ради нас взошел на Крест, а мы от Него хотим порядка, здоровья. Это не те дары. Другого надо желать — быть с Ним во всех обстоятельствах, которые Он нам дает.

Митрополит Иларион: Аминь.

Текст: patriarchia.ru


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи