“Почему я?” – спрашивают пострадавшие петербуржцы у священника

|
В Санкт-Петербурге в понедельник днем произошло два взрыва в метрополитене. Более 10 человек погибли, около 50 пострадали. В каждую из больниц, куда отвезли раненных, были направлены священники Санкт-Петербургской епархии для оказания духовной поддержки родственникам и пострадавшим. «Правмир» поговорил с одним из этих священников - иереем Владиславом Антоновым, настоятелем храма святого Луки Войно-Ясенецкого при НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе.
Иерей Владислав Антонов. Фото: aquaviva.ru

Иерей Владислав Антонов. Фото: aquaviva.ru

— У вас получилось пообщаться с пострадавшими в больнице? 

— Сегодня я находился в больнице, пообщался с сотрудниками института, медперсоналом, встречался с потерпевшими, с людьми, которые находятся в состоянии средней тяжести и с пациентами в ожоговой реанимации. Я много не общался, поймите правильно: там проводятся операции, медицинские процедуры. Я подошел, предложил духовную помощь, духовное окормление. Все находятся буквально в шоковом состоянии. Это большая, великая трагедия. Наша задача — молиться, чтобы Господь помог нам это пережить, дал силы перетерпеть. Конечно, наши соболезнования родственникам убиенных. Будем молиться и просить у Бога помощи.

— У вас был уже опыт кризисного общения с людьми?

Поскольку я являюсь настоятелем храма при НИИ скорой помощи, у меня есть опыт общения. Это институт скорой помощи, люди попадают в экстренные ситуации. И я имел опыт общения и с медперсоналом, и с родственниками людей, попадающих на больничную койку. Поэтому поехал пообщаться и помочь. Мне трудно сейчас комментировать происходящее. Все просто поражены трагедией, по-другому не сказать.

— Священники сегодня в больницах делали примерно то же самое, что делают кризисные психологи? Или ваша задача отличается? К неверующим людям вы могли подойти и поддержать?

— По роду своей деятельности мне приходится общаться и верующими, и с неверующими. Один из ветеранов, прошедших Великую Отечественную войну, сказал: «В окопах неверующих не бывает». Конечно, в таких ситуациях людям нужно оказывать и психологическую, и духовную помощь. Именно в экстренной, кризисной ситуации выясняется, что человек не готов принимать реальность такой, какая она есть. И в тот момент, когда у человека не хватает собственных сил пережить ситуацию, нам помогает Господь. Помогает молитва, когда мы к Богу обращаемся. И когда это исходит от священника, люди понимают, что Господь находится сейчас рядом с ними, не оставляет их одних.

Конечно, есть особенность общения с неверующими, когда у них возникают вопросы: «А почему я? Почему так произошло?» Я стараюсь объяснить, что для каждого человека в рамках промысла Божьего нужно ставить вопрос не «почему?», а «для чего?». Для того, чтобы пережить это. После таких кризисных ситуаций, их переживания они задумываются о смысле жизни, о своем существовании, и приходят к тому, что существование без Бога немыслимо. Конечно, бывают случаи, когда люди начинают ожесточаться: что вот, Господь им не помог в этот момент. Но мы понимаем, что помимо божественной воли бывает человеческая воля, она тоже бывает как со знаком плюс, так и со знаком минус.

— У вас сегодня кто-то из пострадавших спрашивал, как Господь мог допустить такое? Как Он допускает такие трагедии?

— Еще раз повторюсь, что есть воля Божья, а есть воля человеческая. Если Господь допустил этому случиться, значит, это лежит в рамках промысла Божиего. Есть вещи и выводы, которые мы не можем понять прямо сейчас по данной ситуации. Я думаю, пройдет какое-то время, и мы поймем, для чего Господь допустил эти жертвы. Все-таки наша страна православная, называется, по крайней мере, Русью православной, и наша задача — сохранить ту веру, которая была заложена нашими предками. Как только мы начинаем отрицать веру наших предков, мы сами опускаемся в пучину маловерия, смут и сомнения. Сегодняшнее событие — теракт, трагедия — это явный признак того, что нашему обществу есть куда стремиться и развиваться.

— Но близких погибших сегодня людей это мало утешит. Если им сказать эти слова сейчас, вряд ли они откликнутся.

— Я прекрасно это понимаю. Да, это просто шоковое состояние для родственников, в первую очередь — погибших, для родственников раненых. Шоковое состояние буквально у всех. Мне звонили сегодня родственники и друзья, знакомые звонили из разных городов, и все спрашивают: «Как вы?»

— Да, «живы ли»?

— «Были ли в том вагоне?»… Я думаю, нам нужно набраться терпения, помолиться, попросить у Бога помощи. Рана тяжелая, и шрам, конечно, останется. Но рана затянется со временем.

Фото: Антон Ваганов / ТАСС

Фото: Антон Ваганов / ТАСС

— А что делать со страхом? Ведь он поселяется мгновенно в душе: ты боишься ехать в метро, боишься ехать в автобусе.

— Страх ведь можно по-разному объяснить. Есть страх психологический, и в этом случае актуальна помощь психологов. А есть страх духовный. И для него у нас есть слово Божие, которое говорит: «Не бойся, только веруй». Надо понимать, что Господь прошел этим путем — путем смерти и страданий, Он уже это знает, это видел. Если Он прошел и преодолел это, значит, и мной этот путь преодолим.

Мы сейчас не будем брать бытовой страх, страх того, что человек будет бояться ехать в метро или ходить в общественные места. Для него, конечно, этот шрам останется и переживания будут. Но для верующего человека есть веский аргумент и веское слово — Господь не оставляет находящихся в беде. Господь поможет, предложит нам Свою помощь. Тяжело очень. Сложнее всего это осознать. Когда это показывают по телевизору и все находится за тысячи километров от тебя, это одно. А когда понимаешь, что рядом с тобой есть те люди, которые живут в соседнем доме или на соседней улице, и люди погибли… Тяжело очень.


 

п/п
ФИО, возраст  Состояние
1  Велиев Заур, 28 лет Средней тяжести
2  Неизвестная, примерно 70 лет  Тяжелое
3  Неизвестная, примерно 35 лет  Тяжелое
4  Эвелина Антонова, 24 года  Тяжелое
5  Неизвестная, примерно 20 лет  Тяжелое
6  Бугрова Ирина Леонидовна, 46 лет Средней тяжести
7  Петрухина Светлана Николаевна, 62 года Средней тяжести
8  Малыха Нина Ивановна, 64 года Средней тяжести
9  Бугрова Анастасия Витальевна, 19 лет Средней тяжести
10  Слесаренко Анжелика Геннадьевна, 41 год Средней тяжести
11  Куварин Константин Дмитриевич, 21 год Средней тяжести
12  Захарченко Владимир Константинович, 20 лет Средней тяжести
13  Семенов Максим Сергеевич, 20 лет Средней тяжести
14  Власов Александр Валерьевич, 18 лет Средней тяжести
15  Баранцевич Игорь Алексеевич, 21 год Средней тяжести
16  Хокшакакбаров Шурикджон Мухамматович Средней тяжести

Источник

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Александр Ткаченко: Люди не прощают священнику формализм

Почему не надо говорить тяжелобольным «Не бойся, Господь с тобой»

Питер, я люблю тебя!

Город с человеческим лицом: после взрыва петербуржцы признаются в любви Санкт-Петербургу

Дорогие петербуржцы, не проиграем страху!

Письмо в Петербург из Волгограда от многодетного отца, выжившего при взрыве

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: